Архив


ХИТРЫЙ ПРИЩУР БРОНЗОВОЙ ПТИЦЫ

Отправлено 13 мая 2020 г., 04:03 пользователем Союз Краеведов


 Помнится, в детстве я зачитывался повестью Рыбакова «Бронзовая птица». Особенно будоражила мое воображение глава «Голыгинская гать». И вот как-то проезжая по Ярославскому шоссе, я увидел деревню Голыгино [на реке Воре, не доезжая Воздвиженского cтаринного села на древнем Троицком тракте из Москвы в Троице-Сергиеву лавру]. Что-то внутри меня подсказывало, что эта деревня может иметь отношение к книге. И точно. Обойдя несколько домов, я встретил пожилого эрудированного человека, который поведал мне следующую историю:

— Да, о наших местах эта книга. Все здесь было: и усадьба, и мельница с мельником, и гать…

Ну, а уж историю с Хованскими все, наверно, знают. Здесь неподалеку в царском дворце села Воздвиженского [четвертое дворцовое село вслед за третьим дворцовым селом Братовщиной] во времена первого стрелецкого бунта пряталась от мятежников царевна Софья с молодыми еще царями Иваном и Петром и верным им войском. И придумала она пригласить, по ее мнению, зачинщиков бунта князей Ивана и его сына Андрея Хованских к себе на именины — якобы для примирения. Те с радостью согласились.

Да не судьба была им до ехать до Воздвиженского. Люди царевны под предводительством князя Лыкова схватили Ивана Хованского спящим в Пушкине, а сына его Андрея — в Бибиково, что у Братовщины. Да и прислугу их заодно. Привезли князей к царевне и на площади возле сельской церкви отрубили головы, а тела затоптали в Голыгинскую гать [предположительно недалеко от моста через Ворю по Старой Ярославке]. Слуг же — кого повесили, кого посекли. Эхо этих событий до сих пор живет в названиях некоторых здешних мест: «Виселицы», «У стрелецких могил» и других.

Старики рассказывали, что казненные Хованские лунными ночами поднимались из гати, выходили из болота и умоляли путников о христианском погребении. Потом снимали шапки вместе с головами и просили засвидетельствовать в Москву, что казнены безвинно. Правда, к началу XX века эти слухи стали постепенно утихать, превратившись в крики ночной птицы.

Сама же усадьба находилась как раз возле этой гати, чуть поодаль от деревни Голыгино [на противоположном берегу Вори (место спланировано в ходе строительства Новой Ярославки)]. Отстроил ее штаб-ротмистр Евграф Афанасьевич Грузинов в середине XIX века и далее она передавалась по наследству. К усадьбе вела прекрасная березовая аллея.

 

 

Барский дом с флигелями внутри соснового каре находился и окружен был кустами акации и черемухи. Летом он утопал в благоухающих цветах и птичьих трелях. За домом раскинулся пейзажный парк из различных пород деревьев, изрезанный сетью водных каналов, через которые были перекинуты деревянные дугообразные мостики. Среди этих островков виднелись беседки, в которых можно было посидеть и отдохнуть, вдыхая ароматы растений и наслаждаясь птичьим пеньем.

За парком на взгорке находился обнесенный высоким каменным забором барский некрополь с часовенкой. Здесь были похоронены и сам Евграф Афанасьевич, и все его почившие родственники. Последним в 1916 году здесь хоронили внука и тезку основателя усадьбы Евграфа Грузинова — погибшего в пекле Первой мировой войны героя-летчика.

Чуть в стороне от усадьбы был яблоневый сад. Перед фасадом располагалась цветочная клумба, над которой все лето жужжали различные насекомые. Чуть ниже — огромный пруд для купания и катания на лодках. К нему вела белокаменная лестница с парапетами. Господа отличались достаточно демократическими взглядами и их младшой зачастую играл с деревенскими мальчишками. Вместе купались в барском пруду, катались на лодках…

И бронзовая птица была. Чуть повернув голову, она своим хитро прищуренным взглядом как бы оценивала всех проходящих. Этот взгляд мне до сих пор снится. И вот почему.

 


 После революции усадьбу быстро разорили, но ничего серьезного не нашли. Тогда поползли слухи о кладе, спрятанном, якобы, в фамильном некрополе. Но днем туда ходить копать никто не ходил, дабы не делиться со всеми, если что найдет. Все выбирались тайком, ночью. Но продолжалось это недолго. После того, как двое там померли, а еще трое умом тронулись, желающих искать барские сокровища не стало. Вновь разгорелись слухи о призраках Хованских и о том, что на клад наложено проклятье.

Прошли годы… Век воинствующего атеизма твердой поступью шагал по стране. Как раз перед войной это было. И вот мы, пионеры-ленинцы, враги сказок и мракобесия решили отыскать тот клад, чтобы, во-первых, построить себе клуб, во-вторых, доказать всем несостоятельность дедовских побасенок. Правда, при всем при этом для данного мероприятия мы выбрали ночь на Ивана Купалу [7 июля].

Как только стемнело, вооружившись кайлом и лопатами, мы отправились в путь. Небо было чистое, сплошь усыпанное светляками звезд, искорками приклеившимися к черному бездонному куполу. Желтый прожектор полной луны холодно освещал нам путь. Идти было легко. Иногда налетал легкий июльский ветерок, и тогда березовая алея приветливо шелестела нам листвой.

Подошли к усадьбе. Я поднял голову и увидел хитрый прищур бронзовой птицы. Где-то далеко блеснул всполох зарницы, и мне показалось, что птица мне злобно подмигнула. От неожиданности я закрыл глаза. А когда открыл, бронзовое изваяние по-прежнему бесстрастно взирало на меня. Двинулись дальше к парку. Вдруг с дерева с громким уханьем вспорхнула сова. Мурашки табуном пробежали по спине, собравшись в ужасе на макушке. Все замерли. Мне стало что-то совсем не по себе, и я предложил вернуться. Но надо мной только посмеялись.

Путь через парк казался бесконечным. Вот и некрополь. Крадучись, вошли внутрь ограды и направились к могиле. Тишина тисками сжимала виски, настроение у всех было уже не столь бодрое, как раньше. Налетел порыв ветра, принеся с собой чувства беспокойства и страха. И тут мы увидели медленно приближающиеся к нам полупрозрачные, светящиеся голубоватым светом фигуры. От страха все остолбенели, боясь пошевелиться. Призраки медленно двигались к нам, а когда один из них снял голову, кто-то из наших истерически закричал. Все бросились наутек. Никто не помнит, как попал домой…

Интерес к кладу у всех как-то разом пропал, но, будучи закоренелым атеистом, я долго и мучительно пытался найти разгадку этого феномена. И, знаете ли, нашел. После того, как закончил институт, я вновь пришел на некрополь, произвел необходимые замеры и расчеты и выяснил, что он представляет собой так называемую «Эолову арфу». Любой порыв ветра вызывал внутри некрополя низкочастотные акустические колебания. Этому же способствовали естественные движения земной коры, особенно во время полнолуния, и ряд других факторов. А, как известно, данный вид акустических колебаний вызывает у человека чувство страха, заставляет галлюцинировать и даже может привести к смерти. Так что, можно сказать, мы тогда еще легко отделались.

А клад все-таки был найден. Но в другое время и другими людьми. Это произошло в 1980-х. Усадьбу и некрополь к тому времени снесли, парк и сад вырубили, а всю землю раздали под участки. Так вот на одном из участков и был найден клад. Состоял он из двух ларчиков с золотыми червонцами царской чеканки. Дальнейшая судьба его мне не известна.

А в начале 1990-х сюда приезжал младшой из давешних Грузиновых и даже умудрился повстречать кого-то из друзей детства. А за кладом он приезжал, или его просто тянуло в родные места, про то мне не ведомо…

 

Василий КОРШУН, 2008 год

КУРАКИНСКАЯ ШКОЛА САПОЖНИКОВЫХ

Отправлено 27 мар. 2020 г., 04:44 пользователем Союз Краеведов


 

Фотография из интернета

 

В середине 70-х годов XIX века известный московский предприниматель Владимир Григорьевич Сапожников (1843-1916) решил расширить свое производство шелковых и парчовых тканей и в дополнение к своей московской шелкоткацкой фабрике открыть в Подмосковье еще одну, которая должна была стать образцовым текстильным предприятием. Так в 1875 году в сельце Куракине на правом берегу Клязьмы появилась новая шелкоткацкая фабрика.

Либерально настроенный и прогрессивно мыслящий фабрикант полагал, что помимо технических новшеств фабрика должна располагать и развитой инфраструктурой. И началось строительство спальных помещений (казарм) для рабочих, бани, прачечной, торговой лавки. Медицинское обслуживание должна была обеспечить бесплатная Елизаветинская лечебница, открытая дядей В.Г.Сапожникова Сергеем Владимировичем Алексеевым [отцом К.С.Станиславского] в соседней деревне Комаровке 26 ноября 1873 года.

