«КОРОЛЁВСКИЙ ДОМ» (часть 2)

Отправлено 31 мая 2016 г., 9:49 пользователем Владимир Беляшин   [ обновлено 24 окт. 2016 г., 10:16 ]


    Итак, Совету дома удалось-таки найти свидетелей, которые подтверждают этот благородный факт биографии Сергея Павловича Королёва: отдать свою премию на строительство дома для сотрудников.

    Однако начнём вот с чего…

Кое-что о королёвской топонимии


    Как известно, есть такая наука топонимика изучающая географические названия (топонимы), их происхождение, смысловое значение, развитие, современное состояние. В более узком смысле —  для обозначения совокупности названий (топонимов) на конкретной территории применяется термин топонимия.

    Помимо официальной топонимии существуют народные географические названия или народные топонимы, обозначающие название географического объекта, возникшее в народно-разговорной речи и существующее наряду с официальным названием.

    Немало народных топонимов и в нашем наукограде: Кукуй, Директорский дом, Финский поселок, Козье поле, Старый и Новый гастрономы, Спиридоновская дача, Королёвский дом, Китайская стена, Пила, Кукуруза, Три поросенка и т.д.

    Как видно даже из этого, далеко неполного перечня народных названий городских кварталов, улиц, домов, магазинов, они (топонимы) сохраняют память:

 об их строителях (Кукуй — по названию московского района, где жили в большинстве своем выходцы из Германии при Петре I — строили в том числе и пленные немцы);

 о времени строительства (Старый — 30-е годы и Новый гастрономы — 1959);

Старый гастроном, фотография И.А.Сафоронова, 1946 год


Новый гастроном, фотография О.Глаголевой, 2013 год


 о выдающихся людях, проживавших в том или ином доме (Директорский дом, Спиридоновская дача).

Спиридоновская дача, улица Карла Маркса, № 10а (фотография из интернета)


Флигель дачи Алексея Сергеевича Спиридонова, директора НИИ-88 с 1953 по 1959 годы (фотография из интернета)


    А какую информацию можно, так сказать, сосчитать (от «считка») с интересующего нас топонима «Королёвский дом»? Давайте рассуждать.

    Первое. Этот дом связан с человеком, носящим фамилию Королёв.

    Безусловно. Но с каким? Ответ однозначен: в 50-е годы прошлого века самым авторитетным среди всех калининградских Королёвых был Главный ракетный конструктор — Сергей Павлович Королёв. А потому только с ним!

    Второе. Предположение, лежащее, так сказать, на поверхности: Королёв жил в этом доме.

    Неверно — ибо этот дом был построен в 1953 году, а Сергей Павлович с 1946 по 1957 годы жил в нашем городе в Директорском доме (№ 4 по улице Карла Либкнехта).

    Третье. Королёв каким-то образом был причастен к появлению дома № 25 по улице Карла Маркса.

    Действительно, Сергей Павлович принимал самое непосредственное участие в возведении этого дома для своих ближайших сотрудников — в качестве… спонсора (опять переходя на современный сленг).

    Подведем черту: топоним «Королёвский дом», который (топоним) появился, по свидетельству нашего известного историка-краеведа Раисы Дмитриевны Позамантир, еще когда только-только начали рыть котлован, однозначно свидетельствует об участии отца-основателя города Сергея Павловича Королёва в строительстве именно этого здания.


Порыв души


    Люди старшего поколения прекрасно помнят те времена середины ХХ века, когда всё, что было связано с Королёвым, строжайшим образом засекречивалось: и город Калининград, и сам Главный конструктор (он, к слову, подписывал свои статьи в центральных советских газетах псевдонимом «Сергеев»), и, что самое главное, его работа. Поэтому вполне логичным выглядит предположение о том, что полученная им премия за серию ракет «Р», которые после успешных испытаний сразу же были приняты на вооружение в 1950 году, также была засекречена (кстати, это мнение и сотрудников музея РКК «Энергия»).

    То, что Сергей Павлович в минуты острой житейской необходимости (как в случае обеспечения необходимейшим жильем своих ближайших сотрудников — например, семья Анатолия Абрамова, впоследствии лауреата Ленинской премии, доктора технических наук, заместителя Генерального конструктора ОКБ-1, ютилась вшестером с тремя маленькими детьми в комнатке на улице Коминтерна) или душевного подъема в связи с тем или иным триумфом, каковых в его жизни было немало, без долгих раздумий и советов с «вышестоящими товарищами» принимал нужные ему решения (другими словами, брал ответственность на себя), в том числе и касающиеся материальных средств (а уж собственных и подавно), секретом не было.

Анатолий Петрович Абрамов, 1960 год (фото из архива Абрамовой Н.А.)


