КОСТИНО НА ПРОТЯЖЕНИИ ТРЕХ СТОЛЕТИЙ

Отправлено 17 сент. 2015 г., 1:08 пользователем Владимир Беляшин   [ обновлено 17 сент. 2015 г., 4:58 ]


    После смерти Ивана IV Грозного в 1585 году думный дьяк-дипломат Василий Яковлевич Щелкалов получил Костино в придачу к Болшеву (видимо, в качестве пожалования, традиционного при каждом новом воцарении). Костино тогда было деревней, не предназначавшейся для проживания в ней вельмож.







    Братья Щелкаловы (Андрей Яковлевич, умер около 1598 года, и Василий Яковлевич, умер в 1611 году ) — два влиятельных думных дьяка, в царствование Иоанна IV Грозного и Бориса Годунова. Младший, Василий Яковлевич Щелкалов, в 1566 году участвовал в Земском соборе. В следующем году ездил с послами Иоанна IV к Сигизмунду II для заключения мирного договора; потом управлял Посольским приказом, Нижегородской четвертью, Казанским дворцом, Стрелецким приказом и Разрядной избой; наконец, был Печатником, одновременно управляя и Посольским приказом.

    Иностранцы, особенно англичане, не любили Василия Щелкалова равно как и его брата Андрея Яковлевича и давали о них весьма нелестные отзывы, главным образом, из-за того, что Щелкаловы стремились к уничтожению торговых привилегий иностранных купцов.

    В 1601 году он подвергся опале «за самовольство» и избавился от нее только при появлении в Москве Лжедмитрия I, который пожаловал его в окольничие. Хотя, по мнению современников, Василий Яковлевич и уступал брату в «дипломатической ловкости» и уме, он был самым влиятельным дьяком после брата в истории России [1].

    Второй известный нам владелец Костина Фёдор Иванович Шереметев (?–1650) еще более яркая личность (с 1642 по 1645 года фактически глава русского правительства). Он был сыном талантливого русского полководца боярина Ивана Васильевича Шереметева (Меньшого), погибшего под Ревелем (нынешний Таллин) в феврале 1578 года. На осиротевшей дочери прославленного воеводы, Елене Ивановне, Грозный женил своего сына, царевича Ивана. Жаловал царь и малолетнего брата своей снохи Фёдора Ивановича, опекуншей которого стала сестра. С раннего детства сын прославленного полководца был вынужден вникать в тайные пружины дворцовой дипломатии и интриг, что, видимо, и определило его столь необычную судьбу.



    Ф.И.Шереметев был и сторонником Бориса Годунова, и служил Лжедмитрию, а потом и Василию Шуйскому; входил в «семибоярщину» русское правительство, образовавшееся после свержения царя Василия Шуйского и приглашавшее на русский престол польского королевича Владислава. При этом больше заботился о своих, чем государственных интересах, тайно добиваясь «деревенек».

    С тем же рвением служил Ф.И.Шереметев и Романовым. Будучи во главе Аптекарского приказа, он наблюдал за лечением царя Михаила Фёдоровича (1596–1645), который и умер на руках своего «ближнего» боярина [2]:



    Фёдор Иванович дожил до глубокой старости, пережил всех своих сыновей от трех браков и почти всех дочерей. После него остались только две дочери Евдокия (?–1671), жена князя Никиты Ивановича Одоевского (1605–1689), и Анна (в инокинях Александра, ?–1654) .

    Деревню Костино, разоренную во время Смуты и названную по Государевой жалованной грамоте 1620 года «пустошью», Ф.И.Шереметев получил как часть Болшевской вотчины, но в 1635 году Костино было «отписано» у Шереметева «на Государя», как «излишне примерная земля» и пожалована за верную службу новгородским боярам Кузьминым (Косминым) [3]. По сказаниям древних родословцев первый Космин прибыл в Новгород «из Прусс».

    Кузьмины, следующие владельцы Костина, были, видимо, неродовитые бояре, но в XVII веке стали видными сановниками и получили это поместье даже в вотчину (с правом передачи по наследству, продажи, залога, дарения).

    Второй Кузьмин Иван Кузьмич имел довольно значительный дворцовый чин стряпчего с ключом, который в должностной иерархии занимал второе место (после стольника) и давался даже родовитым дворянам и князьям. «Стряпчий с ключом» — старший среди стряпчих.

    Сын Ивана Кузьмича Фёдор Иванович Кузьмин — дослужился до звания стольника, что давало право на должность воеводы.



    При нем в 1695(?) году в Костино была построена церковь Рождества Пресвятой Богородицы [4] в стиле московского барокко (увенчанный главкой восьмерик на кубе).