 

Елизавета Васильевна и Владимир Григорьевич Сапожниковы, 1877 г.

 

Сложнее обстояло дело с обучением детей рабочих. В 1875 году в Мытищинской волости существовало только три начальных народных училища: Мытищинское земское, Листвянское частное (в нынешнем Черкизове) и Болшевское Императорского человеколюбивого общества. Все они были расположены достаточно далеко от Куракина и не могли принять дополнительное число учеников. Поэтому в 1876 году В.Г.Сапожников открыл частное бесплатное начальное училище при фабрике в Куракине.

Попечительницей училища стала его жена, 20-летняя Елизавета Васильевна Сапожникова [урожденная Якунчикова], преподавать Закон Божий согласился дьякон Болшевской церкви Иван Александрович Никольский. Учительницей общеобразовательных предметов была приглашена совсем юная и неопытная учительница, закончившая в том же году Полоцкое училище духовного ведомства Е.И.Фалютинская. Дочь священника, Елизавета Ивановна блестяще сдала выпускные экзамены и бесстрашно отправилась в совершенно незнакомые ей места, где, как оказалось в дальнейшем, ей предстояло проработать всю жизнь.

 

Аттестат Е.И.Фалютинской, 10 июня 1876 г.,

публикуется впервые

 

Для школы было построено специальное одноэтажное деревянное здание. В нем разместились две классные комнаты общей площадью 45 квадратных метров и квартира учительницы. Сапожниковы полностью обеспечивали школу учебниками, наглядными пособиями и канцелярскими принадлежностями.

 Учебная программа соответствовала программе, разработанной Московским уездным училищным советом, и предусматривала обучение в течение трех лет Закону Божиему, письму, чтению и арифметике.

Первоначально предполагалось, что во вновь открытой школе будут обучаться девочки, живущие в Куракине, в том числе и работающие на фабрике. Наплыв желающих оказался огромным: 1 сентября за школьные парты новой школы село сразу 106 девочек! Причем рядом с четырьмя 8-9-летними малышками сидели уже девицы на выданье, 16-17 лет.

Но первый блин оказался комом: работницам фабрики было трудно совмещать работу и учебу. Молодая преподавательница не могла добиться твердого усвоения учебного материала сотней разновозрастных учениц. Был велик отсев.

Потерпев неудачу в первом учебном году, попечительница и преподаватели решили радикально пересмотреть подход к организации школьного учебного процесса. Во-первых, было резко ограничено число учащихся; во-вторых, приоритет при приеме стал отдаваться мальчикам, так как родители учащихся были прежде всего заинтересованы в обучении сыновей. Во многом это было обусловлено тем, что мальчики, получившие свидетельство об окончании начального училища, в дальнейшем пользовались льготой — в случае призыва в армию срок службы для них сокращался на два года. В-третьих, принимать в школу стали детей не только из Куракина, но и из близлежащих селений: Тарасовки, Максимкова, Любимовки и Комаровки.

Результат не замедлил сказаться. Инспектор народных училищ Московского уезда И.Ю.Некрасов в 1878-1879 учебном году посетил Куракинскую школу. В своих заметках о частных сельских училищах уезда он писал: «Куракинское училище тоже с нынешнего года начало правильный ход обучения по программе Училищного Совета. Оно вообще открыто недавно, и прежде учились в нем лишь девочки из живущих при фабрике, теперь оно устроено и для мальчиков. Господа Сапожниковы не жалеют средств и забот на лучшее развитие своего училища [здесь и далее выделено мной. — О.Г.]».

В 1880 году Куракинское училище, в котором были только младшее и среднее отделения (всего 27 человек), приняло в старшее семь человек из Листвянского частного училища, располагавшегося на территории нынешней Мамонтовки. В мае того же года все они успешно сдали выпускные экзамены и получили свидетельства об окончании училища. Инспектор народных училищ Н.И.Каверзнев в своем отчете отмечал: «Успехи по всем предметам хороши. Здание для училища светлое, теплое, удобное, классная мебель удобная. Учебных пособий и руководств вполне достаточно. Все это жертвуется попечительницей, женою учредителя Е.В.Сапожниковой».

Как видно, учительница Елизавета Ивановна Фалютинская постепенно набиралась опыта, ученики год от года демонстрировали хорошие знания. В 1882-1883 учебном году в трех отделениях школы училось 38 человек (33 мальчика и 5 девочек), а в помощь Фалютинской была приглашена еще одна учительница — Вера Калинниковна Савицкая, которая преподавала в младшем отделении. Это позволило Елизавете Ивановне взять на себя дополнительную нагрузку: преподавание в старшем отделении основ чертежного дела.

Это не осталось незамеченным для Училищного совета. Член совета В.П.Афанасьев, присутствовавший на выпускном экзамене, с удовлетворением констатировал: «Экзаменуя детей, становится очевидным, что учителя Фалютинская и Савицкая энергично трудились над развитием детей. То же следует выразить и о законоучителе диаконе Никольском. В Куракинском училище следует обратить внимание на прекрасные успехи учащихся по чертежной части, которыми дети обязаны всецело почтенной преподавательнице Е.И.Фалютинской».

Для подростков, работающих на фабрике, рабочий день был сокращен до 8-ми часов, причем это было сделано в 1881 году — за два года до вступления в силу закона о труде малолетних, вводившего эту норму. А для тех из них, кто совмещал учебу и работу, было определено время учебы: с 17.00 до 19.30. Так в Куракине появился прообраз будущих вечерних школ рабочей молодежи.

При школе была создана богатая библиотека, постоянно пополнявшаяся новыми книгами. Ей пользовались не только ученики школы, взрослое население Куракина также активно читало библиотечные книги.

Старания попечительницы и педагогов школы не могли не сказаться. В 1884 году член Училищного совета В.И.Орлов высоко оценил успехи преподавателей и учеников: «Господа Сапожниковы, очевидно, с любовью относятся к своему училищу и не останавливаются перед расходами для надлежащей его постановки: школьное здание прекрасно приспособлено для занятий и обладает надлежащим простором; помещение учительниц, находящееся в том же здании, также удобно. В училище имеется много наглядных пособий, помогающих ученикам основательно усваивать все преподаваемое им. Благодаря всему этому, а также и тому, что учительницы и законоучитель вполне опытны в деле преподавания и с энергией ведут его, успехи учеников, обнаруженные на экзамене, вполне достаточны.

По Закону Божиему ученики младшего отделения хорошо усвоили молитвы и имеют понятие о всех двунадесятых праздниках; ученики среднего отделения отчетливо изучили все 12 членов Символа веры, прекрасно рассказывали притчи и чудеса Христовы и обнаружили удовлетворительное знание песнопений и священных действий, входящих в состав божественной литургии. Читают по любой книге внятно и с пониманием, прочитанное хорошо рассказывают, знают наизусть много стихотворений и порядочно декламируют их.

Ученики среднего отделения довольно основательно усвоили весь элементарный курс грамматики, написали во время экзамена под диктовку почти все без ошибок. Почерк всех учеников замечательно твердый и красивый, достигается это неуклонным применением принятого метода скорописи, чем занимается г-жа Фалютинская, обладающая сама прекрасным почерком. Арифметические задачи, как умственные, так и письменные, решают довольно быстро и отчетливо рассказывают план решения.

Ученики среднего отделения имеют некоторые сведения из родиноведения и мироведения, что достигается толковым чтением, сопровождаемым объяснениями. Вообще училище поставлено очень хорошо, ввиду чего я позволил бы себе предложить выразить от Училищного совета признательность г-же попечительнице».

Но нет предела совершенству — для повышения навыков церковного пения в школу был приглашен известнейший регент хора Чудова монастыря, располагавшегося в московском Кремле, Алексей Иванович Мечёв.

С 1884 года и вплоть до конца XIX века в отчетах Московского уездного Училищного совета отзывы о Куракинской школе Сапожниковых только превосходные. Ежегодно попечительница и учителя получали благодарности совета. Так, в 1887 году законоучитель дьякон Никольский за отличную работу в Куракинской школе епархиальным ведомством был награжден серебряной медалью, а в 1888 году попечительница школы Е.В.Сапожникова получила письменную благодарность министра народного просвещения графа Делянова.

В 1894 году Закон Божий стал преподавать священник Болшевской церкви Николай Сергеевич Георгиевский. Его преподавательская деятельность в Куракинской школе продолжалась вплоть до 1917 года.

При Советской власти он продолжал выполнять обязанности протоиерея все того же Космодамианского храма в Болшеве. В 1931 году протоиерей Георгиевский был арестован, обвинен в контрреволюционной агитации и сослан на три года в Казахстан. Через два месяца после ареста 66-летний отец Николай умер в пересыльной тюрьме ОГПУ в Алма-Ате. В апреле 2005 года Русской православной церковью он был причислен к лику святых.

