Публикации‎ > ‎Архив‎ > ‎

КОСМИЧЕСКИЕ ПСЫ-ПЕРВОПРОХОДЦЫ

Отправлено 10 нояб. 2020 г., 01:20 пользователем Союз Краеведов   [ обновлено 10 нояб. 2020 г., 01:21 ]

 Главный конструктор С.П. Королёв

с подопытной собакой на полигоне Капустин Яр, 1951 г.

  

После успешных испытаний было составлено «Техническое задание на проведение работ по исследованию высоких слоёв атмосферы», которое Королёв утвердил 28 августа 1950 года. В нём ракетчики сделали следующий шаг к практической космонавтике — определили свою готовность начать медико-биологические эксперименты по изучению влияния условий ракетного полёта на живые организмы.

Профессор Владимир Иванович Яздовский, который сегодня считается патриархом советской космической медицины, рассказывал в мемуарах:«Однажды вечером у меня дома раздался телефонный звонок. Энергичный мужской голос коротко представился: "Королёв". Я дал согласие встретиться с ним завтра, после обеда, неподалёку от академии имени Н.Е.Жуковского.

Шёл 1948 год, была уже глубокая осень, листья с деревьев облетели, и вторая половина дня утопала обычно в серенькой измороси. В этом предсумеречном свете передо мной неожиданно — хотя ждал же! — возникла крепкая, плотная фигура в тёмном пальто и шляпе. Последовало крепкое рукопожатие, Сергей Павлович взял меня под руку и повёл вглубь аллеи, безо всяких предисловий обращаясь ко мне на «ты». <…> Далее Королёв прямо, без обиняков сказал мне, что у них есть ракеты, способные поднять груз массой более 500 кг на высоту 100 км (видел ли он моё ошеломление?), что геофизические исследования на этой высоте уже ведутся, но он считает, что пора начинать эксперименты на животных, которые проложили бы путь человеку».

Королёв организовал встречи молодого учёного с руководителями ракетной программы, и в 1949 году проведение соответствующих исследований было возложено на Научно-исследовательский институт авиационной медицины (НИИ АМ ВВС), а конкретное исполнение — на Яздовского, который сформировал группу из трёх врачей и одного инженера, занявшихся работой по теме «Физиолого-гигиеническое обоснование возможностей полёта в особых условиях».

…Для полётов отбирались собаки весом не более 7 кг, с высокой сопротивляемостью заболеваниям и устойчивостью к неблагоприятным факторам внешней среды, что присуще прежде всего беспородным псам.Большое значение имел возраст собак: старые животные и щенки до полутора лет хуже переносят стрессы. К тому же, последние игривы и вертлявы, что может привести к срыву эксперимента. В результате наблюдений учёные пришли к выводу, что предпочтительнее взять собак в возрасте от двух до пяти-шести лет.

Всего в виварии собрали тридцать две собаки. Они жили в высоких квадратных клетках с деревянным полом. На каждой висела табличка с кличкой, на полу — подстилка. Тут же стояли миски: одна для воды, другая для пищи. На протяжении недель собирались данные о поведении каждого животного на прогулке и во время еды, об их отношениях между собой и людьми. Полученные сведения помогали оценить реакции животных во время и после экспериментов.

Для тренировок в институт доставили стальную кабину — отсек головной части ракеты, проектируемой под выполнение медико-биологических экспериментов. Собак ежедневно помещали в кабину, включая приборы и датчики. Животные нормально переносили многочасовые эксперименты, о чём Яздовский поставил в известность Королёва. В дальнейшем тренировки проводились на заводе НИИ-88 и испытательном стенде с включением ракетного двигателя.

 

Герметическая кабина с подопытными собаками

 

Пуски с животными начались на полигоне Капустин Яр летом 1951 года. Яздовский вспоминал: «Но кому из четвероногих друзей поручить первый полёт? Сходимся во мнении, что первыми в космос отправятся Дезик и Цыган, продемонстрировавшие спокойствие и выносливость во всех испытаниях. <…>

Раннее утро 22 июля 1951 годаДезик и Цыган накормлены лёгкими, но калорийными продуктами: тушёным мясом, хлебом, молоком. Они свободно чувствуют себя в одежде, оснащённой датчиками. Регистрируется частота их пульса и дыхания. Полностью экипированные, зафиксированные в лотках животные ведут себя спокойно. Молодцы Дезик и Цыган, не зря целый год тренировались!

Минут через десять-пятнадцать после старта на горизонте показался белоснежный парашют, на котором спускалась головная часть ракеты…Увидеть первопроходцев космоса хотели все. Счастливчики, первыми достигшие кабины, уже смотрели через иллюминатор. Слышны были их громкие крики: «Живые, живые»!..»

 

 

Первые «космонавты» подопытные псы Дезик (слева) и Цыган

 

Испытатели открыли люк, отсоединили штекеры датчиков, выключили систему регенерации воздуха и вытащили животных из кабины. Когда их «раздели», Дезик и Цыган стали бегать, прыгать, ласкаться. В тот же день специалисты тщательно обследовали собак и никаких сдвигов в их физиологическом состоянии не нашли.

Распорядок второго пуска, назначенного на 29 июля, ничем не отличался от предыдущего — только вместо Цыгана в кабину поместили собаку Лису. На 18-й минуте после старта наблюдатели рассчитывали увидеть парашют, но его не было. Ещё через полчаса пришло сообщение, что кабина обнаружена. Оказалось, что парашют не раскрылся, и головная часть ракеты падала свободно. В результате кабина разрушилась, а животные погибли…

Цыгана решили в полёты больше не посылать, и до самой смерти он жил на даче у академика Анатолия Аркадьевича Благонравова. Никаких «отдалённых» патологических изменений у него не заметили. Наоборот, рассказывают, что четвероногий «космонавт» отличался суровым нравом и стал признанным вожаком среди окрестных собак.

Последовали новые пуски. 15 августа на космическую высоту отправились Мишка и Чижик, а 19 августа — Смелый и Рыжик. К сожалению, через неделю, 28 августа, снова случилась авария — из-за разгерметизации кабины Мишка и Чижик, совершавшие второй полёт, вернулись мёртвыми.

К завершающему пуску, намеченному на 3 сентября, подготовили псов с кличками Непутёвый и Рожок. Однако случился казус: перед выездом на стартовую площадку выяснилось, что Рожок исчез! Времени для поисков не оставалось, и возникла идея взять любую собаку. Около столовой полигона всегда можно было найти бездомных дворняг. Яздовский приказал подыскать среди них пса, подходящего по весу и масти.

Найдёныша быстро вымыли, подстригли и обрядили в костюм. Успели даже придумать кличку: ЗИБ, что означало «Запасной Исчезнувшего Бобика» (в документах можно встретить вариант «Запасной Исследователь Без подготовки»). В суматохе даже не разобрались, что тот ещё щенок, но новоиспечённый «космонавт» отлично перенёс путешествие, чем подтвердил: ракетные полёты способно выдержать любое здоровое существо.

Когда Королёву стало известно о замене, он не рассердился, а сказал с теплотой в голосе: «Да на наших кораблях в космос скоро будут летать по профсоюзным путёвкам — на отдых!»

 

Антон ПЕРВУШИН,

Действительный член Федерации космонавтики России,

член Союза ученых и Союза писателей Санкт-Петербурга,

историк космонавтики, писатель, журналист

(отрывок из статьи «ГЛАВНЫЙ ПОЛИГОН»),

20 августа 2020 года

Comments