    В дате постройки церкви в Костино разночтения: по Клировой ведомости Московского уезда, села Костина Богородице-рождественской церкови за 1860 год, показано: «Построена в 7197 — 1691 году тщанием Стольника Феодора Ивановича Космина…», а согласно Ведомости о церкви Рождества Богородицы за 1916 год: «Церковь построена в 1689 году тщанием царского стольника Федора Иванова Космина…

    Как отмечалось в Церковных ведомостях, церковь эта была «зданием каменная, без колокольни, крепка. Престол в ней один. Утварь нескудна. Причта не имеется. Домов при оной церкви священно- и церковнослужителей нет. Зданий никаких при сей церкви нет». 

    Собственно, по названию церкви село Костино тогда же получило свое второе наименование — Богородское.



    Во владении этой семьи Костино находилось вплоть до середины XVIII века (чуть более ста лет). В 1743 году оно значится за вдовой Фёдора Ивановича Кузьмина Ульяной Артемьевной.

    В 1776 году село Костино в собственности бригадирши Титовой Авдотьи Степановны (бригадир — промежуточный чин между полковником и генерал-майором).


    Века XIX и ХХ


    В 1812 году селом владела Е.А.Киреевская.

    В 1813 году вотчинником Костина называется И.А.Киреевский. Это тот самый Илья Алексеевич Киреевский, в ответ на прошение которого костинская церковь была приписана к болшевскому храму Космы и Дамиана…

    В августе 1813 года Гвардии прапорщик Илья Алексеев, сын Киреевского обратился к Преосвященнейшему Августину, епископу Дмитровскому и разных орденов кавалеру, с всепокорнейшим прошением:


                                            

    «Находится в моей вотчине церковь, Московской округи в селе Богородском, во имя Рождества Пресвятыя Богородицы, при которой нет священника другой год. А как ныне оная приписана той же округи в село болшие Мытищи к церкви Владимирския Божия Матери, от которой церкви вотчина моя село Богородское разстоянием состоит в пяти верстах, от чего во исправление треб немало бывает препятствий. Почему предлагаю быть оной приписанною в приход села Болшева к Козмодамианской церкви, между коими расстояние находится только одна верста. А за тем большее будет удобие как в оной церкви свыше помянутой моей вотчины как священнодействовать, так и требы мирские исправлять.

    Того ради вашего преосвященства милостиваго отца Архипастыря всепокорнейше прошу выше помянутой моей вотчины, села Богородскаго церковь Рождества Пресвятой Богородицы приписать в село Болшево за близостию расстояния…»

    После многомесячных согласований в различных инстанциях это прошение было, наконец, удовлетворено — 24 февраля 1814 года Рождественская церковь, что в селе Костине, была приписана к Козмодамианской (Космодемьянской) церкви села Болшева, и богослужения в ней возобновились.

    Имя княгини Екатерины Гавриловны Долгорукой, как владелицы имения, в документах встречается в 1831, 1835 [5] и 1852 годах.

    Княжна Екатерина Гавриловна Гагарина (1783–1861), четвертая дочь действительного тайного советника князя Гавриила Петровича Гагарина от брака с Прасковьей Федоровной Воейковой, была замужем за подпоручиком гвардии князем Никитой Сергеевичем Долгоруким (1768–1842), от которого имела сына и дочь. Похоронена в Московском Новоспасском монастыре, рядом с мужем.


    Художник В.Л.Боровиковский. Портрет княжны Екатерины Гавриловны Гагариной, 1801


    В 1835 году на свои средства она проводит ремонт церкви, подтверждением чего служит запись в Клировых ведомостях Московского уезда, села Костина Богородицерождественской церкви за 1860 год: «В 1835 года возобновлена Княгинею Екатериною Гавриловною Долгоруковой. Зданием каменная, в твердости, покрыта железом, без колокольни. Престол в ней один, во имя Рождества Божией Матери — холодный. Утварию достаточна. Причта положено по штату: священник, дьячек и пономарь».

    В 1861 году (в год отмены крепостного права) имение Костино переходит во владение к дочери Екатерины Гавриловны — Варваре Никитичне Долгорукой. 24 октября 1862 года она обращается с прошением построить на свои средства каменную колокольню и паперть:




    «Святейшаго Правительствующаго Синода Члену

 Высокопреосвященнейшему Филарету, Митрополиту Московскому и Коломенскому,

  Свято-Троицкой Сергиевы Лавры СвященноАрхимандриту и разных орденов Кавалеру

  от дочери Гвардии Подпоручика княжны Варвары Никитиной Долгоруковой,

  Московского уезда Богородице Рождественской церкви Священника Ивана Иванова Третьякова


    Покорнейшее прошение


    В имении моем Московскаго уезда селе Богородицком, Костине тож, находится каменная церковь во имя Рождества Пресвятыя Богородицы, при коей церкви имеется времянная деревянная колокольня; ныне я Долгорукова вознамерилась на собственный свой капитал, вместо той деревянной построить каменную колокольню, и приделать к церкви входную паперть.