К 1900 году в школе училось уже 112 человек, преподавание вели три учителя: Фалютинская Е.И., Горин С.И., Горина Ю.К. Старое здание уже с трудом вмещало такое количество учащихся, и хотя еще в 1885 году к школьному зданию была сделана пристройка, Сапожниковы решили выстроить для школы более просторное и удобное помещение. И в 1901 году распахнулись двери нового школьного здания. Оно было деревянным, двухэтажным. На первом этаже было расположено два класса и квартиры учителей, куда вел отдельный вход, на втором — три класса. Общая площадь учебных помещений составляла 195 кв.метров. Школа отапливалась печами, облицованными белыми изразцами, в здании был водопровод, а освещалось оно электричеством от фабричной электростанции!

 

Клавдия Андреевна Иванищева, школьная мед.сестра

у правого входа в школу, где жили преподаватели, сентябрь 1949 г.,

фотография из архива автора, публикуется впервые

 

Запасной, левый вход в школу,

фотография из архива Н.В.Голубевой,

публикуется впервые

 

Дом № 4/3 на Фабричной улице

выстроен на месте школы Сапожниковых,

фотография Н.В.Голубевой, 2020 г.

 

Ежегодные расходы на содержание школы обходились Сапожниковым более чем в 3000 рублей. Из них жалованье учителям составляло 2330 рублей, приобретение книг и канцелярских принадлежностей 220 рублей, устройство ежегодной рождественской елки — 100 рублей.

Существенное увеличение учебных площадей позволило начать обучение детей ремеслам: девочек в специальном классе рукоделия, а мальчиков — в переплетном классе.

В 1910 году Московский уездный Училищный совет принял решение о переводе части школ уезда на 4-хлетний срок обучения. Причем в земских учебных заведениях дополнительных должностей преподавателей не предусматривалось. Иное дело — частная школа Сапожниковых: с 1912 года в ней был открыт четвертый класс, а штат учителей пополнился еще одной преподавательской должностью. Преподавать в школу была приглашена Елизавета Алексеевна Дорофеева, закончившая в том же году Московскую женскую гимназию.

В 1912/13 учебном году в школе в четырех классах училось 123 человека (63 мальчика и 55 девочек). Такой школа подошла к Первой мировой войне и революциям 1917 года.

Владимир Игоревич ЩИПИН,

историк, полковник в отставке,

2012 год

 

ЧТО МЫ ПРАЗДНУЕМ?

Отправлено 4 мар. 2020 г., 03:11 пользователем Gen   [ обновлено 5 мар. 2020 г., 03:18 ]





От серости и однообразия нашей жизни так хочется праздников… Любых! Был бы только повод потусоваться и оттопыриться, говоря на современном молодежном жаргоне. А потому мы всеядны — мы празднуем всё и вся. И день дурака (!), и день любителей пива… И день покровителя Ирландии (!) святого Патрика — до недавних пор с неизменным парадом в центре столицы… И откровенно сатанинский Хэллоуин (правда, в последнее время этот «праздник» слегка затушевался — уж больно вопиющими были факты его празднования, ставшие достоянием общественности благодаря СМИ).

Исчерпывающе-верно охарактеризовал этот «праздник» дьякон Андрей Кураев: «Хоть праздник этот вроде бы английский, но для России он — американский, ибо позаимствован из голливудских фильмов. И хотя для англичан это «праздник всех святых», но в нынешней-то России никто уж точно не вспоминает о том, что в этот день надо молиться всем Святым. Напротив, детей учат подвывать всякой нечистью. И даже православных детей втягивают в эту грязь!

Интересно, впрочем, и утешительно, вслушаться в звучание названия этого праздника в устной бытовой речи: «Праздник Холуин». Вот это правда: это праздник для холуев, для тех, кто готов, забыв и обгадив свое, подхватить любую идейку из «цивилизованного мира». Что ж, путь холуйства он и в самом деле приводит к потере человеческого образа и к сращению с теми образинами, что человек натягивает на себя».

А так называемый «международный день всех влюбленных»? Мыслимо ли день смерти святого мученика Валентина превращать в шутки-прибаутки, поцелуйчики, танцы-обжиманцы и т.д.? Не кощунственно ли? Ну, это сродни тому, что в день смерти близкого человека устраивать, к примеру, развеселенькую пирушку со всеми вытекающими отсюда последствиями. Не уместнее ли этот скорбный с точки зрения любого нормального человека день провести в храме, посетить его могилку? Просто помолчать, наконец…

Кто и зачем «вбросил» в нашу невеселую жизнь этот импортный «новодел»? Не открою Америки, если скажу, что бизнес есть хорошо продуманный бизнес! Бесчисленные «валентинки», праздничные туры, море цветов, аренда кафе и ресторанов в этот день приносят его «отцам-устроителям» совсем неплохие прибыли и кормят их не один только год.


А так называемый «Международный женский день», день женской солидарности… Интересно, в чем, собственно, или против кого/чего заключается эта самая пресловутая «женская солидарность»? Почему международная? Ведь давно уже не является секретом, что никто кроме нас не празднует эту самую «женскую солидарность». И почему «матери-основательницы» этого праздника с неблагозвучными для русского уха фамилиями — Цеткин и Люксембург — «назначили» его на 8 марта?

Ответ на этот вопрос дает… Библия: за 480 лет до Р. Х. в этот день в Персидской империи было истреблено семьдесят пять тысяч персов (Книга Эсфирь). Это будет почище Варфоломеевской ночи!

«О том, что восьмой день первого весеннего месяца связан с именем германской феминистки и революционерки Клары Цеткин, помнят все, но вот почему именно восьмой, знают немногие. Оказывается, эта цифра возникла не случайно. Движение феминисток создавалось не в одночасье, делом было долгим и кропотливым, но, тем не менее, в 1910 году на 2-й международной конференции социалисток в Копенгагене было принято решение конкретизировать дату возникновения политической организации, борющейся за права женщин, и объявить ее днем солидарности всех женщин планеты. Такой датой выбрали... еврейский праздник Пурим» (Светлана Епифанова. Самые обаятельные и привлекательные. У каждого народа есть праздник, воспевающий женщину // Известия. 7 марта 2002).

Сейчас информация, подобная вышеприведенной, не является «тайной за семью печатями». Более подробно и с датами «женского» праздника в историческом аспекте, и с временными границами празднования Пурима можно ознакомиться как в немалом количестве книжных изданий, так и на большом количестве сайтов в интернете… Было бы желание разобраться в этом вопросе и задуматься, а чей, собственно, праздник нас приучили праздновать именно в этот мартовский день.

И наконец, я вовсе не против чествования наших дорогих женщин, без преувеличения лучших женщин в мире, но давайте перестанем, наконец, бездумно праздновать абы что и абы когда. Не лучше ли возродить отечественные традиции? И в отношении женщин тоже.


Ведь вот уже без малого две тысячи лет (!) во второе после Пасхи воскресенье Православная Церковь чествует святых жен-мироносиц, преданных учениц и последовательниц Иисуса Христа. Вот уж поистине ЖЕНСКИЙ ДЕНЬ в мировом масштабе! В 2020 году он приходится на 3 мая.


Ольга ГЛАГОЛЕВА



ВСПОМИНАЯ ВОЕННОЕ ВРЕМЯ…

Отправлено 26 февр. 2020 г., 02:59 пользователем Gen   [ обновлено 26 февр. 2020 г., 03:08 ]


Автор Яков Максимович Смирнов, летчик-истребитель (справа от С.А. Керселяна) 


Перед войной болшевская средняя школа была переведена на десятилетний срок обучения. В 1941 году я учился в ней в 9-м классе. Летом перед войной проходил летную практику от аэроклуба в лагерях на аэродроме в Кузьминках.



Яков Смирнов, 1940 г.


Утром 22 июня 1941 года встали, и нам объявляют: «Началась война». Приступили к рытью траншей, укрытий, растащили самолеты по опушке леса, замаскировали. Мне было 18 лет зачеты за 9-й класс сдать так и не пришлось…

Немцы знали, что военный аэродром находится где-то под Люберцами, но он был лучше замаскирован, чем наш, учебный, который находился рядом. У нас же была слабая маскировка: просто оттащили самолеты в лесок и там прикрыли. А палаточный городок остался на месте. Все палатки белые в линеечку, да еще белыми кирпичами дорожки обложены, окрашены известью, посыпаны песочком. Палатки белые, полоски белые ежу ясно, что это военная часть.

И немцы маханули по нашему аэродрому: высыпали на него во время налета большое количество зажигательных и фугасных бомб. Загорелось несколько палаток. Одна фугасная бомба попала на танцплощадку, а на ней были установлены зенитные орудия. Бомба и попала в эту батарею орудия искорежила, обслуга погибла.

