арх_первомайский

ЖИЗНЬ НА «СПАЛЬНЕ»: 1920-е годы (часть 1)

Отправлено 24 апр. 2017 г., 12:13 пользователем Владимир Беляшин   [ обновлено 3 мая 2017 г., 5:01 ]



     Первомайка один из немногих «текстильных городков», рассеянных по центральной России. И есть в их истории и географии «белые пятна». Одно такое «пятнышко» жизнь в рабочей казарме (ее обитатели предпочитали другое название своего жилья «спальня»).

    Особый мир «спальни», насколько известно, не нашел еще отражения ни в художественной литературе, ни в исследовании социологов. Взять хотя бы двойной корпус «Вернецкой» и «Лазарета» [казармы №№ 6 и 7] одни коридоры и лестницы чего стоят. Как по листу Мёбиуса, по ним можно было блуждать бесконечно. Дела давно минувших дней… Не рассказать о них значит, что-то потерять, и в истории, и в наши днях.

 





    Ближайшее к фабрике 4-хэтажное здание носило название «Девичья». До революции это было действительно общежитие для девушек.

Казарма № 4 («Девичья»), улица Советская, дом № 31

 

   К западу от него «Мишенская», двухэтажное кирпичное в центральной части строение, с длинными одноэтажными деревянными крыльями [снесено, на его месте построен дом № 5 по улице Учительской].

      Затем «Вернецкая», соединенная кухонным корпусом с «Лазаретом»:

Справа — «Вернецкая», улица Учительская, № 3 (казарма № 6),

слева «Лазарет», улица Учительская, № 1 (казарма № 7),

в центре — бывший кухонный корпус, улица Учительская, № 3

 

      Происхождение названия «Лазарет» точно известно: он был построен [управляющим фабрикой Константином Федоровичем Кнорре http://skr.korolev-culture.ru/anonsy-ekskluziv/ekskluziv/knore ] в 1914 году, но его немедленно забрали под госпиталь с началом Первой мировой войны.

    Администрация и почта, однако, не признавали прижившихся народных названий: Девичья официально именовалась казармой № 4, Мишенская № 5, Вернецкая № 6, Лазарет № 7. Казармы № 1, № 2 и № 3 собственных (народных) названий не имели.

Казарма № 1, улица Советская, № 45

 

Казарма № 2, улица Советская, № 67


 
                                                                                                                                            Казарма № 3

 

    В кухонно-бытовом корпусе, соединявшим Вернецкую с Лазаретом, на первом и втором этажах были колоссальных размеров печи-пищеварки, работавшие круглосуточно; кубовые емкости с кипятильниками типа «Титан», туалеты с умывальниками.

    Через кухни можно было пройти во все корпуса, из каждого длинного коридора в любой другой, не выходя на улицу.

     Из окон Вернецкой, выходящих на восток, открывался вид на Мишенскую, а дальше в прорехи между деревьями на Девичью, фабрику и Горки.

Историческая башня фабрики Франца Рабенек

 

    Западные окна Лазарета смотрели на широкое поле; справа была видна дорога на Максимково, усаженная большими деревьями, слева Поповский лес, замечательное собрание старых, но низкорослых раскидистых сосен. Вид из внутренних окон ограничивался противоположным корпусом.

      По двору были проложены рельсы узкоколейки, и паровозик «Вера» часто посвистывал и пыхтел под окнами привозил с болота торф для кочегарки и котлов центрального отопления. (Кочегарка была в подвале под кухней и оттуда подавала горячий воздух для печей).

 

Процветание

 

      Вторая половина 1920-х годов. После пуска фабрики все взрослые имели работу, получали хорошую зарплату. Все были сыты, обуты, одеты. Золотые дни Первомайки… Всё насущно необходимое можно было купить в кооперативном магазине и в лавках частников, разместившихся под соснами при дороге от фабрики в Максимково. Здесь была палатка мясника, рядом Рожков торговал всякой снедью; промтоварами снабжал магазинчик Сережи-татарина.

      Все торговцы легко давали в долг, без всяких процентов. Многие обитатели «спальни» расплачивались в получку; на оставшиеся деньги накупали всякой заманчивой снеди и пировали несколько дней. Потом опять начинали приобретать продукты в кредит. Более экономные соседи язвили по их поводу: «В получку у них жарево и печево, а потом есть нечего!»

