Архив_Старый город


"Моя улица" — улица Циолковского

Отправлено 28 окт. 2016 г., 3:17 пользователем Владимир Беляшин   [ обновлено 28 окт. 2016 г., 3:20 ]



    «Моя улица» — это программа об истории домов и улиц, событий и людей нашего города. Об истории, полной загадок и поразительных открытий. Об истории, почти забытой нами...







Видео YouTube


«КОРОЛЁВСКИЙ ДОМ» (часть 3)

Отправлено 24 окт. 2016 г., 9:38 пользователем Владимир Беляшин   [ обновлено 27 окт. 2016 г., 4:47 ]



    Созданный в 2012 году Совет дома буквально со дня своего образования неустанно хлопотал о приведении в надлежащее состояние дома-памятника как самому Сергею Павловичу (вернее, его благородному поступку), так и тем его соратникам, кто своим трудом создали ракетный щит нашей Родины (о наших «хождениях по мукам» мы уже рассказывали в предыдущей статье:     http://skr.korolev-culture.ru/staryj-gorod/arhiv-1/koroleevskijdomcast2 ).

    И вот наконец наши четырехлетние хлопоты увенчались успехом: дом потихоньку приводят в порядок (а хотелось бы все же побыстрее), а 15 сентября сего года на совместном совещании представителей РКК «Энергия» и членов Совета дома было принято долгожданное решение об установке на нем памятной доски.

Эскиз мемориальной доски


    Это торжественное мероприятие будет приурочено к 110-й годовщине со дня рождения Сергея Павловича Королёва — 12 января 2017 года (о нем мы непременно расскажем нашим читателям).

    А сейчас познакомим вас с еще одним нашим жильцом, удивительную историю жизни которого совсем недавно нам рассказала его внучка Светлана Сергеевна Симакова.


Торжество справедливости


    Как уже говорилось, в нашем доме в 50-е годы прошлого века жило как много именитых жильцов, так и менее именитых, но в определенные моменты даже более нужных Сергею Павловичу Королёву работников для осуществления поставленной перед ним грандиозной задачи.

    Показательна в этом смысле история старшего мастера 101-го цеха предприятия Ивана Ивановича Арефьева, получившего двухкомнатную квартиру № 56 в пятом подъезде по приказу самого СП (сейчас здесь живет семья его внучки Светланы).



     В 1932 году 21-летний токарь Иван Арефьев пришел на завод № 8 имени М.И.Калинина. За десять лет «доработался» до старшего мастера и стал таким виртуозом, что 7 июня 1942 года за образцовое выполнение заданий Правительства по производству и освоению новых видов вооружения Указом Президиума ВС СССР был награжден медалью «За трудовую доблесть».

    В июне 1943 года, будучи эвакуированным вместе с заводом на Урал, добровольцем ушел в Красную Армию, где служил телефонистом в 3-й роте 1-го батальона 53-го ОЗЛПС (отдельного запасного линейного полка связи) 3-го Прибалтийского военного округа 20-й армии.

    В августе 1944 года был уволен в запас по болезни, «связанной с нахождением на фронте» (запись из книжки красноармейца Арефьева). Из-за развившегося двухстороннего туберкулеза легких 6 марта 1945 года ему была присвоена вторая группа инвалидности. Тогда же 33-летний И.И.Арефьев вернулся на завод, теперь уже № 88. Его семья, в которой было уже трое детей (младший сын Сергей родился в год окончания войны), жила в комнатке одного из деревянных домов на улице Ленина.

    Шло время… Иван Иванович, как водится, стоял в очереди на получение нового жилья. Очередь растянулась на долгие восемь лет. Но вот дом № 25 по улице Карла Маркса стал заселяться первыми жильцами… А тут как раз подошла и очередь Ивана Ивановича, но… Как это частенько бывает, его «подвинули»: ордер на жилье отдали совсем другому человеку. Арефьев не стал спорить и жаловаться — не в его характере это было, хотя, безусловно, переживал…

    Как-то хорошо знавший и ценивший «золотые руки» токаря-виртуоза Сергей Павлович Королёв столкнулся с ним на заводе. Обсудив дела, Главный конструктор поинтересовался, когда же Арефьев будет устраивать новоселье. Узнав о том, что предназначавшуюся ему квартиру отдали другому человеку, СП среагировал тут же: практически в одночасье справедливость была восстановлена — и 25 ноября 1954 года Ивану Ивановичу Арефьеву был вручен заветный орден на право занять жилплощадь в «Королёвском доме», где он и прожил до кончины в 1983 году.

И.И.Арефьев в последние годы жизни у своего подъезда, 1980 год (фотография из семейного архива)


    Не могу не привести несколько выдержек из Трудовой книжки И.И.Арефьева:

    «21 декабря 1957 года Указом Президиума ВС СССР за выполнение спец.задания Правительства награжден орденом «Знак Почета»;

    11 ноября 1958 года по Приказу начальника предприятия за активное участие в выполнении специального задания объявлена благодарность и премирован 500-ми рублями [по тем временам просто огромные деньги!];

    30 сентября 1971 года присвоено звание ветеран ЦКБЭМ».

    Вот какие замечательные соратники С.П.Королёва жили в нашем доме!

© Ольга ГЛАГОЛЕВА,

заместитель председателя Совета дома,

октябрь 2016 года



«КОРОЛЁВСКИЙ ДОМ» (часть 2)

Отправлено 31 мая 2016 г., 9:49 пользователем Владимир Беляшин   [ обновлено 24 окт. 2016 г., 10:16 ]



    Итак, Совету дома удалось-таки найти свидетелей, которые подтверждают этот благородный факт биографии Сергея Павловича Королёва: отдать свою премию на строительство дома для сотрудников.

    Однако начнём вот с чего…

Кое-что о королёвской топонимии


    Как известно, есть такая наука топонимика изучающая географические названия (топонимы), их происхождение, смысловое значение, развитие, современное состояние. В более узком смысле —  для обозначения совокупности названий (топонимов) на конкретной территории применяется термин топонимия.

    Помимо официальной топонимии существуют народные географические названия или народные топонимы, обозначающие название географического объекта, возникшее в народно-разговорной речи и существующее наряду с официальным названием.

    Немало народных топонимов и в нашем наукограде: Кукуй, Директорский дом, Финский поселок, Козье поле, Старый и Новый гастрономы, Спиридоновская дача, Королёвский дом, Китайская стена, Пила, Кукуруза, Три поросенка и т.д.

    Как видно даже из этого, далеко неполного перечня народных названий городских кварталов, улиц, домов, магазинов, они (топонимы) сохраняют память:

 об их строителях (Кукуй — по названию московского района, где жили в большинстве своем выходцы из Германии при Петре I — строили в том числе и пленные немцы);

 о времени строительства (Старый — 30-е годы и Новый гастрономы — 1959);

Старый гастроном, фотография И.А.Сафоронова, 1946 год


Новый гастроном, фотография О.Глаголевой, 2013 год


 о выдающихся людях, проживавших в том или ином доме (Директорский дом, Спиридоновская дача).