Среди учлетов [учащийся летной школы] были легкораненые и обожженные при тушении зажигалок. Поначалу мы не знали, как правильно их тушить. Зажигалки надо засыпать землей, песком, а в той кутерьме, когда бомбы падали рядом с самолетами, мы пытались использовать огнетушители. А при попадании воды на зажигалку, она вспыхивала сильнее…

В конце августа 1941 года учлетов отправили в Армавирскую школу пилотов. Учеба в ней была долгая, с вынужденными перерывами. Во время налетов на город Армавир курсанты находились в основном на аэродроме и в карауле. На аэродроме при налете курсанты группами сидели в окопах. Немцы бомбят, а мы по команде залпами стреляем по низко летящим вражеским самолетам.

Вооружены были иранскими винтовками, трехлинейки Мосина у школы забрали на фронт. Качество персидских ружей было невысокое, от частой стрельбы они быстро выходили из строя. У одного курсанта при стрельбе отскочило полствола. Да и стреляли по воздушным целям неправильно, неэффективно. Целились-то в сам самолет, а он же летит, положение цели меняется…




Яков Смирнов, 1941 г.


Летом 1942 года наступление врага развивалось быстро. Немцы подходили к Тихорецку (был захвачен 5 августа). Наша 5-я армия отошла, и Армавир остался на нейтральной стороне. Когда в штабах хватились, что авиационная школа осталась на месте, под станицу Кавказская была брошена танковая бригада. Она должна была задержать наступление немцев, чтобы дать возможность школе эвакуироваться.

Моя группа уходила из Армавира в числе последних. Капитан, начальник по вооружению в школе, был прикреплен к нашей группе. Однако этот офицер вдруг пропал и не отдал никаких приказаний. А что вокруг? Идут бомбежки, сплошные бомбежки. Армия ушла, все горит, склады разбиты. В станице Прочноокопской на берегу Урюпа стоят семь немецких танков и ведут прицельный огонь по городу. В этой обстановке выбросили ребята свои иранские винтовки, взяли на разбитом складе новые винтовки СВТ [самозарядная винтовка Токарева], гранаты и пистолеты прихватили. Решили:  всё, будем партизанить.

И тут подходит к нашей группе капитан-милиционер. Нас отругал, что мы здесь стоим: «Немедленно бегом, марш-броском выходить из окружения на Невинномысск. Бегом немедленно, иначе вас захватят». Мы тогда поделились своими планами. Он еще раз нас отругал: «Какие вы партизаны! Сопляки! Марш отсюда!» И вот пешочком во главе со старшиной курсантом Бубновым мы прошли 220 километров по… железнодорожным путям. Через Невинномысск, Минводы…

Мосты, железнодорожные узлы взорваны. Немцы справа, немцы слева. Дорога наша как какая-то кишка. Юнкерсы заходят на эту дорогу через каждые полтора-два часа и бомбят. Бомбят все время и днем, и ночью. После Минвод налетов было меньше. Шли, спали на ходу, вернее, дремали. Идешь по шпалам среди рельс ударился правой ногой о рельс, забираешь влево. Левой стукнулся, забираешь правее… Автоматически шли в каком-то забытьи…

Под станицей Прохладной всю группу курсантов отправили в пехоту. Оружие те самые хорошие винтовки СВТ (они только появились и применялись для особых задач) у нас отобрали, выдали трехлинеечки [дореволюционная винтовка Мосина]. Здесь в окопах мы пробыли дня три-четыре… Однако быстро разобрались, кто мы такие — учлёты. И вскоре по фронту дали команду: направлять прибывших и будущих курсантов летной Армавирской школы в Баку.

До конца войны оставалось еще долгих три года. Советская армия шла на Запад. В 1945 году группа выпускников Армавирского училища прибыла на фронт. 9 мая я встретил в Чехословакии, в городе Кобели на Мораве, где стоял наш 31-й гвардейский истребительный Никопольский полк. А уже 17 августа 1945 полк вернулся на родину… Затем была служба в Одесском округе, ГДР, Украине, Закавказье.





За четверть века летчик-истребитель Яков Максимович Смирнов налетал 2750 часов, стал летчиком-асом. За столь внушительное число полетов в сложных условиях и руководство ими полковник Я.М. Смирнов не раз представлялся к правительственным наградам.



Литературная запись Олег ДУШИН

январь 2020 года


БИБЛИОТЕКИ МИКРОРАЙОНА ТЕКСТИЛЬЩИК

Отправлено 20 дек. 2019 г., 02:23 пользователем Gen

БИБЛИОТЕКИ МИКРОРАЙОНА ТЕКСТИЛЬЩИК


 


«В 1876 году Владимир Григорьевич Сапожников открыл частное бесплатное начальное училище при фабрике в Куракине. Для школы было построено специальное одноэтажное деревянное здание… Сапожниковы полностью обеспечивали школу учебниками, наглядными пособиями. В школе была собрана богатая библиотека, постоянно пополнявшаяся новыми книгами. Ею пользовались не только ученики школы – взрослое население Куракина также активно читало книги из школьной библиотеки…» [1, и далее].

«Расходы на содержание школы ежегодно обходились Сапожниковым более чем в 3000 рублей. Из них на приобретение книг и канцелярские принадлежности расходовалось 220 рублей».

Инспектора народных училищ в своих отчетах отмечали хорошие успехи учащихся и материальную базу училища, средства на которую жертвовала попечительница Елизавета Васильевна Сапожникова, жена учредителя В.Г. Сапожникова.

«В 1921 году Куракинская школа 1-й ступени понесла ощутимые материальные потери: решением Пролетарского райнаробраза для формирования объединенной педагогической библиотеки она передала в РОНО богатейшую школьную библиотеку, десятилетиями собиравшуюся Е.В. Сапожниковой. Библиотеку в школе удалось возродить лишь спустя шесть лет при новой заведующей В.А. Константиновой. Все 130 книг были закуплены в 1926/27 учебном году на средства учащихся».

После 1922 года школа стала называться «школой 1-й ступени при фабрике “Передовая текстильщица”» и все ее имущество принадлежало фабрике. Фабрике же принадлежал и клуб, в котором долгое время работали библиотека для взрослого населения поселка и отдельно – детская библиотека, которые, вероятнее всего, являлись продолжением школьной библиотеки. Долгое время руководила этими библиотеками Забалуева Мария Александровна, родная сестра Забалуевой Екатерины Александровны, молодой учительницы школы Сапожниковых, умершей от тифа в 1921 году.

Библиотеки пользовались спросом не только из-за большого количества разнообразной литературы, наличия всевозможных журналов («Москва», «Знамя», «Вокруг света», «Наш современник», «Юность» и т.п.). М.А. Забалуева  объединяла вокруг себя любителей литературы разных возрастов, проводила вместе с ними воспитательную работу среди населения.

В то же время существовала еще одна библиотека – техническая (так ее называли жители поселка). Она располагалась в двухэтажном деревянном доме рядом с фабрикой. Здание сохранилось до настоящего времени.

 

Дом управляющего фабрикой Сапожникова, фотография О.Глаголевой, 2015 год

 

Долгое время библиотекарем здесь была Попова Александра Николаевна, в прошлом учительница начальных классов школы Сапожниковых, о которой упоминается в статье В.И. Щипина.

Во время капитального ремонта клуба в 70-е годы прошлого века книги из библиотек были перенесены в квартиру дома № 3 по улице Молодежной поселка Текстильщик. А детская библиотека некоторое время работала в помещении поселковой школы (ныне школа № 22).

 


Школа № 22 в мкр. Текстильщик, фотография Н.В. Голубевой

 

Существующая сегодня детская библиотека в микрорайоне Текстильщик располагается в доме 9 по улице Тарасовской, в здании бывшей больницы (смотри заглавную фотографию), построенной Владимиром Григорьевичем Сапожниковым, положившим много усилий для развития фабрики и создания приемлемых условий жизни ее работников.

 

Надежда Викторовна ГОЛУБЕВА

 

[1] В.И.Щипин, «Подмосковный летописец» № 2(32) 2012 г.



ВСПОМНИТЬ ВСЁ

Отправлено 26 нояб. 2019 г., 10:39 пользователем Gen   [ обновлено 26 нояб. 2019 г., 10:49 ]



21 ноября с.г. мемориальная доска Любови Петровне Гулецкой (1911-2002) фактически главному архитектору города Калининграда на протяжении без малого двадцати (!) лет была наконец открыта.

 

"Добрый день, Ольга Вячеславовна. Всё прошло в лучшем виде. Вам огромное спасибо, без Вас ничего бы не получилось. Жаль, что Вас не было..." Среди вчерашних поздравлений и благодарностей это, присланное Николаем Алексеевичем Клементьевым, внуком Любови Петровны Гулецкой, было конечно же самым приятным.