       Надо сказать, на получку находилось много охотников. В дни зарплаты на поселок делали набеги мелкие торговцы разной разностью: платками, лентами, всевозможной хозяйственной утварью, но, пожалуй, больше всего товарами для детей пряниками, пирожными, шоколадками в сияющих разными цветами металлических обертках, хитроумными игрушками так ярко раскрашенными, что издали бросались в глаза. Ребятишки тащили к ним родителей, вытягивая из их карманов или кошельков мелочь (цены были копеечные). Часто устраивались целые базары если получка приходилась на Масленицу или другие праздники. В основном торговцы были народ покладистый и принимали не понравившуюся игрушку обратно, в крайнем случае отругают.

   Осенью и зимой торговцы-разносчики приходили прямехонько на «спальню», преимущественно вечером, и располагались в коридорах. Иногда бесцеремонно стучались в двери, предлагая свой товар. Глядишь, вовсе какую-нибудь пустяковину, вроде восковых скорлупок-уточек или таких же лебедей для пускания по воде. Забавы, впрочем, недолговечной от нескольких минут до нескольких дней.

    Была и обычная, ежедневная торговля. Утром по каждому коридору проходили молочницы, возглашая: «Молока кому не надо ли?» или «Молоко кипяченое».Некоторые приходили издалека; максимковские же, как правило, шли молча они разносили молоко по договоренности, с расплатой в получку.

Молочница, фотография из интернета

 

    В одном из переходов каждый день устраивался пожилой дядя с лотком, наполненным плюшками и дешевыми конфетами. Основными его покупателями были дети. К вечеру его лоток всегда пустел… 

Продавец с весами, фотография из интернета

 

    С улицы доносилось: «Точить ножи-ножницы!», «Паять, лудить, чайники чинить!», «Вставлять стекла!» Обязательно нараспев – каждый на свою постоянную мелодию.

Точильщик ножей, фотография из интернета

 

    Иногда раздавался звук шарманки; на музыку собирался народ, окружая шарманщика плотным кольцом. По окончании исполнения ему в шапку кидали медяки, обычно всего несколько монет, так что, наверное, большим подспорьем ему был попугай, за гривенник [10 копеек] вытягивавший из маленького ящика на шарманке «счастье» конвертики с предсказаниями.

     Шарманщик не возражал, если дети кричали: «Попка дурак!», а ребятня приходила в восторг, когда попугай впопад отвечал: «Сам дурак!»

      Угольщик подъезжал на лошади: «Углей, углей, кому углей?» Березовый уголь был нужен всем, главным образом для… утюгов (электрических в ту пору не было). Модницы завивали волосы специальными щипцами, разогревая их тоже на углях.

    Во второй половине дня являлся красильщик. Как и все, он объявлял в коридоре предлагаемые услуги; его приглашали в комнату, обсуждали условия заказа. Прикрепив к подлежащим перекрашиванию платьям, кофтам и т.п. метку соответствующего цвета, красильщик увязывал вещи в узел и уходил к себе в Максимково, а через несколько дней, в установленный срок, приносил готовое хозяевам.

    Были и другие предприниматели, предлагавшие услуги с доставкой на дом, в частности, фотографы. Из них некоторые занимались только увеличением портретов с ранее сделанных фотографий. Портреты делались в рамках и под стеклом. Продукция, надо сказать, не всегда высокого качества, но вполне устраивавшая местное население.

 

(продолжение следует) 

Иван Иванович ЧУБУРОВ (1920-1994)


«Калининградская правда», № 124 за 1999 год

 

Фотографии Ольги ГЛАГОЛЕВОЙ

 

Особая благодарность Елене Ивановне Протогеновой за помощь в подготовке данной статьи

«ВДОГОНКУ» — А ВОТ МЫ ЧЬИ

Отправлено 3 апр. 2017 г., 0:33 пользователем Владимир Беляшин   [ обновлено 3 апр. 2017 г., 14:40 ]


    Не успели мы разместить статью Сергея Ивановича Мельникова «Вы чьи, кирпичи?» ( http://skr.korolev-culture.ru/pervomaj/arh_pervomajskij/vycikirpici ), как практически сразу же, вдогонку, пришло два письма от самого автора и москвича Петра Александрова.

