САПОЖНИКОВЫ-3: ХОЗЯИН ЛЮБИМОВКИ

Отправлено 14 дек. 2015 г., 23:23 пользователем Владимир Беляшин   [ обновлено 6 апр. 2016 г., 1:09 ]


    Подмосковную Любимовку на Клязьме знают в основном как имение семьи Алексеевых, самым ярким представителем которой стал Константин Сергеевич Алексеев — фабрикант и основатель Московского Художественного театра, по сцене Станиславский:  http://skr.korolev-culture.ru/publikacii/arhiv/samyelubimovskiemesta. Но при этом почти неизвестна Любимовка Сапожниковых, блестящая история которой стала триумфальной страницей в истории русской промышленности и культуры конца XIX-начала ХХ веков.







    В 1869 году эту дворянскую усадьбу купили Сергей Владимирович Алексеев (1836–1893) — хозяин золотоканительной фабрики в Москве, и его родная сестра Вера Владимировна Сапожникова (1823–1877) — вдова, владелица шелкоткацкой мануфактуры на Ново-Басманной улице. 

Происходили они из известной московской купеческой семьи: их дед, Семен Алексеев, был купцом 1-й гильдии, коммерции советником; отец, В.С.Алексеев, купец 1-й гильдии, потомственный почетный гражданин (с 1853 года), возглавлял промышленное и торговое товарищество «Владимир Алексеев» и крупнейшую в России золотоканительную фабрику.
                                       
                                                              

                                          Вера Владимировна Сапожникова (Алексеева)                         Сергей Владимирович Алексеев


    К тому времени у Сергея Владимировича с супругой Елизаветой Васильевной было десять(!) малолетних детей ( http://skr.korolev-culture.ru/publikacii/arhiv/samyelubimovskiemesta ).

    С Верой Владимировной (она была старше брата на тринадцать лет) жили два взрослых сына: 27-летний Александр и 26-летний Владимир (дочь, 22-летняя Елизавета, успела выйти замуж за железнодорожного магната Савву Ивановича Мамонтова и поселилась у него в Абрамцево).

    Вера Владимировна заменила младшему брату мать, и теплые отношения между ними длились всю жизнь. Сближали оба семейства и общие увлечения, и деловые интересы: став великим режиссером, Константин Сергеевич делал заказы на изготовление реквизита для Художественного театра у двоюродного брата, Владимира Григорьевича Сапожникова [1], семья которого не оставляла увлечения театральными сценическими постановками, а порой и поддерживала артистов [2].

    Однако скоро деревянный усадебный дом стал тесен для такого количества жильцов, и Вера Владимировна построила здесь же, в Любимовке, новое красивое и вместительное здание в итальянском стиле — деревянную Белую дачу:

Фотография из архива музея туризма и краеведения школы № 5 г.Пушкино

(в интернете публикуется впервые)


    В августе 1873 года произошел раздел общего имения: старая усадьба и часть земли осталась за Алексеевыми; Вере Владимировне отошли семь десятин (7,63 гектара). Кроме этого, за эти годы (с 1869 по 1873) она приобрела несколько смежных участков неподалеку, при сельце Максимково: у купца Афанасия Тимофеевича Брычева пять десятин (5,45 га), у коммерции советника Сергея Дмитриевича Ширяева восемь десятин (8,72 га), у купеческого сына Ивана Яковлевича Финогенова ненаселенной земли шесть десятин (6,54 га) [3]. Так что общая земельная площадь Сапожниковых составила около тридцати гектар.


Родители


    Веру Владимировну 16-ти лет выдали замуж за Григория Григорьевича Сапожникова (1810–1847), основавшего в 1837 году в Москве в Басманной части шелковую фабрику [4]. Он вложил в свое дело капитал, нажитый на торговле.

Григорий Григорьевич Сапожников


    Уже через пару лет выработанные фабрикой Сапожникова материи были представлены на выставке в Петербурге. В 1845 году Григорий Григорьевич изобрел механизм для тканья узоров на материи, и его делу была дана 10-летняя привилегия [5]. Фабрика Сапожниковых стала самой известной русской парчовой мануфактурой ХIХ века (выделено мной. — О.Г.), славясь, прежде всего, широким ассортиментом узорных парчовых тканей отменного качества [6].

    Вместе супруги прожили недолго — в 1847 году, еще до рождения дочери Елизаветы, Григорий Григорьевич умер, оставив хозяйкой дела 24-летнюю(!) жену, которая сумела повести его весьма успешно.

    С 1851 года она получила право, неоднократно потом подтвержденное, ставить на своих материях государственный герб как знак высокого качества. Фабрика Сапожниковой вырабатывала качественные шелк и парчу, получая также заказы от духовного ведомства на церковные облачения, от военного — на знамена и штандарты, орденскую ленту, высокохудожественные работы. С 1852 года Вера Владимировна выполняла все коронационные заказы, а также заказы для дворцового ремонта.

    В Москве она владела доставшимися ей от отца домом в Басманной части; амбаром в Гостином дворе и лавкой в Овощном ряду, а также четырьмя каменными лавками с палатками в Новом Суровском ряду, купленными ей в 1843-1844 годах [7].

    В 1860 году В.В.Сапожникова стала потомственной почетной гражданкой [8], и тогда же ввела в дело повзрослевших сыновей — Александра и Владимира. Фирма получила название «Братья А. и В. Сапожниковы», постоянно развивая производство и наращивая выпуск красивых высококачественных тканей, находивших сбыт и в России, и далеко за ее пределами.