А началась эта история четыре (!) года назад, когда я 17 сентября 2015-го отправила письмо Главе г.о. Королёв А.Н. Ходыреву с предложением увековечить память Почетного архитектора России Л.П. Гулецкой, выстроившей практически весь наш Старый город (Подлипки).

21 января 2016 года обратилась с тем же к Первому заместителю председателя Совета депутатов
Д.Г. Денисову.

8 октября 2018 года —  уже к Главе Администрации Ю.А. Копцику.

8 апреля 2019 года и вновь к Ю.А. Копцику, уже в том числе и как к Председателю Комиссии по увековечиванию памяти выдающихся граждан и значимых событий.

Ответы, а вернее, отписки были в классическом чиновничьем жанре...

И лишь повторное обращение к Александру Николаевичу Ходыреву весной этого года во время личного приема возымело-таки свое действие: вопрос сдвинулся с «мертвой точки».

27 июня состоялось первое заседание Комиссии по проекту «Доска Гулецкой» (среди других вопросов), где была создана рабочая группа:



 Н.А. Клементьев директор по проектированию ГК «Спектрум», архитектор, внук Л.П. Гулецкой. С ним я познакомилась в октябре 2018 года, когда готовила Первую городскую конференцию «КОРОЛЁВ ИСТОРИЧЕСКИЙ», где он поделился воспоминаниями о бабушке;



Слева направо: С.А. Худяков, С.Н. Александрова, О.В. Глаголева


- С.Н. Александрова начальник отдела г.о.Королёв Пушкинского муниципального района, городских округов Ивантеевка, Красноармейск, Королёв, архитектор. Очень хорошие отношения связывают нас и сейчас (хотя она работает уже в другом городе), а уж поездки по камнеобрабатывающим комбинатам просто отдельная «песня»;

- О.В. Глаголева литератор, краевед, инициатор данного вопроса (в полной мере прочувствовавшая правильность народной мудрости «Инициатива всегда наказуема!»).


Про форму 

Начать мы решили с поиска формы нового мемориального знака. Стандартные доски (например, Мишину, Локтеву и аналогичные) были отвергнуты сразу же, ибо напоминают уменьшенные копии кладбищенских. Так же нами (и Комиссией затем тоже) не были приняты и около десятка эскизов студенток Королёвского техникума технологии и дизайна, хотя старательные учащиеся и пытались использовать элементы Гулецкой с ее роскошных домов по улице Циолковского.

Прислал свой проект и Н.А. Клементьев: квадратной формы, без каких бы то ни было фотоизображений. Не понравиться он не мог, особенно в сравнении с уже виденными вариантами... Профессионал одним словом!

Тем не менее мы с дизайнером Александром Опалевым (с ним мы работали над дизайн-макетами моих четырех книг, в том числе «Страницы прошлого листая...» и «Тайна Исаева») сделали на его основе еще пять вариантов с узнаваемыми фирменными «знаками» Гулецкой. Забегая вперед, скажу, что и эти шесть вариантов не нашли поддержки у Комиссии по разным причинам.

И лишь последний, седьмой, созданный А. Опалевым уже в ночи перед очередным заседанием, был одобрен всеми (в том числе и самим Клементьевым) и взят за основу. Он действительно оказался самым лучшим!

Конечно же, и мы со Светланой Ниловной участвовали в процессе поиска формы мемориальной доски и ее дизайна. Я по причине абсолютного неумения рисовать фонтанировала идеями, она воплощала их в жизнь, а также, естественно, придумывала и свои варианты... Но...Но то, что предложил Александр Опалев, превзошло все наши попытки, вместе взятые: составленная из букв стилизованная колонна с капителью! Его работу можно описать тремя словами: креативно, стильно, достойно.

Подчеркну еще раз: всего было рассмотрено без малого двадцать (!) проектов мемориальной доски.

 

Про текст 

Ну а коль скоро с дизайном доски мы определились, настало время уточнения текста. Дело в том, что первоначально предложенный Клементьевым вариант «ПЕРВЫЙ ГЛАВНЫЙ АРХИТЕКТОР»после представленнойСветланой Ниловной на очередной Комиссии фотографии Петра Ивановича Клишеваиз архива КБХИММАШ с аналогичной подписью было решено поправить. И пришлось мне заняться моим любимым делом: потратить практически месяц на архивы.

Признаюсь, работа меня радовала: словно по мановению волшебной палочки, то в одном, то в другом хранилище отыскивались свидетельства о работе Л.П. Гулецкой. Да какие! (Скажу по секрету, что документов набралось столько и таких интересных, даже и эксклюзивных, что планирую на следующий год запустить очередной книжный проект под условным названием «ГУЛЕЦКАЯ: ГЛАВНЫЙ АРХИТЕКТОР КАЛИНИНГРАДА-КОРОЛЁВА»).

Всю найденную информацию я, конечно же, пересылала главному человеку в нашей рабочей группе Н.А. Клементьеву (еще раз профессиональному архитектору!) и сводила в таблицу, которую также продемонстрировала Комиссии.

В итоге, проанализировав всю найденную документальную массу, Николай Алексеевич остановился на варианте, который он предложил на заседании 8 октября и который сейчас может прочитать каждый: на мемориальной доске«АВТОР ПРОЕКТА ГОРОДА».

 

Про другое 

Параллельно с моими архивными изысканиями мы со Светланой Ниловной были вынуждены (помощников не было!) делать и массу других работ (по ходу решая неимоверное количество проблем):

- нашли-таки требуемый индийский гранит и спонсора,

- разместили заготовку на Долгопрудный камнеобрабатывающий комбинат, где гравер нанес утвержденный Комиссией текст (хотя предложенная С.А. Худяковым приписка о годах работы Гулецкой в этой должности увеличила на 20% стоимость доски и, на мой взгляд, была совсем не нужна),

- за день до официального открытия встретили мастеров в Королёве, которые более пяти (!) часов крепили доску на стену дома, где жила Любовь Петровна.

Но несмотря на все эти трудности, теперь, проходя мимо получившегося очень достойным нового городского мемориального знака, отчего-то вспоминаю две мудрости: древнюю — «Istudfacerebonum» («Спешите делать добро!») и отечественную — «Собаки лают караван идет!» Последнюю даже и не знаю, почему...

 

Ольга ГЛАГОЛЕВА

25 ноября 2019 года

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО педагогов и сотрудников бывшей Сапожниковской школы (теперь МБОУ СОШ №22)

Отправлено 20 июн. 2019 г., 00:28 пользователем Союз Краеведов   [ обновлено 20 июн. 2019 г., 11:27, автор: Gen ]




Главе г.о. Королев А.Н. Ходыреву

от учителей и сотрудников

 МБОУ СОШ №22

Копия направлена

Благочинному церквей Ивантеевского округа протоиерею Иоанну Монаршеку

 


Уважаемый Александр Николаевич!

 

2 мая в мкрн. Текстильщик г.о. Королев в районе ул. Тарасовская был установлен поклонный Крест в знак создания на этом месте храма св.бл.кн. Петра и Февронии. Место для нового храма выбиралось неслучайно. Когда-то основатели шелкоткацкой фабрики Сапожниковы (сегодня это фабрика «Передовая текстильщица») проектировали здесь строительство часовни при больнице для рабочих фабрики. Патриот России, талантливый управленец, меценат Владимир Григорьевич Сапожников много сделал для устройства жизни в фабричном поселке. Фактически он создал инфраструктуру будущего поселка Текстильщик, а сегодня микрорайона городского округа. При нем были выстроены здания спален (общежития), баня, больница и школа. Наша школа, которая сейчас именуется «Средней общеобразовательной школой №22 г.о. Королев», та самая, устроенная когда-то замечательным человеком, христианином В.Г. Сапожниковым.

Фабрика работает и по сей день. Сегодня на фабрике изготавливают ткани для Министерства обороны и космической промышленности. Город растет, растет микрорайон, который при Сапожниковых именовался сельцом Куракиным. Меняются поколения. И не все теперь знают и помнят фамилию Сапожниковых. Мы как учителя считаем сохранение памяти о семье Сапожниковых одной из приоритетных задач патриотического и духовно-нравственного воспитания школьников. Наши ученики, как и ученики других школ наукограда, с уважением относятся к именам Королева, Исаева, Грабина, Дурылина. Их именами названы улицы, проспекты города. Им установлены памятники. И это справедливо. Не справедливо, мы считаем, забыто имя Сапожниковых.

Память об этой замечательной семье, их роли в истории развития нашего города должна быть в центре внимания и городской администрации, и Комитета по образованию, и, по нашему твердому убеждению, увековечиться в строительстве храма, где в прошлом В.Г. Сапожниковым была заложена больничная часовня.