    Сергей Иванович уточнил местонахождение своего кирпичного клада: примерно 100-метровая тропинка, тогда еще не заасфальтированная, ведущая от улицы Советской к ДК «Болшево».


    Коллекционер Петр Александров дал ответ на вопрос, вынесенный в заглавие предыдущей статьи, с которым мы, естественно, знакомим и наших читателей.

 

1. Клеймо завода Челнокова

 

    Завод Василия Федоровича Челнокова при деревне Шараповой Мытищинского уезда один из крупнейших заводов губернии, основанный в 1870-е годы. Как отмечалось в статье «Кирпичный завод Перлова» ( http://skr.korolev-culture.ru/staryj-gorod/arhiv-1/kirpicnyjzavodperlova ): «В Пушкино, Ивантеевке, Болшево, Щелково, Мытищах и Москве из мытищинского кирпича построены фабрики, заводы, жилые корпуса, храмы, богадельни, больницы, часовни, дома призрения и трудолюбия, бывшие доходные дома, тюрьмы, учебные заведения, троллейбусные и трамвайные парки, музеи, театры, магазины, оранжереи, конюшни и каретники. Не поддаются исчислению дачи и деревянные дома на кирпичном фундаменте».

    Клейма В.Ф. Челнокова: «ЧЕЛНОКОВЪ», «В.ЧЕЛНОКОВЪ», «В.Ф.ЧЕЛНОКОВЪ».


 


        В 90-е годы XIX века этот кирпичный завод перешел к сыну основателя Михаилу Васильевичу Челнокову.

    В 1895-м году М.В.Челноков вместе с В.К.Шапошниковым организовали Товарищество по производству строительных материалов, которое довольно быстро стало одним из крупнейших поставщиков стройматериалов в столице и губернии благодаря объемам производства и развитию железнодорожной сети. В него входило около десятка различных производств, раскиданных по всей губернии, и даже отдельные предприятия за ее пределами, в том числе и заводы, расположенные у деревни Шараповой, и завод на реке Сетунь. Еще один небольшой завод принадлежал Товариществу в Смоленской губернии.

    Клейма Товарищества: «В.К.ШАПОШНИКОВЪ М.В.ЧЕЛНОКОВЪ», «Т-во В.К.ШАПОШНИКОВЪ М.В.ЧЕЛНОКОВЪ и К»

    Кирпичи с клеймами Товарищества встречаются еще чаще, чем отцовские.

 

 

2. М.А.

    На приведенной фотографии показана половина кирпича с начальными буквами клейма: МА… Абсолютно точно можно сказать, что полностью это клеймо выглядит как М.А.С.:

 

 

    Таким образом клеймили кирпичи, сделанные на заводе почетного гражданина Михаила Артемовича Степанова (Микаэла Арутюновича Степанянца). Этот завод располагался в районе нынешнего города Электроугли (город районного подчинения в Ногинском районе Московской области).

    С XVIII века местные крестьяне кустарным способом разрабатывали в деревнях белую глину. В каждой деревне было несколько производств. Белая глина имеет большую огнеупорность, поэтому такой кирпич использовали в основном при кладке каминов и печей. Популярность такого кирпича обусловлена дефицитом и дороговизной настоящих огнеупорных кирпичей.

    Завод Степанянца был основан в начале 1870-х годов, помимо кирпича на нем производилась напольная плитка с подобным же клеймом. В конце XIX века завод был сдан в аренду московским армянам Ованнесьянц (один из них был архитектором). Закрылся в 1910-е после череды пожаров.

    Клейма Степанянцев : «М.А.С.» и «М.С.»

    Клейма Ованнесьянцев : «ОВАННЕСЬЯНЦЪ», «OVANNESANTS», «Архитектор ОВАННЕСЬЯНЦЪ»

 


    В отличие от других местных производителей подобного кирпича на заводе Степанянцев-Ованесьянцев очевидно понимали маркетинговую ценность клейма, поэтому кирпичей с клеймами относительно много. Другие заводчики ставили единичные клейма, которые очень редки.

    Встречаются эти кирпичи в Москве, Московской и Тульской областях.

 

3. Прима

 

    В отличии от продукции Степанянца этот кирпич настоящий огнеупор. Производился в городе Боровичи Новгородской губернии на заводах Константина Логгиновича Вахтера крупнейшего производителя огнеупорных кирпичей, имевшего в разные годы до десяти заводов.