Спиридоновская дача, улица Карла Маркса, № 10а (фотография из интернета)


Флигель дачи Алексея Сергеевича Спиридонова, директора НИИ-88 с 1953 по 1959 годы (фотография из интернета)


    А какую информацию можно, так сказать, сосчитать (от «считка») с интересующего нас топонима «Королёвский дом»? Давайте рассуждать.

    Первое. Этот дом связан с человеком, носящим фамилию Королёв.

    Безусловно. Но с каким? Ответ однозначен: в 50-е годы прошлого века самым авторитетным среди всех калининградских Королёвых был Главный ракетный конструктор — Сергей Павлович Королёв. А потому только с ним!

    Второе. Предположение, лежащее, так сказать, на поверхности: Королёв жил в этом доме.

    Неверно — ибо этот дом был построен в 1953 году, а Сергей Павлович с 1946 по 1957 годы жил в нашем городе в Директорском доме (№ 4 по улице Карла Либкнехта).

    Третье. Королёв каким-то образом был причастен к появлению дома № 25 по улице Карла Маркса.

    Действительно, Сергей Павлович принимал самое непосредственное участие в возведении этого дома для своих ближайших сотрудников — в качестве… спонсора (опять переходя на современный сленг).

    Подведем черту: топоним «Королёвский дом», который (топоним) появился, по свидетельству нашего известного историка-краеведа Раисы Дмитриевны Позамантир, еще когда только-только начали рыть котлован, однозначно свидетельствует об участии отца-основателя города Сергея Павловича Королёва в строительстве именно этого здания.


Порыв души


    Люди старшего поколения прекрасно помнят те времена середины ХХ века, когда всё, что было связано с Королёвым, строжайшим образом засекречивалось: и город Калининград, и сам Главный конструктор (он, к слову, подписывал свои статьи в центральных советских газетах псевдонимом «Сергеев»), и, что самое главное, его работа. Поэтому вполне логичным выглядит предположение о том, что полученная им премия за серию ракет «Р», которые после успешных испытаний сразу же были приняты на вооружение в 1950 году, также была засекречена (кстати, это мнение и сотрудников музея РКК «Энергия»).

    То, что Сергей Павлович в минуты острой житейской необходимости (как в случае обеспечения необходимейшим жильем своих ближайших сотрудников — например, семья Анатолия Абрамова, впоследствии лауреата Ленинской премии, доктора технических наук, заместителя Генерального конструктора ОКБ-1, ютилась вшестером с тремя маленькими детьми в комнатке на улице Коминтерна) или душевного подъема в связи с тем или иным триумфом, каковых в его жизни было немало, без долгих раздумий и советов с «вышестоящими товарищами» принимал нужные ему решения (другими словами, брал ответственность на себя), в том числе и касающиеся материальных средств (а уж собственных и подавно), секретом не было.

Анатолий Петрович Абрамов, 1960 год (фото из архива Абрамовой Н.А.)


    Лишним подтверждением этому служит рассказ Андрея Владимировича Калмыкова, бабушка которого — Александра Васильевна Калашникова-    Калмыкова — одной из первых получила квартиру (№53) в том самом «Королёвском доме», где до сих пор проживает и он сам.

    Кстати, не могу не отметить тот замечательный факт в биографии 40-летней(!) Александры Васильевны, старшего инженера отдела №4 ОКБ-1, что Указом Президиума Верховного Совета СССР за выполнение спец.задания правительства она была награждена медалью «За трудовую доблесть» (20 апреля 1956) и орденом «Знак Почета» (21 декабря 1957).

Александра Васильевна Калмыкова, 1957 год (фото из архива Калмыкова А.В.)


    Итак, рассказ А.В.Калмыкова: «В сентябре 1991 года, после окончания МГТУ им.Баумана, я пришел в РКК "Энергия" в отдел №773 (кураторский), где и познакомился с кадровым сотрудником предприятия, ведущим инженером Борисом Николаевичем Свечкиным (умер примерно в 2003 году).

    Каждый год в День космонавтики Борис Николаевич всегда вспоминал тот далекий уже апрельский день 1961 года, когда вскоре после успешного завершения полета Юрия Гагарина к ним в цех спустился сам Королёв.

    СП обходил цех, поздравляя рабочих с их общей победой. Подошел он и к 16-летнему ученику токаря Боре Свечкину — невысокому, тощеватому пареньку. Узнал его имя, поздравил, похлопал по плечу и спрашивает:

— Свой табельный номер помнишь?

— Нет, конечно, — громко отвечает Борис, а сам думает: "Зачем спрашивает?"

— Тогда давай пропуск.

— Нет у меня с собой пропуска.

— Ну, дай мне бланк какой-нибудь, наряд-заказ что ли…

    Борис засуетился, но ничего похожего не нашел. Тогда СП отрывает от какого-то чертежа чистый клочок бумаги и пишет на нем: "Бухгалтерия. Выдать Свечкину Б.Н. 120 рублей премии", подписывает, отдает пареньку со словами: "Пойдешь в бухгалтерию, получишь премию" и идет дальше по ликующему цеху.

    Оказавшись через некоторое время рядом с бухгалтерией, Боря, ни на что не надеясь, "пригнув уши к затылку" (по его собственному выражению), просунул в окошко тот самый клочок чертежа, и… получил аж целых 120 рублей.  На эту гигантскую тогда для него премию он купил себе первый костюм… И всю жизнь вспоминал этот порыв души Главного конструктора».


Что и требовалось доказать


    По аналогии с юриспруденцией в исторической науке (раздел «источниковедение») существует такое негласное правило: если при утере какого-либо исторического документа три человека, независимо друг от друга, подтверждают факт, содержащийся в утраченной бумаге, их свидетельства приравниваются к архивному документу.

    Появились такие свидетельства и у Совета дома.

    Cвидетельство первое. Авторитетнейший королёвский краевед, научный сотрудник историко-художественного музея Борис Яковлевич Ежов (1930-2009) в своей статье «Преодолеть синдром "закрытости"» («Калининградская правда», № 7 от 25 января 2007 года) пишет четко и однозначно: «У нас есть жилой дом, который построен на личную премию Сергея Павловича Королёва. Это дом № 25 в Подлипках на улице Карла Маркса, в народе называемый "Королёвским", но на стенах его нет об этом факте никакого упоминания».

    Свидетельство второе. Рассказывает Наталья Сергеевна Королёва: «После смерти отца некоторые его сотрудники Анатолий Петрович Абрамов (1919-1998), Аркадий Ильич Осташёв (1925-1998), Борис Евсеевич Черток (1912-2011), Виктор Павлович Легостаев и другие ежегодно 12 января [в день памяти Королёва] собирались у меня в доме. Не помню точно, в какие годы и кто из них вспоминал и его неординарный поступок: отдать свою премию на строительство дома для ближайших соратников. Но об этом говорилось не раз, это точно».

