ЧМЫРЁВ: О НАШЕМ ЛЮБИМОМ УЧИТЕЛЕ (к 120-летию Анатолия Николаевича Чмырёва)

Отправлено 17 апр. 2019 г., 12:19 пользователем Gen   [ обновлено 17 апр. 2019 г., 13:31 ]








Мы, как правило, помним своих первых учителей, которые научили нас читать, писать, считать, делать первые шаги в познании окружающего мира. Но есть еще первые наставники, вводящие нас в незабываемый мир художественного творчества, остающиеся в нашей памяти на всю жизнь. Таким для меня стал знаменитый хормейстер, маэстро Анатолий Николаевич Чмырёв. Тех, кто его помнит, остается все меньше, поэтому наш долг рассказывать о нем молодому поколению еще не раз.





В далекие 1950-е годы я росла на острове Сахалин в районном центре Долинск. Практически единственным моим «Университетом культуры» (да можно и без кавычек) был радиоприемник. Из черной «тарелки», висящей на стене, я жадно черпала все новости музыкальной жизни огромной страны СССР. По Всесоюзному радио часто звучал детский хор. Тогда я еще не знала ни имени его руководителя, ни места его нахождения. Но на всю жизнь мне запомнились песни юных пионеров: «Чайка крыльями машет…», «Веселое звено», «Вожатый наш» и просто увлекательные песни для детей: «Любитель рыболов», «Купила мама Леше отличные калоши», «Физкульт-привет» и многие другие.

По воле судьбы летом 1958 года наша семья поселилась в Болшево (мою маму Катаеву А. Д. Центральный музей В.И.Ленина назначил директором дома-музея Ленина в Костино). Однако еще целый год я не подозревала, что знаменитый детский хор совсем рядом. Нов сентябре 1959-го я,за компанию со своими одноклассницами из Болшевской школы №1, решила испытать себя. Лучшие ученицы – Люся Багаева, Юлия Свалова, Людмила Петрова уже не первый год занимались в хоре Анатолия Николаевича Чмырёвав Доме культуры им. Калинина в Подлипках.




Трудно описать то волнение, с которым меня подвели к роялю для прослушивания. Самое главное – проверка мелодического слуха и ритма. Концертмейстер определила мою пригодность и место в партии – второе сопрано.

В многоголосном хоре срединная партия не проста в запоминании, но зато очень быстро развивает музыкальность. Для меня началась новая, важная страница моей жизни. Анатолий Николаевич Чмырёв стал моим учителем основ хорового пения, музыковедения и культурологии в такой значительной степени, что я ждала каждое занятие с огромным нетерпением как праздника.

Каждый понедельник и четверг с 20-00 до 22-00 мы изучали нотную грамоту, свои партии сначала отдельно, потом соединяли в общий хор и всё это большей частью на классических произведениях. На занятиях нас собиралось до 90-100 детей, разного возраста – примерно от 7 до 17 лет. И от всей этой детворы Чмырёв добивался чистоты интонации непременно, иначе хор не был бы таким известным.

Обычным делом была проверка каждого на воспроизведение голосом своей партии. Мне запомнился такой случай. После индивидуальной проверки каждого из партии вторых сопрано, мне, как и многим, было сказано «не петь». Когда зазвучала «зачищенная» партия, мне стало очень интересно,поет ли моя одноклассница, так как ей тоже был дан запрет. Для этого мне надо было только отвести глаза влево от рук А. Н., что я и сделала.

А так как я сидела на 4-м ряду по центру, прямо напротив Анатолия Николаевича, то он сразу это заметил! Что тут было… Мой грозный педагог остановил хор, стремительно соскочил со своего постамента, мгновенно подошел ко мне и, взяв за плечи, сказал повышенным тоном: «Где ты, девочка, находишься!» Можете себе представить, в каких местах моего тела находилось сердце. Именно так держалась дисциплина в коллективе – и это правильно!

Однако, Анатолий Николаевич был не только требовательным педагогом, но и чутким, заботливым старшим товарищем,а кому-то почти отцом. Отчетливо помню, как однажды у меня совпали выступление с хором и лыжные соревнования (в то время я занималась в секции и участвовала в соревнованиях за КМТ).Я сказала об этом Анатолию Николаевичу и он объяснил мне, что два увлечения совмещать не стоит.Гораздо позже я поняла, что он прав, но послушалась его сразу же. Таким образом А. Н. вникал в проблемы многих из нас.





1960-й год был последним для записей на Всесоюзном радио. Мне вспоминается запись в Колонном зале Дома Союзов с участием И.Козловского, Е. Кибкало. Запомнились выступления на родной сцене в зрительном зале Дома культуры (сейчас Хоровая школа) и в Москве.

Осенью 1960-го А. Н. стал пропускать занятия в связи с болезнью…Мы, дети очень переживали, ждали его, надеялись на лучшее, но чуда не случилось – 2 января 1961 года мы его провожали в последний путь. На сцене перед гробом мы пели «Эх уж как пал туман», «Зимняя дорога», «Осень! Роща золотая»… Все плакали…

Анатолия Николаевича Чмырёва отличали высочайший профессионализм, бескорыстие, скромность, безграничная любовь к детям, терпение и тончайший музыкальный вкус. Все эти качества позволили ему привить элементарную музыкальную грамотность и любовь к певческому искусству всем нам на всю жизнь.



Усилиями его учеников был поставлен памятник Учителю на Болшевском кладбище, в год столетия – 18 апреля 1999 г.– был проведен памятный концерт и открыта мемориальная доска на родном здании.За захоронением ухаживают ученики Чмырёва, но ведь и они не вечны.

А что будет после нас? Ведь даже в нашем репетиционном зале на 2-м этаже Хоровой школы нет ни одной фотографии Заслуженного деятеля искусств РСФСР, известного на весь СССР хорового дирижера Анатолия Николаевича Чмырёва!


Лауреат Большого смотра творчества Подмосковья,
Заслуженный деятель музыкального и певческого искусства СТС
(Содружества Творческих Сил),
певица, режиссер, культработник Светлана КАТАЕВА

Comments