    Клейм заводов Вахтера очень много:


Фотография из интернета

4. Пирогранит

 

    Кирпич произведен также в Боровичах на одном из небольших заводов. Завод несколько раз менял хозяев, пока в итоге не был куплен тем же К.Л. Вахтером.



 

    Пирогранит является незаменимым материалом для декоративных внешних и внутренних облицовок крупных сооружений, он применяется также для украшения карнизов и колонн. Пирогранит относится к группе морозостойкой строительной керамики. Сырьем для него служит клинкерная глина, которую обжигают при высокой температуре до плотного состояния.

    Неэмалированный пирогранит первоначально использовали для восстановления каменной скульптуры и резьбы по камню.

    Применение пирогранита для замены камня имеет особое значение для стран, не располагающих запасами морозостойкого, прочного камня, так как пирогранит морозо- и кислостостоек, поэтому его не разрушают ни холод, ни загрязненный газами городской воздух. 

    Разнообразные новгородские кирпичи Вахтера встречаются практически по всей России от Москвы до Владивостока.

Петр АЛЕКСАНДРОВ


Фотографии кирпичей московского коллекционера Сергея Лаврова

ВЫ ЧЬИ, КИРПИЧИ?

Отправлено 15 мар. 2017 г., 0:42 пользователем Владимир Беляшин   [ обновлено 17 апр. 2017 г., 4:06 ]



    В сюжете Королёвского телевидения о ДК «Болшево» его директор А.Ю.Глазунова рассказывала и показывала кирпичи, найденные при ремонте здания ДК. А вот кто нашел эти артефакты и как они попали к ней, не упомянула. Дополняем сообщение директора 16 лет назад эти кирпичи нашел и передал в музей (в количестве четырех штук) наш неутомимый Сергей Иванович Мельников. Но впрочем, пусть он сам расскажет эту историю.

 

    Клуб БМЗ (Болшевского машиностроительного завода), затем ДК «Болшево» известен очень давно. В середине 1930-х годов первые детские книжки мне выдали в библиотеке именно этого клуба. По этим книжкам я учился читать и познавать историю нашей страны.

    А сколько было просмотрено кинофильмов! Не сосчитать. Вначале мы, «малышня», сидели на полу перед экраном, а повзрослев, уже покупали билеты и восседали на креслах-стульях, как взрослые.

   Сколько воспоминаний оставила чугунная лестница клуба, по которой после кинофильма зрители спускались на улицу. Лестницу «убрали» и следы ее затерялись.

    Сколько раз я участвовал в представлениях и спектаклях в клубе! НАШЕМ клубе.    

    Слышал, что именно здесь было объявлено об Октябрьской революции 1917 года: «Вся власть перешла народу. Земля стала народной собственностью… Фабрики и заводы стали собственностью рабочих…» К сожалению, это эпохальное событие не подтверждено архивными данными.

 

Страница истории

 

    Став взрослым, узнал, что в этом здании когда-то находилась «Пачечная» так назывался цех фабрики-красильни «Франц Рабенек». Эта фабрика была образована в 1827 году, а в 1829 году стала называться фабрика-красильня «Франц Рабенек и К» (сыновья). Так в нашей местности на земле князей Одоевских возникло красильное производство. 

Рекламный буклет, 1902 год

 

    В 1905-1907 годах француз Данин Жозеф Жилле купил движимое имущество (в том числе ткачей и ткачих) фабрики Лапинской мануфактуры, находившейся, как и фабрика-красильня «Франц Рабенек» на территории сегодняшнего микрорайона Первомайский, и вывез в неизвестном на сегодня направлении...

    Но вернемся к фабрике. В 1909 году акционерное общество (товарищество) «Ф. Рабенек» купило недвижимое имущество (здания) акционерного общества Болшевской мануфактуры в сельце Лапино-Спасское тож.

    Этим воспользовался пристав Афанасьев и административно объединил сельцо Лапино-Спасское тож с селом Болшево, образовав таким образом единое территориальное объединение и назвав обе части одним словом село Болшево.

    С тех пор сельцо Лапино-Спасское тож в официальных архивных документах не показывается, а красильное и прядильное производства считаются одним производством «Ф. Рабенек».