    Добавлю очень важную информацию: после нашего разговора с дочерью Королёва в декабре 2013 года Наталья Сергеевна созвонилась теперь уже с бывшим Главой города и Председателем Совета депутатов Валерием Александровичем Минаковым и повторила ему эту информацию. А 13 января 2014 года, когда в городе чествовали Главного конструктора, В.А.Минаков в личном общении у памятника на проспекте Королёва подтвердил намерение создать по весне комиссию для обследования состояния «Королёвского дома»… Но последующие известные события внесли свои коррективы в это обещание увы!

    Свидетельство третье. Об этом поведал Владимир Ильич Малых, королёвский краевед, работавший c 1969 по 1980 годы в Министерстве Оборонной промышленности СССР: «Заместителем начальника Технического управления МО был тогда В.М.Земцов, работавший прежде в ОКБ-1. Как-то, в приватной беседе, узнав, что я живу в Калининграде, Вениамин Митрофанович рассказал следующее: когда в начале 50-х годов на счет предприятия пришла довольно большая денежная сумма (премия), которой в числе других награждался и Главный конструктор, главный бухгалтер ОКБ-1 подошел к нему и спросил, как поступить с его частью премии перечислить на сберкнижку или выдать на руки? "Перечисли на счет капитального строительства, для дома 25," последовал ответ».

    Свидетельства четвертое, пятое, шестое etc. Об этом невероятном по сегодняшним меркантильным временам решении Сергея Павловича вспоминают, естественно, и жильцы «Королёвского дома»: в первую очередь дети и внуки сотрудников Главного конструктора:

  • Бондаренко Татьяна Николаевна (квартира № 16),

Николай Денисович Бондаренко (1915-1997),

участник Великой Отечественной войны, начальник первой экспедиции на Байконуре, председатель Совета ветеранов войны и труда РКК «Энергия»

(фото 1965 года из архива Бондаренко Т.Н.)


  • Калмыков Андрей Владимирович (квартира № 53),

Александра Васильевна Калмыкова (1917-2001),

начальник сектора отдела 022 ЦКБЭМ

(фото 1980 года из архива Калмыкова А.В.)


  • Северова Татьяна Анатольевна (квартира № 30),

Анатолий Александрович Северов (1920-1995),

лауреат Государственной премии СССР, доктор технических наук, профессор, начальник материаловедческого комплекса ОКБ-1

(фото 1969 года из архива Северовой Т.А.)


  • Тумовский Борис Евгеньевич (квартира № 16),

Евгений Александрович Тумовский (1923-1989),

участник Великой Отечественной войны, секретарь парткома КПО «Энергия» в 50-е годы

(фото 1975 года из архива Тумовского Б.Е.)


  • Фокин Александр Владимирович (квартира № 37),

Владимир Николаевич Фокин (1923-1978),

лауреат Государственной премии СССР, заслуженный изобретатель РСФСР, начальник сектора отдела «Камеры сгорания» КБ ХИММАШ

(фото 1973 года из архива Фокина А.В.)


  • Черномашенцева (Тишкова) Елена Аркадьевна (квартира № 36)

Тишков Аркадий Иванович (1920-2000),

лауреат Ленинской премии, доктор технических наук, начальник лаборатории «Аэродинамика» ЦНИИМАШ

(фото 1985 года из архива Черномашенцевой Е.А.)


    Таким образом теперь можно совершенно определённо говорить о том, что у Совета дома есть этот самый пресловутый документ, ибо все эти независимые и абсолютно автономные «показания свидетелей» тождественны документальному подтверждению факта передачи С.П.Королёвым своей премии на строительство именно этого дома.


Время действий


    Ну и в заключение подытожим вышеизложенное:

  • В исторической части наукограда Королёв (в так называемом «Старом городе») находится один-единственный жилой дом, который Сергей Павлович Королёв построил для своих ближайших сотрудников в том числе и на свои собственные средства.

Фото Ольги Глаголевой


  • Дом № 25 по улице Карла Маркса является зримой памятью отеческого отношения Сергея Павловича Королёва к своим сотрудникам из НИИ-88 (ныне ЦНИИМАШ) и ОКБ-1 (РКК «Энергия»), о чем вспоминает уже упоминавшийся И.В.Кострюков: «О своем коллективе он всегда заботился. …Сергей Павлович лично выбирал для своих сотрудников квартиры с лучшей планировкой…»
  • Этот уникальный дом, который без преувеличения можно назвать «гнездо птенцов Королёва», был буквально «нашпигован» людьми, без которых Главный конструктор не смог бы так быстро воплотить в жизнь все свои замыслы.
  • В 1953 году на фоне 2-3-хэтажек «Северного квартала» этот чудо-дом действительно смотрелся неким огромным (восемьдесят две квартиры!) «дворцом» с оригинальным и богатейшим фасадом: роскошной центральной пятиэтажной частью, двумя скромными «флигелями» пониже и… двумя прекрасными вазонами, впервые украсившими городскую крышу.

Фотография Евгения Рыбака


  • В городе не было и нет другого жилого здания, в котором практически на каждом этаже жили лауреаты Ленинской и Государственной премий.

    Вывод напрашивается сам собой: «Королёвский дом» должно безотлагательно привести в надлежащее состояние из уважения к памяти отца-основателя города и к тем, кто своим трудом создал ракетный щит нашей Родины (о его плачевном состоянии красноречиво свидетельствует и современный вид тех самых «чудо-вазонов»). Хотя бы к грядущему 70-летнему юбилею РКК «Энергия»!


(Окончание следует)


©  Ольга ГЛАГОЛЕВА, 2014-2016 гг.


«КОРОЛЁВСКИЙ ДОМ» (часть I)

Отправлено 24 мая 2016 г., 0:30 пользователем Владимир Беляшин   [ обновлено 24 окт. 2016 г., 10:15 ]



    — А теперь посмотрите в левые окна автобуса, — предложила экскурсовод. — Только что мы с вами видели памятник Сергею Павловичу Королеву на проспекте его имени, а вот этот дом-памятник Главный конструктор сотворил, что называется, своими собственными руками. Он был построен в 1953 году по его инициативе и на его личные средства — потому и называется в народе «Королёвский дом».

(Из экскурсии по городу Королёву)


 

Год 1942-й


 

    Обер-фельдфебель Отто Ангемахт заерзал в кресле (затекли ноги) и глянул на часы. «Ого, да уже почти полдень… Ну, что же, задание выполнено: кроме Москвы захватил еще и этот малоинтересный объект — ни какого тебе завода (немцы «охотились» за артиллерийским заводом № 8), ни стоянки самолетов, ни зениток, ни складов, ни переброски пехоты или танков, наконец…

    Только что-то такое невнятное — типа фабрички что ли (завод так хорошо замаскировали, что немцы вместо него бомбили торфяники, где были построены фанерные «заводские здания»)… Несколько капитальных домов… Крошечные деревенские домишки-бусинки… Леса, поля, перелески… Ну да ладно, щелкну еще разочек, для контроля, и на базу — пора обедать».

