Публикации‎ > ‎Архив‎ > ‎

ВСПОМИНАЯ ВОЕННОЕ ВРЕМЯ…

Отправлено 26 февр. 2020 г., 02:59 пользователем Gen   [ обновлено 26 февр. 2020 г., 03:08 ]

Автор Яков Максимович Смирнов, летчик-истребитель (справа от С.А. Керселяна) 


Перед войной болшевская средняя школа была переведена на десятилетний срок обучения. В 1941 году я учился в ней в 9-м классе. Летом перед войной проходил летную практику от аэроклуба в лагерях на аэродроме в Кузьминках.



Яков Смирнов, 1940 г.


Утром 22 июня 1941 года встали, и нам объявляют: «Началась война». Приступили к рытью траншей, укрытий, растащили самолеты по опушке леса, замаскировали. Мне было 18 лет зачеты за 9-й класс сдать так и не пришлось…

Немцы знали, что военный аэродром находится где-то под Люберцами, но он был лучше замаскирован, чем наш, учебный, который находился рядом. У нас же была слабая маскировка: просто оттащили самолеты в лесок и там прикрыли. А палаточный городок остался на месте. Все палатки белые в линеечку, да еще белыми кирпичами дорожки обложены, окрашены известью, посыпаны песочком. Палатки белые, полоски белые ежу ясно, что это военная часть.

И немцы маханули по нашему аэродрому: высыпали на него во время налета большое количество зажигательных и фугасных бомб. Загорелось несколько палаток. Одна фугасная бомба попала на танцплощадку, а на ней были установлены зенитные орудия. Бомба и попала в эту батарею орудия искорежила, обслуга погибла.

Среди учлетов [учащийся летной школы] были легкораненые и обожженные при тушении зажигалок. Поначалу мы не знали, как правильно их тушить. Зажигалки надо засыпать землей, песком, а в той кутерьме, когда бомбы падали рядом с самолетами, мы пытались использовать огнетушители. А при попадании воды на зажигалку, она вспыхивала сильнее…

В конце августа 1941 года учлетов отправили в Армавирскую школу пилотов. Учеба в ней была долгая, с вынужденными перерывами. Во время налетов на город Армавир курсанты находились в основном на аэродроме и в карауле. На аэродроме при налете курсанты группами сидели в окопах. Немцы бомбят, а мы по команде залпами стреляем по низко летящим вражеским самолетам.

Вооружены были иранскими винтовками, трехлинейки Мосина у школы забрали на фронт. Качество персидских ружей было невысокое, от частой стрельбы они быстро выходили из строя. У одного курсанта при стрельбе отскочило полствола. Да и стреляли по воздушным целям неправильно, неэффективно. Целились-то в сам самолет, а он же летит, положение цели меняется…




Яков Смирнов, 1941 г.


Летом 1942 года наступление врага развивалось быстро. Немцы подходили к Тихорецку (был захвачен 5 августа). Наша 5-я армия отошла, и Армавир остался на нейтральной стороне. Когда в штабах хватились, что авиационная школа осталась на месте, под станицу Кавказская была брошена танковая бригада. Она должна была задержать наступление немцев, чтобы дать возможность школе эвакуироваться.

Моя группа уходила из Армавира в числе последних. Капитан, начальник по вооружению в школе, был прикреплен к нашей группе. Однако этот офицер вдруг пропал и не отдал никаких приказаний. А что вокруг? Идут бомбежки, сплошные бомбежки. Армия ушла, все горит, склады разбиты. В станице Прочноокопской на берегу Урюпа стоят семь немецких танков и ведут прицельный огонь по городу. В этой обстановке выбросили ребята свои иранские винтовки, взяли на разбитом складе новые винтовки СВТ [самозарядная винтовка Токарева], гранаты и пистолеты прихватили. Решили:  всё, будем партизанить.

И тут подходит к нашей группе капитан-милиционер. Нас отругал, что мы здесь стоим: «Немедленно бегом, марш-броском выходить из окружения на Невинномысск. Бегом немедленно, иначе вас захватят». Мы тогда поделились своими планами. Он еще раз нас отругал: «Какие вы партизаны! Сопляки! Марш отсюда!» И вот пешочком во главе со старшиной курсантом Бубновым мы прошли 220 километров по… железнодорожным путям. Через Невинномысск, Минводы…

Мосты, железнодорожные узлы взорваны. Немцы справа, немцы слева. Дорога наша как какая-то кишка. Юнкерсы заходят на эту дорогу через каждые полтора-два часа и бомбят. Бомбят все время и днем, и ночью. После Минвод налетов было меньше. Шли, спали на ходу, вернее, дремали. Идешь по шпалам среди рельс ударился правой ногой о рельс, забираешь влево. Левой стукнулся, забираешь правее… Автоматически шли в каком-то забытьи…

Под станицей Прохладной всю группу курсантов отправили в пехоту. Оружие те самые хорошие винтовки СВТ (они только появились и применялись для особых задач) у нас отобрали, выдали трехлинеечки [дореволюционная винтовка Мосина]. Здесь в окопах мы пробыли дня три-четыре… Однако быстро разобрались, кто мы такие — учлёты. И вскоре по фронту дали команду: направлять прибывших и будущих курсантов летной Армавирской школы в Баку.

До конца войны оставалось еще долгих три года. Советская армия шла на Запад. В 1945 году группа выпускников Армавирского училища прибыла на фронт. 9 мая я встретил в Чехословакии, в городе Кобели на Мораве, где стоял наш 31-й гвардейский истребительный Никопольский полк. А уже 17 августа 1945 полк вернулся на родину… Затем была служба в Одесском округе, ГДР, Украине, Закавказье.





За четверть века летчик-истребитель Яков Максимович Смирнов налетал 2750 часов, стал летчиком-асом. За столь внушительное число полетов в сложных условиях и руководство ими полковник Я.М. Смирнов не раз представлялся к правительственным наградам.



Литературная запись Олег ДУШИН

январь 2020 года


Comments