В декабре 2018 года вслед за Первой городской краеведческой конференцией в нашей школе также прошла краеведческая конференция учащихся, посвященная семье Сапожниковых, их культурному окружению и социально-ответственному предпринимательству. На конференции выступали и почетные гости: бывшие выпускники нашей школы актер А. Мерзликин и клирик храма св.бл.  Матроны Московской с. Тарасовка Пушкинского района о. Никита Потапов, который представил вниманию собравшихся проект увековечения памяти Сапожниковых — храм в честь св.бл.кн. Петра и Февронии. Этот проект был с энтузиазмом принят учениками и педагогами.

Мы все прекрасно понимаем, что задачи по духовно-нравственному развитию и воспитанию личности гражданина России являются сегодня важнейшими факторами модернизации России на современном этапе. Воспитание гармоничной, ответственной личности основывается на усвоении школьниками базовых национальных ценностей, которые представляют из себя систему религиозных, культурных, социально-исторических, семейных традиций народов России.

«Воспитательная программа школы основана на принципах ориентации на национальный воспитательный идеал — высоконравственный, творческий, компетентный гражданин России, принимающий судьбу Отечества как свою личную, осознающий ответственность за настоящее и будущее своей страны, укорененный в духовных и культурных традициях многонационального народа России» (Данилюк А.Я. «Концепция духовно-нравственного развития и воспитания личности гражданина России»). Смело можно сказать, что этот идеал в полной мере воплотился, по нашему мнению, в личности В.Г. Сапожникова и его семьи.

Строительство храма в честь святых благоверных князя Петра и княгини Февронии, кроме дани памяти великому человеку В.Г. Сапожникову, имеет для нашего микрорайона, нашей школы еще одно не менее важное значение. Издавна храм был средоточием национальной религиозной культуры. Без знания устройства жизни православного христианина непонятыми остаются произведения Пушкина, Толстого, Достоевского, Пастернака, Булгакова, Чайковского, Чеснокова, Свиридова и многих других представителей великой русской культуры.

Наличие сегодня в школьной образовательной программе таких предметов, как «Основы духовно-нравственной культуры народов России» (5-6 кл.) и «Духовное краеведение Подмосковья» (8 кл.) помогает обучающимся понять духовные основы жизни нашего общества, которые веками со времен св.бл. Великого князя Владимира передавались от поколения к поколению. Но, на наш взгляд, образовательный и воспитательный потенциал этих предметов максимально раскрывается в случае тесного взаимодействия с Русской Православной Церковью.

У наших педагогов имеется опыт совместной работы с клириками храма св.бл. Матроны Московской с. Тарасовка Пушкинского района. Совместно были организованы и проведены интересные мероприятия в нашей школе, в том числе Рождественские образовательные чтения, краеведческая конференция, Рождественские и Пасхальные праздники, экскурсии, кинолектории и т.п. Мы хотим, чтобы будущий храм, который, мы надеемся, будет находиться в непосредственной близости от школы, станет культурно-просветительским центром, в котором мы совместными усилиями будем организовывать и проводить мероприятия в рамках духовно-нравственного воспитания наших ребят, юных жителей микрорайона.

Эта работа нам видится сегодня актуальной и необходимой как никогда прежде в связи с появлением среди наших учащихся детей мигрантов из стран бывшего Советского Союза, для которых усвоение знаний о русской культуре напрямую связано с процессом социализации и ассимиляции.

Важным нам кажется и то, что сам храм будет посвящен святым благоверным князю Петру и княгине Февронии, которые считаются покровителями семьи. Конечно, просто наличие храма не спасет семьи от разводов, а детей от одиночества при живых родителях. Но мы уверены, что социальная работа, которую сегодня проводит Русская православная церковь по сохранению института семьи при активном участии образовательных учреждений и родительской общественности, принесет свои плоды.

Мы верим, что здравый смысл и настоящая забота о духовном и нравственном здоровье будущих поколений нашего общества поможет принять ответственным людям единственно верное решение и поддержать идею строительства храма — культурного и духовного центра нашего микрорайона.

 

Педагоги и сотрудники МБОУ СОШ №22

(двадцать подписей)

17 июня 2019 года

ВОССТАНОВЛЕНИЕ ИСТОРИЧЕСКОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ

Отправлено 10 июн. 2019 г., 02:39 пользователем Gen   [ обновлено 10 июн. 2019 г., 03:35 ]

 


20 октября 2018 года в г. о. Королёв прошла конференция «КОРОЛЁВ ИСТОРИЧЕСКИЙ», при-
уроченная к 80-летию наукограда.

Одним из самых интересных докладов стал доклад отца Никиты (Потапова), который мы предлагаем вашему вниманию.


«Быть человеком это значит
не только обладать знаниями,

но и делать для будущих
поколений то,

что делали для нас наши предшественники».

Георг Лихтенберг, философ




Что такое преемственность? Это живая связь между поколениями.

Каждый человек понимает, что сильный народ — это народ, который знает и чтит свои корни, помнит о подвигах своих дедов и отцов.

Хранить историческую память, знать о предках, которые созидали, трудились, защищали нашу землю, оставили после себя богатое культурное наследие жизненно важно! Ведь будущее невозможно без знания истории и анализа достижений и ошибок.

Во все времена на Руси были такие люди, которые своей жизнью, своими делами прославляли наше Отечество.Среди предпринимателей были те, кому нипочем был кризис или отсутствие прибыли. Для них деньги не были целью, они были средством для благотворительности. Одним из таких людей был «шелковый король» Российской империи Владимир Григорьевич Сапожников.

 

В. Г. Сапожников (1843-1916), 

фотография с сайта «Королёвский краевед»


22 октября 2018 года исполнилось 175 лет со дня рождения этого замечательного человека. О таких людях как Владимир Григорьевич должна сохраниться память в веках.Сегодня связь времен оказалась разорвана и всем нам нужно немало потрудиться над тем, чтобы эту связь восстановить. 

Жители нашего города, краеведы и все те, кому не безразлична судьба родного Отечества,считают своим долгом увековечить память об этом великом гражданине нашей Родины.

Академик Дмитрий Сергеевич Лихачев когда-то сказал точные слова: «Исторические города населяют не только те, кто в них живет. Их населяют великие люди прошлого, память о которых не должна умереть. Надо хранить наше прошлое; оно воспитывает чувство ответственности перед Родиной».

В микрорайоне Текстильщик до сих пор работает фабрика В. Г. Сапожникова 1875 года постройки, когда-то выпускавшая потрясающие шелковые и парчовые ткани, в которых короновались три последние русские императрицы, облачалось все русское духовенство, а сейчас успешно выполняющая заказы для Министерства Обороны РФ. Фабрика Сапожниковых была самой известной русской парчовой мануфактурой XIX века.




Фотографии с сайта «Королёвский краевед»


 

До наших дней в микрорайоне Текстильщик помимо самой фабрики сохранилось еще несколько зданий, построенных В. Г. Сапожниковым: спальня (общежитие), баня, больница.

 

Семейные отношения

Будучи талантливым управленцем, меценатом, настоящим патриотом России, Владимир Григорьевич был и прекрасным семьянином, горячо любящим свою супругу Елизавету Васильевну и чад.


Молодожены Сапожниковы, 1877 г.,
фотография с сайта «Королёвский краевед»

 

В браке у четы Сапожниковых родилось шестеро детей. Интересно, что дети Наталья и Сергей были крещены в церкви Святых Косьмы и Дамиана села Болшева. Старостой этого храма был Сергей Владимирович Алексеев, их двоюродный дед и сосед по усадьбе «Любимовка».

Нежное и трепетное отношение к супруге Елизавете Васильевне и детям сопровождали все почти сорок лет этого счастливого брака (последний сын родился, когда Елизавете Васильевне было 42 года, а Владимиру Григорьевичу 55 лет).

Вначале 1880-х годов в Москве произошло несколько крупных культурно-исторических событий, к которым фабрикант Сапожников имел самое непосредственное отношение. Среди таких событий было освящение в 1883 году храма Христа Спасителя. Все облачения для его священнослужителей были выполнены фабрикой В. Г. Сапожникова.

За выдающиеся успехи в развитии шелкоткацкого дела в Российской империи, награжденный орденами и удостоенный высших наград российских и международных выставок того времени,а также за неустанную общественную деятельность на благо Отчизны Владимир Григорьевич Сапожников получил в 1909 году потомственное дворянство. Год спустя ему был присвоен чин действительного статского советника.

В 1912 году стараниями уже его сына Григория в селе Тарасовка возводится часовня-памятник к 100-летию Победы русской армии над французами в Отечественной войне 1812 года.



Эта часовня была построена в память о героическом сражении казаков с французским войском в селе Тарасовка у реки Клязьма.Французы стремились пробиться к Троице-Сергиевой Лавре, но донские казаки ценой собственных жизней не пропустили их через реку.