 

Немецкая карта, 1942 год

 

 

    Он развернул свой «Фокке-Вульф» Fw 189 (в Германии этот самолет-разведчик, после пролета которого по обнаруженным целям следовал немедленный артиллерийский или бомбовый удар, прозвали «Летающий глаз», у нас — «Рама»), снизился до тысячи метров (ниже не решился, да и оба стрелка запротестовали) и сделал контрольный снимок.


«Рама»


 

    Размещенный через семьдесят лет в Интернете, этот уникальный снимок позволяет разглядеть наш город образца 40-х годов прошлого столетия с высоты «птичьего полета». Отчетливо видны корпуса завода, дома на улице Коминтерна, домишки на улице Ленина, деревня Куракино, лесные массивы и поля, окружающие город с трех сторон.

    Ну а в тот августовский день второго года войны обер-фельдфебель Отто Ангемахт без происшествий вернулся на базу и даже в самом страшном сне не мог увидеть, что через три года Германия будет повержена, а в этом малоинтересном по его мнению пригороде Москвы в 1946-м появится человек, который откроет новую эру в истории человечества и превратит этот действительно неприметный тогда городок в космическую столицу России.


 

Год 1948-й


 

    Вот уже два года (с 13 мая 1946 года), после выхода Постановления Совета Министров СССР за подписью Иосифа Виссарионовича Сталина, в строжайшей секретности создавалось ракетное вооружение страны, велась организация научно-исследовательских и экспериментальных работ в этой области. Для чего на подмосковной станции «Подлипки» на территории Орудийного завода № 8 появился НИИ-88, который возглавил Герой Социалистического Труда, генерал-майор артиллерии Лев Робертович Гонор (1906-1969).


Гонор Л.Р.


 

    В специальном конструкторском бюро (СКБ) института в том же году был организован отдел «Баллистические ракеты дальнего действия» (№ 3) под руководством Сергея Королева, уже имевшего опыт работы с ракетной техникой и отчетливо сознающего огромные перспективы этого направления.

    Одним из молодых специалистов отдела стал Сталинский стипендиат Иван Кострюков, окончивший Тульский механический институт и проработавший в этом СКБ, сменившем за время своего существования несколько названий и пережившем не одну реорганизацию, более пятидесяти лет, половину из них — главным инженером (с 1959 по 1985 годы).


Кострюков И.В., 1975 год


 

    Вот что рассказывает он в своих воспоминаниях об одном летнем дне 1946 года: «Нас, молодых специалистов, окончивших МАИ, МВТУ им. Баумана, Ленинградский военно-механический институт, Тульский механический и другие вузы, приглашенных в Подлипки со всех концов страны, поселили в общежитии для инженерно-технического персонала НИИ-88 на первом этаже под Отделом найма, неподалеку от проходной. Здесь примерно в десяти небольших комнатках на три-четыре человека жило около сорока сотрудников.

    Как-то в выходной я жарил картошку на общей кухне. В самый разгар моей готовки распахнулась дверь, и на пороге появился одетый в светлый костюм (большая редкость по тем послевоенным временам!) коренастый Королев. Он оглядел кухонный закуток, потянул носом и со странными, запомнившимися мне на всю жизнь словами (видимо, из его одесской жизни): "Костя, рубай компот, пока он жирный" так же стремительно исчез…»


 

 

Королёв С.П., 1946 год


 

    Как стало известно чуть позже автору вышеприведенных строк, это была регулярная инспекционная проверка Королевым условий жизни его сотрудников, ибо «Сергей Павлович был очень заботлив и внимателен к личным нуждам коллег» (отмечал в своей книге «Так это было…» Юрий Александрович Мозжорин — директор ЦНИИМАШ с 1961 по 1990 годы).

    В результате титанической организационной работы Королева, включающей полную реорганизацию производства, создание новых лабораторий и стендов для испытаний, привлечение новых специалистов и переподготовку уже работающих самолетостроителей и артиллеристов, химиков и прибористов, радиотехников и двигателистов уже в октябре 1948 и начале следующего 1949 года состоялись пуски первой и второй серии отечественной ракеты Р-1. Одновременно шли работы по проектированию Р-2 (с разделяющимися головными частями), прорабатывалась ракета Р-5…


 

Год 1950-й


 

    После успешных летных испытаний началось серийное производство ракет Р1, которые сразу же были приняты на вооружение. В результате первой крупной реорганизации НИИ-88 СКБ прекратило свое существование. Отдел №3 был преобразован в ОКБ-1, возглавляемое Главным конструктором Сергеем Павловичем Королевым, и стал в институте ведущим подразделением, которое, постоянно расширяясь, требовало привлечения к работе все новых и новых специалистов.

    И вот здесь Королев впервые столкнулся с совсем, казалось бы, не его задачей-проблемой: с жилищной. Сергей Павлович прекрасно знал, что большинство из тех «счастливчиков», кто попадал в общежитие для ИТР, многие годы ютились здесь за фанерными перегородками. Другие, ставшие людьми семейными, вынуждены были снимать комнаты в частном секторе (в той же Валентиновке, к примеру). С отдельными квартирами в городе было ох как трудно!

    К тому времени жилой фонд 32-хтысячного Калининграда (кроме частного сектора и дореволюционных деревянных дач на улице Калинина) состоял из:

    • рубленных в 1920-х годах одно- и двухэтажных домов на улицах Ленина и Коммунистическая, где жили приехавшие сюда в 1918 году рабочие         Петроградского Орудийного завода, и четырех 3-хэтажных каменных домов по улице Коминтерна и Ленина;


 

Улица Ленина, фотография И.А.Сафронова, 1944 год


 

    • построенного в самом начале 30-х годов довольно большого для того времени 4-хэтажного жилого квартала, образованного улицами Ленина, Коминтерна и проездами Ударника и Воровского;

      • двумя домами по правой стороне улицы Либкнехта, в одном из которых (№ 4) жил сам Главный конструктор С.П.Королев и двумя домами по левой стороне улицы Сталина (ныне улица Циолковского);


«Директорский дом» (№ 4) на улице Либкнехта, фотография О.Глаголевой


 

    • в 1940-м году были выстроены две пятиэтажки по улице Сталина (№23/11 и №25) (архитектор Павел Иванович Клишев),





Клишев П.И. (1895-1975), фотография из архива Г.А.Хрусталевой, публикуется впервые



«Дом-император» (улица Циолковского, 23/11, фотография Ольги Глаголевой)


 

    а в самом конце 40-х годов по проекту архитектора Николая Григорьевича Рябцева (1904-1982) — уютный в плане «Северный» квартал типовых двухэтажных домиков внутри улиц Карла Маркса, Лесной и Фрунзе (по причине того, что строительство вели пленные немцы, квартал в народе стали называть «Кукуй»);


Улица Карла Маркса, дом № 7, фотография Ольги Глаголевой


 

    • только что был заложен дом № 19 по улице Сталина (архитектор Любовь Петровна Гулецкая) и начато строительство «финского поселка» на пустыре «козье поле».