    Лишним подтверждением этому служит рассказ Андрея Владимировича Калмыкова, бабушка которого — Александра Васильевна Калашникова-    Калмыкова — одной из первых получила квартиру (№53) в том самом «Королёвском доме», где до сих пор проживает и он сам.

    Кстати, не могу не отметить тот замечательный факт в биографии 40-летней(!) Александры Васильевны, старшего инженера отдела №4 ОКБ-1, что Указом Президиума Верховного Совета СССР за выполнение спец.задания правительства она была награждена медалью «За трудовую доблесть» (20 апреля 1956) и орденом «Знак Почета» (21 декабря 1957).

Александра Васильевна Калмыкова, 1957 год (фото из архива Калмыкова А.В.)


    Итак, рассказ А.В.Калмыкова: «В сентябре 1991 года, после окончания МГТУ им.Баумана, я пришел в РКК "Энергия" в отдел №773 (кураторский), где и познакомился с кадровым сотрудником предприятия, ведущим инженером Борисом Николаевичем Свечкиным (умер примерно в 2003 году).

    Каждый год в День космонавтики Борис Николаевич всегда вспоминал тот далекий уже апрельский день 1961 года, когда вскоре после успешного завершения полета Юрия Гагарина к ним в цех спустился сам Королёв.

    СП обходил цех, поздравляя рабочих с их общей победой. Подошел он и к 16-летнему ученику токаря Боре Свечкину — невысокому, тощеватому пареньку. Узнал его имя, поздравил, похлопал по плечу и спрашивает:

— Свой табельный номер помнишь?

— Нет, конечно, — громко отвечает Борис, а сам думает: "Зачем спрашивает?"

— Тогда давай пропуск.

— Нет у меня с собой пропуска.

— Ну, дай мне бланк какой-нибудь, наряд-заказ что ли…

    Борис засуетился, но ничего похожего не нашел. Тогда СП отрывает от какого-то чертежа чистый клочок бумаги и пишет на нем: "Бухгалтерия. Выдать Свечкину Б.Н. 120 рублей премии", подписывает, отдает пареньку со словами: "Пойдешь в бухгалтерию, получишь премию" и идет дальше по ликующему цеху.

    Оказавшись через некоторое время рядом с бухгалтерией, Боря, ни на что не надеясь, "пригнув уши к затылку" (по его собственному выражению), просунул в окошко тот самый клочок чертежа, и… получил аж целых 120 рублей.  На эту гигантскую тогда для него премию он купил себе первый костюм… И всю жизнь вспоминал этот порыв души Главного конструктора».


Что и требовалось доказать


    По аналогии с юриспруденцией в исторической науке (раздел «источниковедение») существует такое негласное правило: если при утере какого-либо исторического документа три человека, независимо друг от друга, подтверждают факт, содержащийся в утраченной бумаге, их свидетельства приравниваются к архивному документу.

    Появились такие свидетельства и у Совета дома.

    Cвидетельство первое. Авторитетнейший королёвский краевед, научный сотрудник историко-художественного музея Борис Яковлевич Ежов (1930-2009) в своей статье «Преодолеть синдром "закрытости"» («Калининградская правда», № 7 от 25 января 2007 года) пишет четко и однозначно: «У нас есть жилой дом, который построен на личную премию Сергея Павловича Королёва. Это дом № 25 в Подлипках на улице Карла Маркса, в народе называемый "Королёвским", но на стенах его нет об этом факте никакого упоминания».

    Свидетельство второе. Рассказывает Наталья Сергеевна Королёва: «После смерти отца некоторые его сотрудники Анатолий Петрович Абрамов (1919-1998), Аркадий Ильич Осташёв (1925-1998), Борис Евсеевич Черток (1912-2011), Виктор Павлович Легостаев и другие ежегодно 12 января [в день памяти Королёва] собирались у меня в доме. Не помню точно, в какие годы и кто из них вспоминал и его неординарный поступок: отдать свою премию на строительство дома для ближайших соратников. Но об этом говорилось не раз, это точно».

    Добавлю очень важную информацию: после нашего разговора с дочерью Королёва в декабре 2013 года Наталья Сергеевна созвонилась теперь уже с бывшим Главой города и Председателем Совета депутатов Валерием Александровичем Минаковым и повторила ему эту информацию. А 13 января 2014 года, когда в городе чествовали Главного конструктора, В.А.Минаков в личном общении у памятника на проспекте Королёва подтвердил намерение создать по весне комиссию для обследования состояния «Королёвского дома»… Но последующие известные события внесли свои коррективы в это обещание увы!