    Таковы основные исторические вехи фабрик Лапинской мануфактуры и красильного заведения «Ф. Рабенек».

 

Про кирпичи

 

    В 2000 году Комитет культуры города Королёва выделил средства для ремонта и реставрации ДК «Болшево».         Услышав эту радостную весть, я решил посмотреть отвалы у фундамента этого здания. И вот наконец 27 октября выбрал время, приехал сюда и нашел… практически клад:

    1. кирпич красного цвета с надписью «…ЛНОКОВЪ»:

 

    Возможно, впереди были одна или две буквы скорее всего это «ЧЕЛНОКОВЪ», владелец кирпичного завода в Мытищах, из кирпичей которого были построены практически все здания в близлежащей округе ( http://skr.korolev-culture.ru/anonsy-ekskluziv/ekskluziv/kirpicnyj-zavod-perlova ).

    2. кирпич серо-белого цвета с буквенной аббревиатурой «М.А.»: 

 

    3. кирпич с хорошо читаемой надписью «Рrima»:

 

 

    4. и наконец брусчатка темно-серого цвета в трудноразличимой надписью «ПИРО.РАНИТЪ»(?):

 

Часть кирпича с клеймом

 

    Но вот установить владельцев заводов, где были сделаны кирпичи №№ 2, 3, 4, мне не удалось… [Будем надеяться, что наши читатели-кирпичных дел знатоки, помогут найти ответы на вопросы С.И.Мельникова].

    Кроме найденных кирпичей, видел надписи «ЧЕЛНОКОВЪ» на кирпичах кладки 1-го этажа. Директор клуба ДК «Болшево» Алевтина Юрьевна Глазунова рассказал, что такие же надписи есть и на кирпичах 2-го этажа ДК и на 3-м этаже, где стоит огромный бак, оставшийся от бывшей фабрики-красильни.

 

Вопросы, вопросы, вопросы…

 

    Все вышесказанное заставляет задуматься вот о чем:

    -       когда был возведен корпус «Пачечная»?

    -       кто архитектор этого строительства?

    -       когда был заложен фундамент, если точно известно, что фабрика-красильня была образована в 1827 году?

    -       где находились сельцо Лапино и церковь Спаса Нерукотворного в этом сельце, известная с 1711 года и закрытая в 1800 году ( http://skr.korolev-culture.ru/pervomaj/arh_pervomajskij/istoriapervomajki )?

    За давностью лет остается надеяться только на помощь читателей сайта. Ждем ваших писем по адресу: llellia@mail.ru

 

Кирпичи фотографировала Ольга Глаголева 

Сергей Иванович МЕЛЬНИКОВ,

действительный член Русского географического общества

2000-2017 годы

ДК "БОЛШЕВО"

Отправлено 5 мар. 2017 г., 23:07 пользователем Владимир Беляшин   [ обновлено 5 мар. 2017 г., 23:16 ]
























Видео YouTube


ИСТОРИЯ ПЕРВОМАЙКИ

Отправлено 16 авг. 2016 г., 4:42 пользователем Владимир Беляшин   [ обновлено 4 янв. 2017 г., 7:36 ]



    Не перестаю удивляться-восхищаться Сергеем Ивановичем Мельниковым — практически при каждой нашей встрече он нет-нет да и обрадует меня своими рассказами-воспоминаниями по ну очень разнополярным краеведческим проблемам; или озадачит тем или иным вопросом, требующим, по его мнению, немедленного решения; или вытащит из своей видавшей виды авоськи копию какого-нибудь уникального исторического документа.

    Так было и в этот раз: с хитровато-горящими глазами и улыбкой победителя он выдал мне копию летописи «Первомайки», самолично написанную на основании хранящихся у него документов, аж без малого… двадцатилетней (!) давности!





    Мне остается в очередной раз только сокрушаться его такой непозволительной медлительностью и знакомить наших читателей с еще одной находкой неутомимого ДЧРГО (действительного члена Русского географического общества) — http://skr.korolev-culture.ru/publikacii/arhiv/dcrgo .

