Публикации‎ > ‎Архив‎ > ‎

СТАРШИЙ СЕРЖАНТ КНОРРЕ

Отправлено 17 июл. 2017 г., 4:10 пользователем Алексей Дворников   [ обновлено 17 июл. 2017 г., 4:13 ]

 

    Ему было отпущено всего 27 лет жизни, многое из которой рассказать теперь уже некому…

    Родился Владимир в 1915 году в Болшево, в семье управляющего фабрикой Франца Рабенек Константина Федоровича Кнорре (1870-1925) [ http://skr.korolev-culture.ru/anonsy-ekskluziv/ekskluziv/knore ]. Дед по отцовской линии Федор (Теодор) Кнорре этнический немец, уроженец города Пернова (сейчас Пярну) бывшей Лифляндской губернии Российской империи (потом Эстонская ССР, Эстонская республика), перебрался со временем в Москву.

Третий ребенок в семье (всего будет пятеро), второй сын (старший родился в 1909 году). Судя по семейной фотографии, с отцом его связывали самые теплые отношения — достаточно обратить внимание на их руки на фото:

 

 

Фрагмент семейной фотографии

 

Такой же лобастый как Константин Федорович, он был все же больше похож на матушку Татьяну Семеновну или на ее родню…

Помнил ли он, 9-летний, как советская власть жестоко и несправедливо поступила с отцом, спасшим фабрику (в будущем «1 мая») от остановки и последующего разрушения в 1922 году, отчего тот безвременно скончался? Или по молодости лет эту трагическую семейную страницу постарался забыть?

Его родной дом, построенный, кстати, все тем же Константином Федоровичем, впрочем, как и больница, магазин и все казармы на Первомайке, «жив» и сегодня:

 

Улица Первомайская, дом № 12, фотография О.Глаголевой

 

Именно сюда он будет писать письма с фронта…


Окна семьи Кнорре на первом этаже, фотография О.Глаголевой

 

Ну это будет еще не скоро, а пока — танковое училище (?):



Владимир (слева) с товарищем, Ровно, 24/XI-40 г.,

фотография из семейного архива, публикуется впервые

 

А до того и после работа слесарем-лекальщиком высшего разряда на нашем Орудийном заводе. Его «золотым рукам» не было цены — так виртуозно он подгонял замки к артиллерийским установкам. И хотя у него как у высококвалифицированного специалиста была бронь, Владимир — наполовину немец, семья которого пострадала от советской власти, ушел добровольцем на фронт уже осенью 41-го…

Первое из двух сохранившихся в семье его писем из Сормово (сейчас район в составе Нижнего Новгорода) датировано 31 декабря 1941 года (приведу его частично):

 

 

Здравствуй, Мама, Тамара, Лиза [сестры] и все остальные знакомые. Во-первых разрешите поздравить вас с Новым счастливым [выделено О.Г.] годом и пожелать наилучшей жизни. Недавно получил письмо от Надежды [сестры] и сегодня же посылаю ей ответ. Также получил письмо от Морозова Вовки. Пока сидел за столом, писал письма, принесли мне письмо от Гали Цибульской [любимая девушка]. Пишет тоже, что начинает учиться...

Я пока [выделено О.Г.] жив и здоров. Сейчас вступил в партию, так что в бой поеду партийным  и присвоили мне звание сержанта.

Ну пока до свидания.

Крепко целую, В.Кнорре.

Горький 14 п/я 241

 

Надпись на обороте: «На память мамаше от сына Володи и его товарищей.

Фотографировались после боевого периода. Гор.Сормово, 28/IX-41 г.»

 

И второе, написанное, по мнению родственников, незадолго до гибели (тоже отрывок):

Здравствуйте, дорогие Мама, Тамара, Лиза, Толя, Надя и все остальные родные и знакомые. Во-первых хочу вам сообщить, что я пока жив и здоров. Несколько дней назад я вам послал письмо. Не знаю, получили ли вы его или нет. Также вместе послал письмо Гале.

Дорогая мама, 31 августа 1942 года я вам выслал деньги 200 рублей, так как они мне здесь не нужны, а вам они все же там пригодятся. Мама, я вас очень прошу: как можно чаще пишите письма, ведь для меня все письма теперь дороже всего…

Всех крепко целую.

Ваш Владимир. 2/9-42 г.

ППС 25-71, 183 от.бр.

 

***

 

Старший сержант Владимир Константинович Кнорре погиб в танковом бою (по рассказам сослуживцев, сгорел в танке) предположительно осенью-зимой 1942 года.

Среди сотен имен погибших королёвцев на мемориале есть и его имя — в третьем ряду, седьмое сверху:

 

Фотография В.Тейдер, 2015 год

 

 

Ольга ГЛАГОЛЕВА

 

Comments