В годы революции эта святыня была полностью разрушена и утрачена.Спустя столетие, в 2012 году, к 200-летию победы над Наполеоном, часовня-памятник была снова восстановлена.Удивительным образом, незадолго до начала строительных работ была обнаружена единственная сохранившиеся икона из этой часовни. Это была икона святителя Димитрия Ростовского, который считается покровителем казаков.

 

Память о Сапожниковых в Куракино (теперь мкр. Текстильщик)

Сапожниковы были людьми глубоко верующими. А потому о рабочих своей Куракинской фабрики Владимир Григорьевич заботился как любящий отец, даже выстроил для них больницу.


 

При этой больнице, как жертва Богу и прошение о Божием покровительстве своему фабричному делу, Владимир Григорьевич в 1912 году заказывает известному московскому архитектору Ерофееву проект больничной часовни.

В одном из выпусков газеты «Калининградская правда» за 2005 год в статье краеведа Василия Коршуна упоминается рассказ сотрудника ЦНИИмаша В. М. Герасимчука о том, что в 1970-х годах он присутствовал при разборке еле видневшегося из-под земли фундамента на «Передовой Текстильщице» как раз неподалеку от здания Сапожниковской больницы.

Фундамент этот был выложен кирпичом, на котором стояло клеймо с фамилией Герасимова. Можно с уверенность говорить, что это продукция открытого в 1889 году в Мытищах кирпичного завода И. Г. Герасимова. Но самое главное во время разборки фундамента пришли местные старожилы и стали укорять рабочих за то, что они разбирают остатки бывшей больничной часовни».

Нам посчастливилось  отыскать ее эскизный проект.В Московском архитектурном ежегоднике за 1914-1916 гг. есть чертеж часовни при больнице Товарищества братьев Сапожниковых.



 

Из-за начавшейся революции и страшного гонения на верующих проект Владимира Григорьевича, по всей видимости, не был до конца воплощен в жизнь.


 Наша обязанность

Сегодня видимым символом возвращения памяти о выдающемся деятеле России и, в частности, нашего города Королёва может стать возведение храма на исторической территории у бывшей больницы Сапожниковых (сегодня там располагается библиотека микрорайона).Мы считаем своим долгом, как дань уважения к памяти этого человека, реализовать проект Владимира Григорьевича.

Испросив благословение ублагочинного Ивантеевского церковного округа протоиерея Иоанна (Монаршека), инициативная группа жителей в ноябре 2012 года провела опрос местного населения в мкр. Текстильщик и организовала сбор подписей (более 1500 чел.) по вопросу строительства небольшого храма в память о великих людях нашего Отечества:династии выдающихся фабрикантов Сапожниковых и, в частности, в память о супругах Елизавете Васильевне и Владимире Григорьевиче Сапожниковых.

Сегодня наш славный город Королёв активно растет и развивается, увеличивается количество жителей, все больше людей приходят к вере, восстанавливая тем самым разорванные духовные нити. Каждый здравомыслящий человек понимает и необходимость воспитания в молодом поколении, да и у взрослых, духовно-нравственных качеств.

Наша идея заключается в том, чтобы возвести храм с крестильным приделом по проекту больничной часовни Сапожникова. На сегодняшний день подготовка проекта завершена.

Покровителями этого храма станут святые благоверные супруги князь Петр и княгиня Феврония, Муромские чудотворцы, которые издревле являются покровителями семьи.Это своего рода дань памяти семье Сапожниковых, поскольку Владимир Григорьевич и Елизавета Васильевна оставили всем нам удивительный пример необыкновенно теплых семейных отношений, которые основаны на жертвенной супружеской любви.

Стилистической основой архитектуры храма стал проект той самой больничной часовни Товарищества Сапожниковых, которая выполнена в неорусском стиле с отсылкой на архитектуру Псковского и Новгородского зодчества. Эта же стилистическая направленность выразилась и в архитектуре настоящего проекта. А сам проект Сапожниковской часовни, незначительно измененный под крестильный придел (для проведения в нем Таинства Крещения), включен в общий блок с основным храмом (на снимке справа).

 



 Поскольку наше начинание является возрождением Святыни, то, убежден,что само место, где планируется возведение храма-памятника о династии Сапожниковых, уже освящено благословением Божиим. Ибо с большим удивлением и радостью я узнал о том, что в доме рядом с бывшей больницей Сапожниковых (ул. Тарасовская, д. 13) проживает младшая дочь священномученика Николая Тахтуева, который служил протодьяконом в Болшевской церкви. Ныне он прославлен в лике святых русских новомучеников.

 


 

В заключение

Хочу выразить искреннюю благодарность главе нашего города Александру Николаевичу Ходыреву и всем неравнодушным людям за помощь в продвижении этого проекта. Поблагодарить литератора и краеведа Ольгу Вячеславовну Глаголеву за деятельное участие и большой вклад в дело увековечивания памяти династии выдающихся фабрикантов Сапожниковых, а также выразить благодарность директору школы № 22 мкр. Текстильщик Голубевой Надежде Викторовне, нашей доброй помощнице Мостепанюк Надежде Сергеевне и всем жителям нашего микрорайона, которые начали этот проект и пригласили меня принять участие в этом благом деле.

На мой взгляд, мы живем в то время, когда принято собирать камни. Традиции благотворительности сегодня постепенно возрождаются. Нынешние меценаты, помогая реализации подобных проектов, как раз и связывают ту самую нить между прошлым и будущим, восстанавливая порушенные святыни. Верим, что и проект храма-памятника о семье Сапожниковых с Божией помощью будет возведен!

 

* * *

 Пройдут годы, наши имена и деяния могут забыться, а храм будет стоять! И имена всех благотворителей, благоукрасителей, всех тружеников, которые потрудились над его строительством, будут всегда звучать на каждом богослужении! Всем нам Господь дает сегодня возможность оставить добрый след на родной земле и потрудиться над возведением этой Святыни.

И наконец хочу привести слова замечательного писателя, поистине народного русского поэта Михаила Ивановича Ножкина: «Каждый человек на своем месте должен приносить пользу стране, при этом сохранить в чистоте душу — свою маленькую Россию. Чем больше людей достигнет этого, тем полнее и полноценнее предстанет возрожденная Россия».

Верю, что возведение храма-памятника о семье Сапожниковых станет дополнительным стимулом и еще одним шагом к изучению исторического прошлого нашего города и деятельности наших великих земляков.Древняя мудрость гласит: «Человек живет до тех пор, пока о нем помнят другие». Пока мы помним о них, они живы. Их жизнь — это наша память.  Именно поэтому в нашем храме на поминальных заупокойных службах с недавних пор теперь звучат имена Владимира и Елизаветы со сродниками.

 

Священник Никита ПОТАПОВ,

октябрь 2018 года


«СТАЛИНСКИЕ ДВУХЭТАЖКИ»

Отправлено 9 дек. 2018 г., 09:24 пользователем Союз Краеведов

 

Подмосковный  Калининград, улица Фрунзе,

фотография из книги «70 витков вокруг Солнца»

 

Уже во время Великой Отечественной войны на государственном уровне встал вопрос обеспечения населения жильем в руинах лежало 1700 городов (на конец войны обеспеченность жильем в некоторых из них составляла не более трех метров на одного человека). К тому же перед строителями и архитекторами встала проблема срочного обеспечения жильем еще и нескольких миллионов человек, эвакуированных из западных областей страны.

Флагманом и своего рода экспериментальной площадкой такого строительства быстрого, с наименьшими затратами и практически без привлечения дефицитной на тот момент техники стал Магнитогорск, где после первых же побед под Москвой в 1942 году началось строительство жилья для рабочих металлургического комбината.

В качестве основы был выбран довоенный проект двухэтажек (о нем скажем ниже), который требовалось удешевить и упростить. Первые же дома, построенные здесь по проектам советских архитекторов Г.Симонова, Е.Левинсона и Л.Оля, оправдали все поставленные задачи. Архитекторы были удостоены Сталинской премии, и в том же 1942 году проект застройки 14-го квартала Магнитогорска взяли за основу восстановления всех освобождаемых городов.

 

Как это было

 

Итак, в базовый довоенный проект «Город-сад» (1930-е гг.) эти архитекторы привнесли некоторые черты русского ампира начала ХIX века и заимствовали из него же малую этажность, застройку сразу кварталами с удобным расположением магазинов, детских садов и школ в пешей доступности. Оттуда же и идея застройки квартала по периметру с утопающим в зелени двором внутри и зелеными аллеями вдоль улиц снаружи. По замыслу архитекторов, такие зеленые кварталы можно было располагать в непосредственной близости от промышленных предприятий без санитарной зоны, что позволяло избавиться от транспортных проблем.

