ЖИЗНЬ НА «СПАЛЬНЕ»: 1920-е годы (часть 2)

Отправлено 13 сент. 2017 г., 4:46 пользователем Алексей Дворников

Казарма № 6 («Вернецкая»)

 

Взрослые дома

 Чем занимались взрослые каморок на «спальне» в свободное время? В праздники и по воскресеньям, понятно, отдыхали, а в будни, когда приходили с работы домой?

Женщинам дома работы хватало: приготовление пищи, глажение белья, починка одежды, прочее рукоделие. Многие вязали от шерстяных варежек до художественных кружев.

Мужчины тоже принимали участие в некоторых домашних делах: чистили картошку, овощи; встречали жен у бани со стиранным бельем и несли его к плотикам на берегу реки, а потом, после полоскания, несли домой к вешалам сушить. Они белье не стирали и не полоскали: мужикам не положено. Стирали женщины только в бане, и только в определенный, сугубо женский, день недели. На следующий еще производилась уборка. В день мытья (пятница мужской, суббота женский) стирать не разрешалось.

 

Баня со стороны Клязьмы

 Грамотные мужчины вечерами читали газеты. Подписывались на газеты многие, но не все способны были их читать. Надо отметить, что, в отличие от частного бизнеса, газеты, выпускаемые государством, в ту пору на дом не доставлялись. За ними надо было ходить в киоск около ворот фабрики. Киоскер выдавал газету только при предъявлении подписной карточки и делал в ней отметку о получении газеты.

Кто не хотел вечером сидеть дома, шел в красный уголок, на третий этаж, над кухнями. Там тоже можно было почитать газету, журнал, была и небольшая библиотека. Играли в шашки, находились даже умельцы играть в шахматы.

В 1927 году в красном уголке появилось радио: в углу под потолком повесили огромный черный рупор, потом несколько дней ждали, когда радио заговорит В тот вечер, когда громогласный рупор впервые зарокотал: «Всем! Всем» Всем! Говорит Москва!», красный уголок был забит до отказа. В дальнейшем слушать радиопередачу народ собирался заранее, и минут по двадцать люди (женщин было больше, чем мужчин) в терпеливом ожидании смотрели на черную трубу.

 

В красном уголке слушают радио, фотография из интернета

 Женщины чаще собирались на кухне. Одни с тряпками в руках, в ожидании, когда сварится или поджарится за одной из многих печных дверец, расположенных в два ряда; другие просто так, поговорить. Беседовали, обменивались новостями, нередко перемывали косточки отсутствующим соседкам.

Перед входом на кухню со стороны Лазарета в кубовой было свободное местечко, где иногда по вечерам собирались картежники. Кто играл, кто смотрел, но компания шумная: выкрики, ругань. Случалось, страсти разгорались до ссоры, а то и до драки. Всполошенные женщины бежали кому куда ближе кто в Лазарет, кто на Вернецкую. Впрочем, у выхода застревали и оттуда смотрели на расходившихся мужиков, с визгом пускаясь наутек, если те опасно приближались.

Конечно, и у мужчин находились свои дела дома: починить что-нибудь из вещей домашнего обихода, смастерить что-то для своих детей. Если чинить ботинки несли к сапожнику, то ремонтировать валенки совершенно необходимую зимнюю обувь многие мужчины умели сами и подшивали их для всей семьи.

Немалым подспорьем для домашнего хозяйства были балаганы так здесь назывались сараи. Почти каждая семья имела свой балаган с погребом, так что вышел целый городок к югу от домов, по обе стороны от узкоколейки.

«Китай-город», «Шанхай» иронически называли его сами владельцы. Но без балаганов обойтись было трудно. Сюда выносили на лето зимние рамы, хранили инструмент и другие вещи ежедневного употребления. В погребах хранили купленную осенью картошку, квашенную капусту в бочках, соленые огурцы и прочее.

Некоторые ухитрялись устроить при своем балагане огородик, водили кур и даже коров. Сено для них, так же как картофель и овощи, добывать было нетрудно: мужики из деревень привозили прямо к «спальне». Здесь удобнее было мастерить разные вещи, а в летние месяцы многие из каморочной тесноты даже ночевать уходили в балаганы.

Но это летом, а в длинные осенние и зимние вечера что мужикам дома, в своей комнате делать? В картишки с семейными перекинуться, да, может, из соседей кто зайдет. Посидеть, покурить не торопясь, а курили почти все мужчины (но не женщины, им нельзя позор). Многие предпочитали папиросам махорку и скручивали цигарки по форме папирос. Табак носили с собой в кисетах, а для цигарок нужна бумага. Вот и занятие: приготовить на следующий день бумагу папиросную или, за неимением оной, газетную. Нарезали ее полосками шириной в длину цигарки и свертывали в рулончики, чтобы удобнее оторвать нужный кусок.

Вот вечер и прошел, поужинали и спать. Ложились рано, многим «на заработку» так здесь называлась первая смена. Часов в 10 вечера в коридорах звенела тишина.

Утром раздавался крик: «Каморки подметайте!» Уборщица проходила по коридору из конца в конец, обрызгивая бетонный пол из лейки и время от времени издавая свой клич. По этому сигналу принимались мести пол комнаты дети или взрослые, оставшиеся дома. Если к приходу уборщицы в некоторых комнатах уже никого не было, значит, уборка была произведена заранее и мусор выметен в коридор к стене около двери.

Потом, как уже сказано, шли молочницы, следом за ними нищие. Они открывали дверь: «Подайте Христа ради». Им отвечали: «Бог с вами», если не хотели подать, а если подавали, то кусок хлеба, редко что-нибудь другое. Так они шли по коридору, дергая ручку за ручкой. Если дверь не открывалась, значит дома никого нет. Даже дети, находясь дома одни, обычно не запирались.

В субботу или под большой праздник производилась большая уборка во всех комнатах женщины или девочки лет двенадцати и старше мыли полы и свою часть коридора. Несмотря на бедность обстановки, чистота в каморках была примерная. Света много от больших окон, светлых покрывал и подзоров на кроватях, скатертей на столах.

Полы были из превосходных досок и застилались половиками. Места общего пользования содержались в не меньшей чистоте. В особенности туалеты. Скорее в кухне можно было увидеть какой-нибудь мусор, чем в уборной, что было результатом не столько тщательной уборки, сколько аккуратности жителей.

 

Иван Иванович ЧУБУРОВ

 

«Калининградская правда», № 127 за 1999 год

Comments