    Представляя при сем на благоразсмотрение Вашего Высокопреосвященства план означенной церкви и предполагаемой к построению колокольни и паперти.

    Покорнейше просим Ваше Высокопреосвященство учинить милостивейшее Ваше Архипастырское благословение дозволить по тому плану произвести постройку каменной колокольни и паперти, о чем и сделать Ваше Начальническое кому следует предписание».

    Накануне нового 1863 года Московская Духовная Консистория по указу Его Императорского Величества разрешение на строительство дала: «Дозволить ей на свое иждивение построить в селе Костине новую каменную колокольню и при церкви паперть с теплом…»

    И в течение этого года новая колокольня Богородицерождественской церкви была построена. Без малого два столетия разделяло эти две постройки, но, судя по сохранившемуся снимку, стоящая отдельно легкая, пропорциональная пятиярусная колокольня совсем не подавила здание церкви, а наоборот — составила с ней неповторимый архитектурный ансамбль.

    В документах отмечен и такой примечательный факт: 30 августа 1863 года купец Розанов «пожертвовал от своего усердия для храма колокол в 40 пудов».



    В конце 1860-х годов имение Костино перешло к М.Д.Жеребцову, гофмейстеру императорского двора, от его жены Натальи Павловны Жеребцовой [6].

    В 1901 году имение купил московский предприниматель Александр Николаевич Крафт (1874–1935), который и стал его последним владельцем.

    В 1918 году имение Крафта (господский дом на заглавном фото) национализировали…


    Немного статистики


    Документальные данные позволяют проследить не только историю вотчинного села и его владельцев, но и развитие Костина как населенного пункта.

    В конце XVI века это деревня, в начале XVII — пустошь. В 1659 году Костино стало сельцом (небольшим сельским поселением с господским домом); население его росло медленно.

    В 1678 году в нем был двор вотчинников  и четыре крестьянских двора с 18-ю жителями, из которых четверо были в бегах.

    К 1704 году здесь уже значилось шесть дворов и 21 человек [7].

    К 1852 году в селе было двадцать дворов, в которых проживало 87 человек и девять человек барской прислуги [8].

    К 1859 году население Костина резко возросло: при том же числе дворов (двадцать) общее число крестьян достигает 170 человек [9]. Можно предположить, что в это время в селе было предпринято крупное строительство, для которого из других имений Жеребцова были привезены крепостные и размещены во времянках барачного типа. Косвенным подтверждением этому является датировка 1863 годом несохранившейся колокольни.

    В дальнейшем население Костина растет более плавно: в 1890 году — 181 человек [10], в 1899 — 234 [11].


    (статья приводится с небольшими сокращениями и дополнениями)

    Тамара Петровна АКСАНЕНКО (1940–1990),историк, искусствовед-архивист;

    Ольга ГЛАГОЛЕВА

    Альманах «Болшево», Болшево, 1996, стр. 34-36.


    [1] Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона, СПб., 1890–1907.

    [2] Барсуков А.П. Род Шереметевых. Книги 1,2,3. СПб., 1881–1883.

    [3] Памятники усадебного искусства. Московский уезд. М., 1928, стр.40.

    [4] В дате постройки церкви в Костино разночтения. Мы приняли 1691 год. Эта дата указана в Клировых ведомостях в архиве Духовной Консистории (ЦИАМ, ф.203, оп.744, ед.хр.1658).

    [5] Нистрем К. Указатель селений и жителей уездов Московской губернии. М., 1852, стр.44.

    [6] ЦИАМ, ф.184, оп.9, ед.хр.581, л.1537.

    [7] Холмогоровы В. И Г. Указ. соч., стр.153.

    [8] Нистрем К. Указ. соч., стр.44.

    [9] Списки населенных мест по сведениям 1859 года. СПб., 1862, стр.7.

    [10] Справочная книжка Московской губернии. М., 1980, стр.41.

    [11] Памятная книжка Московской губернии на 1899 год. М., 1899, стр.479.


    Огромная благодарность Калмыкову Андрею и Опалеву Александру за помощь в подготовке этой статьи.

Comments