Первенец Гулецкой (Циолковского, № 19, фотография Ольги Глаголевой)


 

    Королев частенько уединялся от бесконечных текущих дел в своем малом личном кабинете, чтобы никто и ничто не мешало ему готовиться к важным совещаниям или обдумывать ту или иную проблему. Вот и сейчас, в этом кабинете, он прикидывал и так, и эдак, и приходил к одному и тому же лежащему, в общем-то, на поверхности выводу: необходимо срочно строить новый большой дом, квартир эдак на восемьдесят, а еще лучше несколько…

    Но в Управлении капитального строительства (УКС) НИИ-88 уже были свои планы (и немалые!) и на этот, и на последующие годы (тогда планировали пятилетками) — следовало закончить оформление участка главной городской магистрали между улицами Карла Маркса и Фрунзе: достроить дом (№ 19) и возвести четыре угловых 4-хэтажки (№№ 17/21, 21/20, 16/23, 20/22), завершив таким образом «Северный» и начав строительство «Южного» квартала.

    Как известно, Сергей Павлович не привык отказываться от уже принятого им однажды решения, но к этому животрепещущему вопросу смог вернуться только через пару лет.


 

Год 1952-й


 

    Его единомышленницей в этом вопросе стала главный архитектор проекта застройки улицы Сталина Любовь Петровна Гулецкая (1911–2002)                [ http://skr.korolev-culture.ru/imena/arhiv_imena/soobseniebezzagolovka ].


Гулецкая Л.П.


 

    Именно она и ее помощники создали уникально-торжественный вид главной улицы послевоенного Калининграда с невиданными дотоле эркерами и альковами, так непривычно-радостно смотревшимися на фоне безыскусных домиков «Кукуя».


Улица Циолковского, дом № 16/23 (фотография из интернета)


 

    И все же это были своего рода «пробные камни», ибо то, что задумали два главных специалиста своего дела — Королев и Гулецкая, должно было стать явлением в домостроительстве уникальным (вот чем, наверное, объясняется та самая двухгодичная временная пауза). Для ведущих специалистов ОКБ-1 они построят на улице Карла Маркса рядом с угловым домом № 16/23 своего рода «дворец», самый что ни на есть настоящий, социалистический — с пятиэтажной центральной частью и двумя «флигелями» меньшей этажности.


Центральная часть дома № 25 по улице Карла Маркса (фотография Евгения Рыбака)



Правый «флигель» (фотография Евгения Рыбака)


 

    Любовь Петровна придумала необычный экстерьер «дворца»: два верхних этажа украсились четырьмя нишами с пилястрами, лепниной и арочными окнами-дверями.


Два последних этажа центральной части дома (фотография Ольги Глаголевой)



Лепнина (фотография Евгения Рыбака)



Слуховое окно (фотография Евгения Рыбака)


 

    Не менее торжественными будут и внутренние помещения подъездов: ведущие наверх широкие лестницы в просторных тамбурах в какой-то мере, хотя и очень отдаленно, повторяли дворцово-парадные, по которым когда-то поднимались приезжавшие на балы гости…

    А Сергей Павлович тем временем, минуя институтское руководство, «выбил» деньги на это строительство (по рассказам старожилов, он отдал и свою довольно солидную по тем временам премию за успехи знаменитой серии «Р»). Ну а когда, наконец, «процесс пошел», Королев через своих заместителей постоянно самолично его контролировал. Через год с небольшим строительство дома-дворца было завершено.

    Особо отмечу: это был первый дом с таким нетривиальным внешним архитектурным решением, с первыми в городе вазонами на крыше:


 

Левый вазон (фотография Александра Опалева)


 

    Впоследствии еще пышнее Гулецкой же был «оформлен» соседний дом № 27/21 по Карла Маркса:



Фотография Ольги Глаголевой


 

    Затем, уже другими архитекторами и гораздо скромнее, — дом № 25/26 по улице Октябрьской.

    Ну а со строительством в 1956 году дома № 24 по улице Фрунзе был окончательно сформирован квартал «сталинских» домов («Южный») — памятник той теперь уже далекой эпохе, самый интересный в городе (по проводившимся не раз опросам читателей «Калининградки»).


 

Год 1953-й и последующие


 

    В разные годы в «Королёвском доме» жили:

    Беляков В.П., Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской и Государственной премий СССР, член-корреспондент АН СССР, доктор технических наук (квартира № 31);

     Юрасов И.Е., Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии, заместитель Главного конструктора ОКБ-1, кандидат технических наук (квартира № 49);

      Охапкин С.О., Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии, доктор технических наук, профессор МАИ, заслуженный деятель науки и техники РСФСР, заместитель Главного конструктора ОКБ-1;

    Осташёв А.И., лауреат Ленинской и Государственной премий СССР, кандидат технических наук, доцент МВТУ имени Баумана, руководитель испытаний ракетно-космических комплексов ОКБ-1 (квартира № 52);

    Абрамов А.П., лауреат Ленинской премии, доктор технических наук, заместитель Генерального конструктора ОКБ-1 (квартира № 74);

    Корженевский Э.И., лауреат Ленинской премии, кандидат технических наук, руководитель конструкторского комплекса ОКБ-1;

    Северов А.А., лауреат Государственной премии СССР, доктор технических наук, профессор, начальник материаловедческого комплекса ОКБ-1 (квартира № 30);

    Тишков А.И., лауреат Ленинской премии, доктор технических наук, начальник лаборатории «Аэродинамика»  НИИ-88 (квартира № 36);

    Гришин С.Д., лауреат Государственной премии СССР и премии Совета министров СССР, заслуженный деятель науки РСФСР, доктор технических наук, профессор, начальник – научный руководитель отделения «Космическая техника» НИИ-88, один из руководителей советско-американской космической программы «Аполлон–Союз»;

    Губанов И.Г., лауреат Государственной премии СССР, кандидат технических наук НИИ-88 (квартира № 5);

    Сызранцев А.А., лауреат Государственной премии СССР, заместитель главного инженера ЦНИИМАШ (квартира № 5);

    Фокин В.Н., лауреат Государственной премии СССР, заслуженный изобретатель РСФСР (квартира № 38);

    Пилютик Н.А., участник ВОВ, доктор физико-математических наук, профессор, руководитель научного комплекса №1 НИИ-88;

   Коломенский В.А., участник ВОВ, заместитель главного инженера НИИ-88 по комплексу проектных работ и измерениям, заслуженный машиностроитель РСФСР (квартира № 47);

    Стомма Р.П., участник ВОВ, начальник испытательной группы отдела прочности НИИ-88, начальник отдела кадров ЦНИИМАШ, заслуженный машиностроитель РСФСР (квартира № 33);

    Тумовский Е.А., участник ВОВ, кавалер ордена Ленина, секретарь парткома НИИ-88, писатель, драматург, соавтор первой в истории пьесы о С.П.Королеве (квартира № 50);

    Тишкин А.П., заместитель начальника ЦКБЭМ по координации работ, секретарь парткома НПО «Энергия» (квартира № 46);

    Педан А.П., заместитель директора ЗЭМ НПО «Энергия» по материально-техническому обеспечению, кавалер трех орденов (квартира № 35) и многие другие, менее именитые жильцы.