    Итак:

    1617 год — сельцо Лапино числится за боярином Матвеем Михайловичем Годуновым;

    1619 — боярин М.М.Годунов направлен сооружать острог за Яузой; дубовой аллее на Первомайке более 380 лет;

    1646 — сельцо Лапино числится за Иваном Афанасьевичем Головлёнковым;

    1675 — в сельце числится заводчик Федор Иванович Головлёнков, упоминается заводская промышленность Головлёнковых;

    1678 — сельцо числится за Федором Ивановичем Головлёнковым;

              упоминаются пустоши Сосуниха и Мшаник;

              сельцо числится за Василием Федоровичем Головлёнковым;

              сельцо числится за Иваном Васильевичем Головлёнковым;

    1680 — Юрий Михайлович Одоевский строит новую деревянную церковь во имя святых Косьмы и Дамиана в Болшево;

    1711 — 14 августа выдан Антиминс в церковь Спаса Нерукотворного Образа, в связи с чем село получает двойное название: Спасское-Лапино тож;

    1714 — упоминается фабрика, владелец Иван Таменс;

    1720Иван Таменс упоминает полотняную фабрику в Лапино;

    1721 — полотняную фабрику-мануфактуру содержит Прокофий Пастухов;

    1736 — фабрика принадлежала Д.Плавильщикову (с 1720-х годов), который продает ее А.М.Никонову;

    1737 — селом Спасское-Лапино владеет Анна Михайловна Головлёнкова,жена Ивана Васильевича Головлёнкова,

                 после смерти которого  вторично выходит замуж за Сергея Дмитриевича Потемкина;

    1745 — селом владеет Михаил Иванович Шаховской;

    1746 — фабрикой владеет Михаил Иванович Никонов, затем фабрика переходит к П.Д.Пастухову;

    1802 — фабрикой (плисовой) владеет Федор Пантелевич Пантелеев [основатель первой в России механической бумагопрядильни, использующей                    вольнонаемный труд];

    1810 — Ф.П.Пантелееву вручена императорская медаль за заслуги перед Отечеством;

    1835 — Александра Федоровна Щёкина, урожденная Пантелеева, купила село Копнино (сегодняшняя Ивантеевка);

    1852–1856 — фабрикой (плисовой) владеет Федор Федорович Пантелеев, сын Ф.П.Пантелева (прядение, бумажная пряжа);

    1861 — отмена крепостного права;

    XIX век — Спасское-Лапино в собственности Арманд Евгения Ивановича, Ангина В.П. и Ценкер Каролины Егоровны (180 саженей);

    1863 — в Спасском-Лапино Ценкер К.Е. куплена незаселенная земля;

    XIX век — Арманд Е.И. и Ангин В.П. продают фабрику в Спасском-Лапино тож купцам Клопову В.Д. и Сергеевым — Никите и Григорию;

    1866 — образуется Лапинская мануфактура — акционер купец А.С.Горелов;

    1867 — незаселенная земля перешла к Ценкер К.Е.;

    1872 — Лапинская мануфактура — акционеры Н.Ф.Сергеев, В.Д.Клопов и др.;

    1873 — от Арманд Е.И. и Ангина В.П. к Ценкер К.Е. перешло 180 десятин земли;

    1877 — образуется «Товарищество Лапинской мануфактуры»;

    1890 — Лапинская мануфактура — бумагопрядильная и ткацкая фабрики, Поликарпов Константин Михайлович;

    XIX век — постройка узкоколейки до фабрик от торфоболота (управляющий Кнорре Константин Федорович);

    1899 — с октября образована «Большевская мануфактура»;

    1900 — Лапинский фабричный участок (7 десятин 484 сажени стоимостью 330 тысяч рублей) бездействует;

    1901 — управляющему фабрикой Рудольфу Львовичу Никлесу отказано в дальнейшей работе;

    1903 — фабрикой заведуют (владельцы): Гендунен Г.Г., Фарштетер А.Л., Мейер Генрих Сергеевич;

    1905 — 31 октября принимается решение о продаже Лапинской мануфактуры французу Данилу Жозефу Жилле и «Товариществу Франца Рабенека»;

    1907 — 9 марта (5 дня) выдана закладочная расписка французскому гражданину Данилу Жозефу Жилле: продается за 450 тысяч рублей; купчая      совершена. Продано движимое имущество: станки, машины… ; земля и строения не проданы.

    1909 — Данилу Жозефу Жилле купчая крепость с «Товариществом Фр.Рабенека» на Большевскую (Лапинскую) мануфактуру совершена. Первый управляющий Густав Густавович Гендунен.