Многочисленные государственные проектные институты и архитектурные мастерские (в частности, ИПРОМАШПРОМ проектировал застройку закрытых подмосковных городов) в срочном порядке разрабатывают проекты типовых жилых домов, столовых, кинотеатров, домов культуры, магазинов. В итоге появились одно- и многоэтажные варианты проектируемых зданий: первые предназначены для села, вторые для крупных городов.

Однако самым массовым становятся все же проекты двухэтажных жилых домов, по которым в последние годы войны и сразу же после нее строились только такие дома, и которые с незначительными вариациями есть во всех больших и малых наших городах.

Нам эти дома хорошо знакомы как «сталинские двухэтажки». Эти типовые многоквартирные дома в свое время стали удачным решением жилищного вопроса в разрушенной войной стране. По стилевой принадлежности их относят к советскому неоклассицизму. Отсюда и ансамблевый принцип застройки, характерный для сталинской архитектуры в целом.

 

«Сталинские двухэтажки»

 

В основе их проекта обычная оштукатуренная коробка со сложной многоскатной крышей и деревянными перекрытиями. Чаще всего это восьмиквартирные одноподъездные дома желто-песочного цвета, а также и дома на два-три подъезда.

Строили эти дома из кирпичей и большей частью из шлакоблоков (последние обычно изготавливали на месте, что значительно удешевляло строительство). Так, если в Магнитогорске в качестве наполнителя блоков использовали шлак отходы металлургического производства, то, к примеру, в шахтерских городах Тульской области не было проблем с отходами угледобычи. Нажигу (остатки сгоревшего угля) мешали с цементом, заливали в формы и сушили под прессом. Получавшиеся черно-серые блоки имели пористую поверхность и легко заменяли сразу несколько кирпичей. Ту же самую нажигу добавляли вместо песка в штукатурку, засыпали внутрь стен и на деревянные перекрытия как утеплитель. В подмосковном Калининграде по рассказам старожилов для аналогичных целей использовали строительный мусор, древесные остатки (опилки) после вырубки деревьев в данном месте, иногда даже… паклю, отслужившие своё телогрейки и другие подручные материалы.

Дома оснащались водопроводом и канализацией, а высокие потолки, большие окна, балконы и гипсовые карнизы в послевоенное время и вовсе казались роскошью. Особым шиком считались лепные гипсовые розетки вокруг потолочных светильников, которые встречались все же нечасто и не во всех домах.

Во внешнее оформление также обязательно включались декоративные элементы: карнизы, фризы, наличники, руст, фигурное литье, балюстрады оформление могло быть произвольным, равно как и конфигурация квартир. Всё это давало возможность добиться разнообразия при стилевом единстве.

Более того, такой типовой проект позволял с минимальными затратами трансформировать жилой дом в общежитие или в общественное здание. Эта универсальность прекрасно отвечала запросам тогдашнего массового строительства.

Одновременно с домами проектировались благоустроенные дворы, где, в зависимости от проекта, делали детские площадки, беседки, лавочки, клумбы, даже фонтаны. Важной особенностью дворов стало наличие коллективных хозпостроек. Изначально в деревянных сараях предполагалось хранить уголь или дрова для печей, поскольку дома не имели газового или центрального отопления. Позже жильцы использовали сараи как кладовые или гаражи. На момент постройки домов не было и холодильников, поэтому, как правило, в сараях выкапывали погреба для хранения продуктов. Их обкладывали кирпичом, полы бетонировали.

Однако нужно учитывать, что «сталинские двухэтажки» задумывались все же как временное, продиктованное суровой послевоенной необходимостью градостроительное решение вековая долговечность конструктивно здесь не закладывалась!

И хотя при хорошем уходе (если он был!) они могут еще служить некоторое время, но реально большинство из них уже выработало свой ресурс. И сейчас многие из них уже находятся в аварийном состоянии, ибо все их элементы выполнены по простым технологиям без запаса прочности. Более того, по проведенным расчетам специалистов в большинстве случаев капитальный ремонт для дальнейшей безопасной эксплуатации таких зданий будет сопоставим с постройкой нового дома аналогичного качества. Что по сегодняшним меркам вряд ли целесообразно.

 

Собирала информацию из разных источников

и расспрашивала старожилов Ольга ГЛАГОЛЕВА,

сентябрь-декабрь 2018 г.

ИЗ ДЕТСКИХ ВОСПОМИНАНИЙ: ДВА МАНДАРИНА

Отправлено 8 февр. 2018 г., 22:41 пользователем Алексей Дворников   [ обновлено 9 февр. 2018 г., 01:42 ]

 

 

Я родилась в феврале 1941 года в Костинском роддоме. Первые пять лет помню немного… Началась война и я была в круглосуточных яслях, которые располагались среди фруктового сада в большом доме Беляева — одного из акционеров «Товарищества Ф.Рабенек».

Мы тогда снимали угол в Городище мама, брат и я. Отчетливо помню печь, большую кровать и сундучок-раскладушку, на которой спал старший брат. На день раскладушку убирали в сундучок, и в комнате становилось просторнее.

Помню глубокий овраг и мост через него (мост есть и сейчас, только раньше он был деревянный и более высокий); крутой берег Клязьмы и песчаный обрыв. Ребята прыгали с обрыва и кубарем катились в реку, а я боялась и только разок попробовала…

Потом мы получили комнату на улице Сталина (сейчас улица Кирова) в доме № 41 на Старых Горках. Это был чердак-сушилка в барском доме усадьбы Штекера. Дом был большой, с террасами, верандами с флигелями. С нашей стороны был каретный сарай на шесть хозяев. Перед домом большая лужайка с огромной березой.

Детей, которые сбивались в свои компании, было много. Мы мелюзга часто играли в салки, прятки, в ножички. Мяча не было, поэтому брали тряпку, насыпали в нее опилки с песком, привязывали веревку и укрепляли на железном столбе. Играли двое кто быстрее закрутит вокруг столба этот «мяч», тот и победил. Прыгалки, скакалки, классики тоже любили.

А еще были городки. «Бабушка в окошке», «колодец», «батарея»… Самая трудная фигура «письмо» (биты были небольшие, детские).

Зимой санки, самоделки-ледянки. Коньки-снегурки на валенках… Клязьма замерзала, так что каток был свой, под рукой.

Ребята постарше делали короткие лыжи-самоделки и катались на соседней крутой горе между деревьев. Смотреть и то дух захватывало… А еще они делали крюки из проволоки и шли на дорогу. Караулили машину, цеплялись крюком и катались. Красота!!!

 

О войне

 

Отчетливо помню пленных немцев. Их колонны водили на работу в конец улицы Сталина мимо «Дома испанцев» на лесопилку, которая была на лесной опушке. Мы смотрели, прячась за столбами бывших ворот усадьбы.

Часто рисовали мелом фашистскую свастику, а рядом звезду на заборе Культбазы (Дом отдыха Минобороны). Был у нас и тайный штаб, куда приносили всё, что находили: обрывки карт, гильзы патронов, обрывки парашютной ткани…

Взрослые рассказывали, что в начале войны группу немецких парашютистов сбросили на лесок, который был рядом.

Помню соседа дядю Сеню. Он был небритый, ходил в ватнике и у него не было ноги, а был деревянный протез-ступа. Однажды он присел отдохнуть и отстегнул протез. Я пыталась поднять его и не смогла такой он был тяжелый.

Помню калек, которые ездили на низеньких железках-тележках по вагонам, прося милостыню.

А еще я помню постоянное желание чего-нибудь поесть. Мы ели все что жевалось: летом кашку-клевер, цветки желтой акации, молодые листы липы, землянику… Это желание прошло только тогда, когда я закончила МВТУ и начала работать — в начале 1960-х годов.

 

Школа и первая елка

 После яслей в детсад я не ходила, болталась на улице. Заниматься мною было некому — мама работала в две смены, нянек не было.

 С мамой и братом, Болшево, 10 февраля 1946 года

 Поэтому-то я пришла в 1-ю Сталинскую школу около платформы «Первомайская» из красного кирпича, двухэтажную, всего на два класса в 6,5 лет (как Филиппок). В школе были кабинеты физики, химии, ботаники, спортзал, пришкольный участок.

На Новый год была елка. Игрушки самые простые: зверюшки, домики из прессованной бумаги, Дед Мороз и Снегурочка из крашеной ваты, стеклянные бусы, немного шаров и гирлянды бумажных флажков и снежинок.

Мне было уже восемь лет, когда я попала на елку в клуб ЗИК в Подлипках. Сначала мы дошли до станции Болшево, потом на поезде добрались до Подлипок, потом опять пошли пешком. Саму елку не помню, но хорошо запомнила подарок, в котором помимо печенья, леденцов и карамелек было… два мандарина. А ведь на дворе стоял 1949 год! Всего-то четыре года после войны! Мы принесли подарок домой и съели вместе с братом…

 

Елена Ивановна ПРОТОГЕНОВА

1-10 of 53