    Оставшиеся в живых старожилы и сейчас с особой теплотой вспоминают то удивительное время, когда вне зависимости от заслуг, должностей и званий все соседи принимали самое активное участие в субботниках (и не только), благоустраивали придомовую территорию, высаживали деревья, некоторые из которых сохранились и до сего времени.

Почти детский сад, 1954 год (фотография из архива Абрамовой Н.А.)

 

    Цветущие клумбы и беседка во дворе, в которой фактически дневали и ночевали юные обитатели дома летом, зимой — спортивная площадка, где они же учились кататься на коньках (на месте оной сейчас многочисленные «ракушки» дома № 27/21)… Все это великолепие было создано руками жильцов.

 

Год 2013-й

 

    Нам, сегодняшним жителям «Королевского дома», среди которых немало детей и внуков прославленных соратников Сергея Павловича Королева, приходится с горечью констатировать, что нынешнее состояние уникального здания совершенно не соответствует его значимости в истории не только нашего города, но и всей отечественной космонавтики. Своеобразный памятник самому авторитетному человеку, фактическому отцу-основателю подмосковного Калининграда, разрушается буквально на глазах по весьма банальной причине: за прошедшие шестьдесят лет капитальный ремонт в нем не проводился ни разу(!).

Полуразрушенный правый вазон (фотография Андрея Калмыкова)

 

    Для привлечения внимания властей и общественности к этой вопиющей проблеме созданный 22 апреля 2013 года Совет дома обратился с просьбой о помощи в ремонте и реконструкции здания во всевозможные областные и городские инстанции. Ответ был на удивление однообразен: «У вас есть документ, подтверждающий то обстоятельство, что Королев отдал на строительство дома свою премию? Тогда что вы от нас хотите? Без документа это обычный, ничем не отличающийся от других, многоквартирный дом — ждите своей очереди. Вот если бы у вас был документ…»

    Конечно же, Совет дома не сидел, сложа руки: в поиске этой самой пресловутой бумажки куда мы только ни обращались — и в музей РКК «Энергия» (безрезультатно), и в Архивный отдел Администрации города (документов по Королеву вообще нет), и в Государственный архив экономики. Последний в письме № 175 от 26 февраля 2014 года сообщил следующее: «Архивный фонд Сергея Павловича Королева на хранение в РГАЭ не поступал». Похоже, так нужного нам документа в природе вообще не существовало!

    И все же Совету дома удалось другое — быть может, даже более важное: найти свидетелей (и каких!), которые подтверждают этот благородный факт биографии Сергея Павловича Королева.

    Но обо всем по порядку.

(Продолжение следует)

 

©  ГЛАГОЛЕВА, 2013 год


ОТВЕТ НА ФОТОЗАГАДКУ-10

Отправлено 11 мая 2016 г., 2:44 пользователем Владимир Беляшин   [ обновлено 11 мая 2016 г., 2:53 ]



    На сегодня десятую фотозагадку смогла осилить только Светлана Георгиевна Алексеева. Да и то сказать, опубликованная фотография, оказалось, была сделана ее дедушкой Игнатием Андреевичем Сафроновым, о котором мы в свое время рассказывали:  http://skr.korolev-culture.ru/publikacii/arhiv/pervyjfotografposelkakalininskij

     Вот ее совсем краткий ответ: «Это наш город, у завода находился фонтан, где любили купаться дети».




    Попробуем уточнить месторасположение фонтана. Итак, исходная фотография выглядела так:

Фотография Сафронова И. А. начала 1950-х(?) годов


    Ежели это место у проходной, сравним это фото с самой старой из имеющихся в нашем архиве фотографий этой части города:

Сквер у заводской проходной, фотография 1944 года


    В правой ее части на фоне существующего и в наше время «полосатого» когда-то дома (сейчас здесь располагаются Совет ветеранов и Приемная Администрации) виден некий объект, очень похожий на приведенном сафроновском фото:



    Белый памятник Ленину на высоком постаменте с поднятой правой рукой (обведен красным овалом) хорошо виден на фоне дома, а перед ним (вернее, сзади памятника) – чаша того самого фонтана (жаль, фигуры мужчин не дают возможность увидеть ее целиком). Справа от дома-ориентира можно разглядеть и деревянные дома-дачи на улице Кирова.


ФОТОЗАГАДКА-10

Отправлено 18 апр. 2016 г., 23:51 пользователем Владимир Беляшин   [ обновлено 18 апр. 2016 г., 23:51 ]



    Уважаемые старожилы-королёвцы, нужна ваша помощь: наш ли это город изображен на присланной на днях фотографии? И если наш, то где это было?








"ВДОГОНКУ" — УЛИЦА ПИОНЕРСКАЯ

Отправлено 18 апр. 2016 г., 23:32 пользователем Владимир Беляшин   [ обновлено 18 апр. 2016 г., 23:52 ]



    Небольшие, но яркие дополнения к статье Александра Балакина и сюжету ТВ об улице Пионерской сделала Галина Алексеевна Хрусталева: «Большую часть своей жизни я прожила на улице Коммунистической ( http://skr.korolev-culture.ru/staryj-gorod/arhiv-1/ulicypodsefnaakommunisticeskaakolhoznaa ), которая в южной своей части упирается в улицу Пионерскую — практически нашу «соседку».






    В нашей квартире на Коммунистической в конце 1940-х годов жил дядя Вася. Он работал шофером на большой машине (вроде грузовика). И часто сажал в кабину ребятню, и меня в том числе, — покататься по Пионерске, где в самом начале справа находилась бензоколонка, где он заправлял машину.

    Напротив бензоколонки в глубине, ближе к лесу, был секретный аэродром, расположения которого мы, дети, естественно, не знали. [Этот аэродром хорошо виден на немецкой аэросъемке 1942 года — практически в центре левой части. Теперь на занимаемой им когда-то площади расположились городские градообразующие предприятия: НПО ИТ, ЦНИИМАШ, КБ ХИММАШ, «Композит»)].

Фотография из интернета


    А наш другой сосед — летчик Александр Смирнов (мы его звали дядя Саша) как раз и служил на том самом аэродроме. И как-то однажды, уходя на работу, сказал, что сегодня будет пролетать над нашим домом и помашет нам крыльями. В назначенный час мы с подружками, конечно же, выскочили на улицу и увидели летящий низко-низко самолет, а в нем нашего дядю Сашу в шлеме. Вот самолет помахал нам крыльями и… улетел, а мы еще долго кричали ему вслед «Ура!»