    В связи с покупкой земли Большевской (Лапинской) мануфактуры «Товариществом Фр.Рабенека» сельцо Лапино-Спасское, тож Спасское-Лапино, теряет свою самостоятельность и входит в состав Болшевской дачи.

    К этому времени существует железная дорога Мытищи-Щелково со станцией Болшево; проложена узкоколейка Торфо-болото — так называемая паровая железная дорога, по которой ходят паровозики «Верочка-I» и «Верочка-II» (они возят торф на обе фабрики Франца Рабенека).

    Вновь развивается производство прядения, а на территории фабрики «Товарищество Фр.Рабенека» остается одно производство (обе фабрики: красильня и плисовая сливаются в одно производство);

    1913–1914 — начато строительство казарм №№ 6, 7 (отдельно);

Бывшая Учительская улица, дом № 1 (так называемая «казарма № 7», в годы Первой мировой войны здесь был госпиталь),

фотография из архива Л.И.Ласточкиной (публикуется впервые)


Современный вид «казармы № 7», фотография О.Глаголевой, май 2015 года


Козырек казармы, фотография О.Глаголевой, май 2015 года


    1914–1917 — Первая мировая война;

    1915 — строительство больницы, покойницкой, магазина; завершено строительство казарм;

Больница с часовней на заднем плане (фотография из интернета)


Восстановленная часовня, фотография О.Глаголевой, май 2015 года


    1915–1917–1918 — «казарма № 7» используется как госпиталь;

    1917 — «бескровная» революция в Болшево, власть взяли рабочие и образовали Рабочий совет, который возглавил Иван Ласточкин [родился в 1890 году];

Фотография из личного архива Ласточкиной Л.И., публикуется впервые


    1917–1918–1919 — фабрики работают за счет ранее привезенного из-за границы хлопка;

    1920–1925 — фабрики не работают; был образован Совхоз № 334 [Кнорре К.Ф.]. 

Новые и старые управленцы фабрики (К.Ф.Кнорре сидит крайний справа),

фотография из архива семьи Кнорре, публикуется впервые


    Следует отметить здесь заботу и семьи Ценкер и ее дочери, которые через заборные книжки обеспечили жизнь ткачих и рабочих села Лапино;

    1925 — 1 мая бывшая «Фабрика Фр.Рабенека» была открыта, по дню открытия стала называться «Фабрика 1 мая», а потом по просьбе ткачих и рабочих была переименована в «Фабрику 1 мая имени И.В.Сталина». После образования Поселкового совета (Поссовета) и он стал называться «Сталинский»;

    1936 — школы №№ 1, 2, 3 получили также наименование «Сталинских».

Сергей Иванович МЕЛЬНИКОВ,

январь 1999 года


Из старого альбома


    Дополнением к статье С.И.Мельникова служат случайно (случайно?) полученные мною несколько страниц рукописного альбома начала 1950-х годов из архива учительницы Людмилы Ивановны Ласточкиной (дочери Ивана Ласточкина — того самого главы болшевского Рабочего совета). Правда, как следует из находок Сергея Ивановича, с устаревшими сведениями. И тем не менее, приведу несколько самых интересных выдержек:

Первая страница старого альбома


    Наш поселок расположен на правом и левом берегах реки Клязьмы, относится к городу Калининграду [сейчас Королёв] Московской области и находится в 25 км от Москвы.


    На правом берегу реки разместились корпуса прядильной фабрики «1 мая» и БМЗ [Болшевского машиностроительного завода], основные постройки и учреждения поселка, а также Максимково (с поселком «Пролетарская Отрада» «Текстильщик»). На левом берегу — Старые и Новые Горки и деревня Комаровка…

    В книге «Россия. Полное географическое описание нашего Отечества» под редакцией Семенова П.П. (издание 1899 года, С.-Петербург, стр.225, том I) написано: «От Мытищенской станции ведут три подъездные железно-дорожные пути: два на близкие к ней кирпичные заводы и один, в 14 верстах длины, в село Щелково на Клязьме. На 7-й версте этого последнего пути находится пост Большево и в 1-й версте от него село Большево на реке Клязьма с двумя церквами и 600 жителями. Село это принадлежало князю Одоевскому, который пожертвовал его Императорскому человеколюбивому обществу для устройства странноприимного дома ( http://skr.korolev-culture.ru/imena/arhiv_imena/odoevskij ).