    Свидетельство третье. Об этом поведал Владимир Ильич Малых, королёвский краевед, работавший c 1969 по 1980 годы в Министерстве Оборонной промышленности СССР: «Заместителем начальника Технического управления МО был тогда В.М.Земцов, работавший прежде в ОКБ-1. Как-то, в приватной беседе, узнав, что я живу в Калининграде, Вениамин Митрофанович рассказал следующее: когда в начале 50-х годов на счет предприятия пришла довольно большая денежная сумма (премия), которой в числе других награждался и Главный конструктор, главный бухгалтер ОКБ-1 подошел к нему и спросил, как поступить с его частью премии перечислить на сберкнижку или выдать на руки? "Перечисли на счет капитального строительства, для дома 25," последовал ответ».

    Свидетельства четвертое, пятое, шестое etc. Об этом невероятном по сегодняшним меркантильным временам решении Сергея Павловича вспоминают, естественно, и жильцы «Королёвского дома»: в первую очередь дети и внуки сотрудников Главного конструктора:

  • Бондаренко Татьяна Николаевна (квартира № 16),

Николай Денисович Бондаренко (1915-1997),

участник Великой Отечественной войны, начальник первой экспедиции на Байконуре, председатель Совета ветеранов войны и труда РКК «Энергия»

(фото 1965 года из архива Бондаренко Т.Н.)


  • Калмыков Андрей Владимирович (квартира № 53),

Александра Васильевна Калмыкова (1917-2001),

начальник сектора отдела 022 ЦКБЭМ

(фото 1980 года из архива Калмыкова А.В.)


  • Северова Татьяна Анатольевна (квартира № 30),

Анатолий Александрович Северов (1920-1995),

лауреат Государственной премии СССР, доктор технических наук, профессор, начальник материаловедческого комплекса ОКБ-1

(фото 1969 года из архива Северовой Т.А.)


  • Тумовский Борис Евгеньевич (квартира № 16),

Евгений Александрович Тумовский (1923-1989),

участник Великой Отечественной войны, секретарь парткома КПО «Энергия» в 50-е годы

(фото 1975 года из архива Тумовского Б.Е.)


  • Фокин Александр Владимирович (квартира № 37),

Владимир Николаевич Фокин (1923-1978),

лауреат Государственной премии СССР, заслуженный изобретатель РСФСР, начальник сектора отдела «Камеры сгорания» КБ ХИММАШ

(фото 1973 года из архива Фокина А.В.)


  • Черномашенцева (Тишкова) Елена Аркадьевна (квартира № 36)

Тишков Аркадий Иванович (1920-2000),

лауреат Ленинской премии, доктор технических наук, начальник лаборатории «Аэродинамика» ЦНИИМАШ

(фото 1985 года из архива Черномашенцевой Е.А.)


    Таким образом теперь можно совершенно определённо говорить о том, что у Совета дома есть этот самый пресловутый документ, ибо все эти независимые и абсолютно автономные «показания свидетелей» тождественны документальному подтверждению факта передачи С.П.Королёвым своей премии на строительство именно этого дома.


Время действий


    Ну и в заключение подытожим вышеизложенное:

  • В исторической части наукограда Королёв (в так называемом «Старом городе») находится один-единственный жилой дом, который Сергей Павлович Королёв построил для своих ближайших сотрудников в том числе и на свои собственные средства.

Фото Ольги Глаголевой


  • Дом № 25 по улице Карла Маркса является зримой памятью отеческого отношения Сергея Павловича Королёва к своим сотрудникам из НИИ-88 (ныне ЦНИИМАШ) и ОКБ-1 (РКК «Энергия»), о чем вспоминает уже упоминавшийся И.В.Кострюков: «О своем коллективе он всегда заботился. …Сергей Павлович лично выбирал для своих сотрудников квартиры с лучшей планировкой…»
  • Этот уникальный дом, который без преувеличения можно назвать «гнездо птенцов Королёва», был буквально «нашпигован» людьми, без которых Главный конструктор не смог бы так быстро воплотить в жизнь все свои замыслы.
  • В 1953 году на фоне 2-3-хэтажек «Северного квартала» этот чудо-дом действительно смотрелся неким огромным (восемьдесят две квартиры!) «дворцом» с оригинальным и богатейшим фасадом: роскошной центральной пятиэтажной частью, двумя скромными «флигелями» пониже и… двумя прекрасными вазонами, впервые украсившими городскую крышу.

Фотография Евгения Рыбака


  • В городе не было и нет другого жилого здания, в котором практически на каждом этаже жили лауреаты Ленинской и Государственной премий.

    Вывод напрашивается сам собой: «Королёвский дом» должно безотлагательно привести в надлежащее состояние из уважения к памяти отца-основателя города и к тем, кто своим трудом создал ракетный щит нашей Родины (о его плачевном состоянии красноречиво свидетельствует и современный вид тех самых «чудо-вазонов»). Хотя бы к грядущему 70-летнему юбилею РКК «Энергия»!


(Окончание следует)


©  Ольга ГЛАГОЛЕВА, 2014-2016 гг.


Comments