    В уже упомянутый мною лес перед аэродромом горожане любили ходить за ягодами-грибами да и просто отдыхать в праздники. Кстати, здесь протекал ручеек, которого — увы! — давным-давно уже нет…

    Ярославское шоссе в те годы было узким (двухсторонним), по обеим сторонам — канавки, заросшие травой. Почему-то мы с улицы Коммунистической по Пионерской любили ходить играть именно сюда, на Ярославку. Да и то сказать: машин было мало, а высокой сочной травы — сколько угодно! Когда каким-то образом родители узнали о наших «походах», то запретили уходить так далеко от дома…

    Пионерская тогда была застроена бараками, которые, к сожалению, часто горели… В такие моменты ребятня из окрестных домов слеталась глянуть на пожар — кому-то горе, а нам было любопытно. Кстати, в скверике у теперешнего техникума, напротив памятника Ю.А.Мозжорину, в те годы стоял двухэтажный дом, построенный для летчиков, которые служили на этом самом секретном аэродроме.

    Ну и наконец, в памяти остался и такой факт из послевоенной жизни: в последний путь покойников проносили по улице Ленина до поворота на Пионерскую с тем, чтобы ехать дальше до кладбища на машине. Так же в свое время и я провожала маму в последний путь…»


"Моя улица" — улица Пионерская

Отправлено 22 мар. 2016 г., 1:18 пользователем Владимир Беляшин



    «Моя улица» — это программа об истории домов и улиц, событий и людей нашего города. Об истории, полной загадок, поразительных открытий и удивительных вещей. Об истории, почти забытой нами.













 

Видео YouTube













УЛИЦА МОЯ РОДНАЯ

Отправлено 4 мар. 2016 г., 4:10 пользователем Владимир Беляшин   [ обновлено 4 мар. 2016 г., 4:40 ]


     Так распорядилась судьба, что прожил я на этой улице более шестидесяти лет. Ее история меня всегда интересовала — это и занимательно, и увлекательно. Может быть, мои воспоминания и некоторые мысли будут интересны и другим.





    Лицо города Королёва, его начало начал, или его «красные ворота» — улица Пионерская (правда, теперь появился ЗВК — жилой комплекс «Золотые ворота»). Название интересное, забавное и очень милое, мне оно нравится. Оно многозначно: пионер (от франц. pionnier, pion — первопроходец, зачинатель) — всегда первый. И в космосе мы были первыми, и улица эта — первая в городе, и знакомство с городом начинается именно с нее.

    Посмотрим карту 1914 года (нижнюю ее часть):

 

    Начало улицы (закрашена синим цветом) — от шоссе из Москвы в Ярославль, называлась она тогда «Окружной Удельный проспект» (говорят, часть улицы когда-то называлась «Костинское шоссе»). Заканчивалась Окружным Куракинским проспектом (теперь Акуловский водоканал).

    Была идея разрезать ее на две части: первую назвать «Мозжоринская», вторую оставить без изменения — «Пионерская». На удивление поступили мудро: делить не стали, но в середине ее появилась площадь Мозжорина: 

Памятник Ю.А.Мозжорину (1920-1998), директору ЦНИИМАШа,

фотография О.В.Зуевой

 

    Безусловно, эта улица является рекордсменкой в городе по многим параметрам. Существовал когда-то негласный краеведческий список городских рекордов, чудес и чудачеств (в свое время часть их была обнародована в прессе), так по многим номинациям Пионерская была впереди других улиц города. И в первую очередь, это самая длинная улица в Старом городе (около трех км).

    У моей знакомой Галины Данильевой есть такие строки:

    Пионерская улица смотрит прямо не жмурится,

    И забора чертою делит небо с землею…

    Этот забор тоже, пожалуй, самый длинный в городе: начинается и кончается он на Пионерке, обогнув ЦНИИМАШ, КБ ХИММАШ, НПО ИТ (пешком на его обход потребуется часа полтора).

    По количеству предприятий, организаций, фирм, расположенных на ней, улица эта тоже лидирует. Назовем лишь самые крупные и известные: НПО Измерительной техники, ЦНИИМАШ, КБ ХИММАШ, НПО «Композит», ЦУП, СМУ №5, СМУ №10, Торговый дом «Аист», «АМТЕЛ» и другие.

 

Моя семья

 

    Мой отец, Балакин Степан Иванович (когда-то в 1930-е он был официально Стефан, но потом, по неизвестным мне причинам, в 1940-е годы на всех его документах уже стояло имя Степан) на этой улице появился в середине 1940-х. Он жил здесь с сестрой и ее сыном. 5 декабря 1945 года познакомился с моей будущей матерью. Появилась новая семья в стране и городе. С сентября 1948 года он стал работать электромонтером седьмого разряда на Государственном ордена Ленина Союзном заводе №88.

                                                                    

                                             С.И.Балакин, 1958 год                        Анна Антоновна Балакина (слева) с сыном Сашей, 1958 год

 

    Окна нашей комнаты глядели на забор, то есть на то место, где сейчас расположено новое здание ЦУПа. Детям постоянно говорили, что это секретное предприятие. Влево уходила улочка вдоль забора к лесу, и там стояли еще старые домики. За одним высоким деревянным забором был дивный яблоневый сад. Некоторые деревья живы и сейчас, но сад давно бесхозный и постепенно гибнет…

Яблоневый сад перед КБ ХИММАШем, фотография О.В.Глаголевой, 2016 год

 

    Московский Орудий завод работал в городе с 1918 года. Постановление Малого Совнаркома (апрель 1920 года) оказывало влияние на судьбу завода и на строительство поселка — вскоре был заложен квартал из одно- и двухэтажных рубленых домов на улицах Ленина и Коммунистической. Архитектором А.В.Самойловым был составлен Генплан завода и поселка при нем.

    В 1960-е годы автором проекта жилищного комплекса «Черемушки» (назван по аналогии с Москвой) стала Любовь Петровна Гулецкая (1911-2002): http://skr.korolev-culture.ru/imena/arhiv_imena/soobseniebezzagolovka . Появились интересные уютные дворики между улицей Пионерской и Гагарина. Четная сторона улицы — кирпичные постройки, нечетная — панельные (Московский домостроительный комбинат).

    В сентябре 1960 года в жилищно-коммунальном отделе завода отец получил ордер №527 на право занятия площади в доме №31. Кстати, в свое время четыре дома имели этот номер: магазин, детсад, жилые дома (31, 31а). На фотографиях тех лет видно, как было уютно во дворах — все огорожено деревянным забором у домов и внутри двора с беседкой:

Дом № 31 на Пионерской, фотография конца 1960-х годов из архива А.С.Балакина

 

    В 1970-х годах началось планомерное уничтожение заборов, а точнее, уюта в наших дворах. Сейчас и того хуже: в 2015 году во дворе утилизировали все аккуратные заборы, стали вырезать у жителей под окнами кусты, экзотические цветы, виноград (многие помнят, как в 1960-е виноград украшал многие дома и тянулся высоко вверх). Во дворе у дома забор так и не поставили (какие-то фрагменты заборов появились в некоторых дворах, а до других так руки и не дошли).

    Зато во множестве появились стоянки автомобилей там, где были раньше клумбы с цветами, где была спортивная площадка для школы № 13 (за рестораном «Дюшес»), где проходит теплоцентраль. За домом № 29 (за школой) теперь огромная мусорная куча из поваленных деревьев, кустарников и прочее...