    Общество устроило здесь богадельню, школу и в полуверсте отсюда ремесленный исправительный приют для нищих девочек ( http://skr.korolev-culture.ru/ubilejnyj/arhiv_ubilejnyj/akovlevskijpriutotvetnafotozagadku-3 ).

    За селом, у самой реки, находятся две обширные красильно-апретурные фабрики (фирмы Рабенек) с производством на 1.900.000 руб. при 340 рабочих. От одной из этих фабрик идет узкоколейный путь в 7 верстах к торфяникам».

    Поэтому вся история нашего поселка тесно связана с историей фабрики. В первой половине XIX века (первые упоминания о фабрике встречаются с 1829 года) на берегу реки Клязьмы были построены две фабрики: ткацкая Лапина и красильная Ф.Рабенека.

    В конце XIX века (1895 год) купец Сергеев строит между ними прядильную фабрику на 22 тысячи веретен, но она быстро перешла к Ф.Рабенеку (сработав лишь 102 пуда пряжи, Сергеев разорился), а Лапинская фабрика сгорает. Новый хозяин начинает расширять фабрику и застраивает территорию вокруг, где раньше находились лишь густой лес и летние дачи крупных московских богачей. Для служащих фабрики были построены двухэтажные деревянные дома и казармы (общежития) для рабочих (было построено шесть казарм).

    Для детей в 1909 году открыли начальную школу. В 1913 году построили магазин (до этого была продовольственная лавка):

Фотография 1997 года (из интернета)


    В 1915 году построили больницу. [Повторю еще раз, что все это строительство вел управляющий фабрикой Константин Федорович Кнорре — http://skr.korolev-culture.ru/imena/arhiv_imena/knorre2 ].

    Такое большое строительство объясняется тем, что владелец фабрики нуждался в рабочей силе и старался чем-то привлечь рабочих и отвлечь их от революционных настроений.

    До революции поселок был плохо благоустроен. Лес да пустыри были вокруг фабрики. До станции Болшево приходилось добираться пешком по грязной проселочной дороге. К бане путь шел по ветхим деревянным мостикам через болото.

Баня — одна из старейших построек второй половины XIX века (?),

фотография из архива Ласточкиной Л.И., публикуется впервые


Баня со стороны Клязьмы, построена вблизи фабрики в пойме реки (самом низком ее месте), 

мимо нее проходит дорога на Горки и расположен мост через реку

(фотография из архива Ласточкиной Л.И., публикуется впервые)


    На улицах было темно, фонарей не было, только около фабрики горели газовые фонари.

    Тяжелые и жилищные условия были для рабочих. В казарме жили в одной комнате по нескольку семей. Покупали продукты только в лавке фабриканта (брали по заборным книжкам).

    Очень немногие родители могли дать своим детям образование, так как с 10-11 лет они шли работать на фабрику. К 1917 году на фабрике работало около двух тысяч человек.

    Главной улицей поселка является Советская улица. Эта улица существует уже не один десяток лет. В начале ХХ века здесь были казармы, несколько двухэтажных домов, где размещались семьи служащих фабрики, построенные в 1909 году, и две фабрики фирмы Франца Рабенека: прядильная и красильная (1913)…



    …Как только залп крейсера «Аврора» докатился до Болшева, рабочие с красным флагом и песней «Смело, товарищи, в ногу…» вышли из ворот фабрики. Почти безоружные (было только два пистолета и берданка у И.Е.Ласточкина), они быстро арестовали стражников (6-8). Была провозглашена советская власть.

    В доме, где находилась контора фабрики (а позднее дом управляющего фабрики [К.Ф.Кнорре], разместился Совет депутатов трудящихся. Ныне это дом № 15 по Советской улице. Здесь же размещался штаб Красной гвардии и фабком…



    P.S.


    О прошлом и настоящем поселка Первомайский смотри также интересные фоторепортажи по следующим ссылкам:


Огромная благодарность Бородичу Владиславу Васильевичу, Ласточкиной Людмиле Ивановне,

семье Константина Фёдоровича Кнорре и Мельниковой Ольге за помощь в подготовке этой статьи


Ольга ГЛАГОЛЕВА


1-5 of 5