    Каждый пытался по своему улучшить свой палисадник. В последние годы стало больше появляться решеток на окнах первых этажей. Это понятно — с 2015 года любой желающий может ходить под окнами и оценивать благосостояние жителей днем и ночью. Вернуть былую славу и красоту нашим дворам не реально, так как теперь ЖЭУ и Администрации это не нужно, ну совсем неинтересно.

 

Достопримечательности

 

    Мало старых построек на этой улице. Как образец промышленной архитектуры 1930-х годов интересна постройка в зоне Акуловского водоканала (справа):

Фотография А.С.Балакина, 2016 год

 

    Также интересно здание за школой № 13 (№ 25а), напоминающее  бывшие детсадовские здания (1960-1970-е годы) на улице Кирова: 

Фотография О.В.Глаголевой, 2016 год

 

    Сначала оно было жилым, потом там разместился Продторг, Торговый дом, Аптека и другие организации (теперь здесь множество офисов). Перед ним была оборудована хоккейная площадка (тогда редкость, а сейчас тем более) для школы № 13 и жителей.

    На улице было не так много учебных заведений. Сейчас наиболее известен Колледж космического машиностроения и технологии (ККМиТ). Была детская художественная школа (№ 41а), ПТУ № 116 — торговое (№ 19а), школа рабочей молодежи (№ 19а), стрелковый клуб ДОСААФ (№ 51) — учебный спортивный центр (в нем, наверное, побывали все школьники города в 1970-1980-е годы).

    Кое-кто помнит, что в начале улицы (где теперь «Премьер-кино») была Музыкальная школа — там впервые в жизни я провалился на вступительных экзаменах и не стал гитаристом-музыкантом. Рядом с ней было здание милиции в двухэтажном домике.

    Можно назвать эту улицу и самой музейной в городе. В 1977-1984 годах я работал в фотогруппе ЦУПа и хорошо помню большое количество делегаций, экскурсантов, которых знакомили с работой предприятия и ЦУПа. В то время ЦУП уже частично выполнял функции действующего музея, выставки наших космических достижений. Попасть, правда, в эти группы было сложно. Сейчас гораздо легче (собери группу, оплати экскурсию и вперед, вам все расскажут и покажут).

Академики В.П.Глушко (1908-1989) и Б.Н.Петров (1913-1980),

фотография А.С.Балакина, конец 1970-х годов

 

    Своеобразные музеи предприятий теперь есть и на территории НПО ИТ, ЦНИИМАШа, КБ ХИММАШа.

    Если посмотреть на карту 1989 года «Национальный парк Лосиный остров», то на ней мы обнаружим два музея: «Чаепитие в Мытищах» и «Музей русской игрушки» (ныне не существует), к которым лучше всего было добираться от улицы Пионерской. Национальный парк «Лосиный остров» тоже своего рода природный музей под открытым небом, граница которого проходит по нашей улице.

Лосиный остров вблизи Пионерской улицы, фотография Александра Опалева, 2014 год

 

    Есть на улице памятник В.И.Ленину (на территории ЦНИИМАШа), А.М.Исаеву (КБ ХИММАШ), Ю.А.Мозжорину (поворот на улицу Терешковой), ракета Р-2 (въезд в город).

    Стерты с лица улицы: указатель «Калининград» (въезд в город, напротив ГАИ), всеми любимый «шарик», поставленный после выполнения проекта «Союз-Аполлон». Смехотворна причина по которой его удалили навсегда (в 2015-м этому проекту было 40 лет). Правда, рядом появилось огромное здание ГЛОНАСС, но оно превратилось в долгострой. Памятник заменили невзрачными коробками, композициями. Очень хотелось бы этот красивый памятник увидеть хотя бы в сквере перед ЦУПом или зданием ГЛОНАСС.

    На ККМиТ — мемориальная доска в память о Герое Советского Союза Алексее Митрофановиче Турикове, который работал в колледже с 1970 по 1985 год. А если вспомнить всех Героев Советского Союза и Социалистического Труда, которые бывали на этой улице, работали в ЦНИИМАШе, НПО ИТ, КБ ХИММАШе, то здесь не хватит места.

    На нашей улице жили и работали известные фотографы, лауреаты городских, областных, международных конкурсов: Р.И.Рубцов, Н.Т.Ершов, К.И.Мальцев, И.А.Сафронов. Как-то и я получил одну из последних медалей ВДНХ СССР за свои фото.

    Много замечательных людей жили и поныне живут на улице Пионерской, но об этом надо писать отдельную главу в истории города и улицы.

 

В заключение

 

    Военкомат — учреждение, памятное многим жителям города (есть под таким названием остановка автобуса, хотя он сам уже в другом районе города). Именно отсюда мужчины уходили служить в ряды Советской Армии, кое-кто не возвращался уже никогда… 

Бывшее здание военкомата, фотография А.С.Балакина, 2016 год

 

    Были также остановки автобуса «Черемушки», «Автобаза» — это уже историзмы…

    К сожалению, в последние годы улица становится все опасней из-за увеличившегося потока легковых и грузовых машин (несколько десятков тысяч в день!) — ведь это единственный въезд в город.

    Многострадальный стадион «Вымпел» долгие годы находится в запущенном состоянии. Даже не верится, что когда-то здесь с утра до позднего вечера жители занимались физической культурой и спортом. Футбол, хоккей на траве, хоккей с мячом, волейбол, баскетбол, городки, легкая и тяжелая атлетика, гимнастика — каких только секций здесь не было (да еще и бесплатно).

Хоккей с мячом на «Вымпеле», фотография А.С.Балакина, 1970-е годы

 

    В 1960-1970-е годы и я занимался здесь в секции гимнастики, легкой атлетики (кстати, в школе №13 была у нас даже секция фехтования).

    Вот такая она, моя улица Пионерская.

Александр БАЛАКИН

ОТВЕТ НА ФОТОЗАГАДКУ-9

Отправлено 4 мар. 2016 г., 3:43 пользователем Владимир Беляшин   [ обновлено 4 мар. 2016 г., 3:45 ]



    Эту фотографию конца 1940-х годов можно было бы подписать так: «Утро "транспортного цеха"». По словам старожилов Светланы Георгиевны Алексеевой и владелицы фотографии Галины Алексеевны Хрусталевой, в нашем городе с самого его зарождения был конный двор, который располагался в начале улицы Ленина у железной дороги. Сначала это было одно из «подразделений» Московского Орудийного завода, а потом и заводов № 8 и 88.

    Этот практически единственный «транспорт» того времени использовали на всевозможных работах: для перевозки стройматериалов, крупногабаритных грузов, продуктов, людей и т.п. А всеми уважаемый начальник жилищно-коммунального отдела (ЖКО) завода Герасим Никитович Прошкин (1906-1983) именно на гужевом транспорте совершал ежедневный объезд своего обширного, динамично развивающегося городского хозяйства.



Сейчас на месте конного двора располагается офисное здание (дом № 2а):


1-10 of 47