Сапожниковская парча, из фондов Королёвского историко-краеведческого музея (публикуется впервые)


    Знаменитый издатель «Русского архива» П.И.Бартенев, бывший в молодости домашним учителем по русской словесности Лизы Сапожниковой, вспоминал о Вере Владимировне как о женщине очень умной, твердого нрава, и с постоянной жаждой просвещения [9].

    Как-то Петр Иванович заговорил с ней о том, можно ли, оставаясь купцом, быть в то же время безукоризненно честным человеком. «А я вас спрошу, — отвечала она, — честно ли я поступила вот в каком случае: летом 1856 года пришли ко мне из дворцового управления с заказом большого количества золотой парчи для коронации. Заказ был так велик, что не оставалось никакой возможности изготовить его к сроку; вследствие настояний я взяла заказ, но по цене 100 рублей за аршин. И исполнила. Но пока готовили этот товар, я ежедневно была в страхе, что рабочие запросят с меня тоже чрезмерно и на фабрике произойдут беспорядки. Я могла погубить всё наше дело». 


Брат


    В 1870 году Вера Владимировна полностью отдала фабрику в руки сыновей, которые, вложив каждый по 50 тысяч рублей серебром [10], основали тогда же Торговый дом «А. и В. Сапожниковы», значительно увеличив торговые обороты как за счет продажи материй собственного производства, так и за счет покупных русских и лионских тканей; были открыты крупные магазины в Санкт-Петербурге и Нижнем Новгороде. Занимаясь фабрикой, братья многое работали и на выборных должностях: в Биржевом комитете, Купеческом обществе, Московской городской Думе, Московском отделении Совета торговли и мануфактур…

    Для Алексеевых Любимовка всегда оставалась загородной усадьбой. Сапожниковы повели на этой земле дела по-иному. К тому их вынудили трагические обстоятельства: 26 мая 1872 года на фабрике случился пожар, в котором сгорели не только деревянный и каменный корпуса, но и товар [11]; также сильно пострадали и близлежащие здания, которые братья Сапожниковы выкупили вместе с земельными участками [12].

    Неподалеку от Любимовки, при сельце Куракино, находилась небольшая суконная фабрика, устроенная вместо водяной мельницы, владел которой тогда купец Александр Иванович Осипов. У него в 1875 году братья Сапожниковы купили фабрику со всеми при ней строениями, машинами, аппаратами и землей.

Историческое здание фабрики Сапожниковых на Клязьме, фотография О.Глаголевой, 2015 год


    Причем по условиям купчей новые владельцы брали на себя обязательства выплачивать содержание семьям рабочих, сильно пострадавших и погибших на фабрике от страшного наводнения, случившегося годом ранее [13]. Была куплена также тарасовская мукомольная мельница с землей на реке Клязьме [14]. Новые хозяева быстро отстроили новые кирпичные фабричные корпуса, общежития для рабочих, больницу. В 1877 году для детей рабочих открыли школу, сразу ставшую одной из лучших в Московской губернии [15].

    На Куракинской фабрике был налажен полный цикл шелкового производства, начиная с размотки коконов; кроме ручного было внедрено и механическое ткачество; введены в строй крутильня, красильня, аппретурная и т.д. Успешная деятельность молодых фабрикатов обращала на себя внимание. По промышленным и торговым оборотам они были в числе первых. Ежегодно экспонируя свои товары на российских и международных выставках, они всегда были среди лучших [16].

Сапожниковские узоры, из фондов Королёвского историко-краеведческого музея (публикуется впервые)


    В характеристике Московского отделения Совета торговли и мануфактур, данной Александру Владимировичу Сапожникову в 1876 году для представления его к почетному званию мануфактур-советника, отмечалось: «Промышленность делает успехи, но этими успехами она обязана немногим избранным лицам, которые своими неусыпными трудами содействуют ее споспешествованию. Из числа замечательных деятелей по шелковой промышленности заслуживает особенного внимания он, посвятивший себя с молодых лет усовершенствованию в России шелково-ткацкого дела, достигший в этом отношении блистательных результатов» [17]. Подобной оценки в полной мере заслуживают и его мать, и брат.

Александр Григорьевич Сапожников, фотография из семейного архива С.Н.Чернышева

(в интернете публикуется впервые)


    Однако продолжить в дальнейшем столь плодотворную деятельность ему было не суждено: в 1877 году 35-летний Александр Владимирович Сапожников скоропостижно скончался от скарлатины. В том же году умерла и их матушка Вера Владимировна…

    Оформив в сентябре 1877 года наследство [18], Владимир Григорьевич стал полноправным хозяином промышленно-торгового дела.


Первые самостоятельные шаги


    В начале 1880-х годов в Москве произошло несколько крупных культурно-исторических событий, к котором фабрикант Сапожников имел самое непосредственное отношение. Среди них — освящение в 1883 году храма Христа Спасителя. Облачения для его священнослужителей были выполнены почетным гражданином В.Г.Сапожниковым. Сотканы они были из золотого глазета, пунцового бархата, серебряной крестовой парчи, коричневой парчи с золотом, лиловой и крестовой белой парчи. Часть облачений применялась при архиерейском богослужении [19].

Одно из облачений, выполненных на фабрике Сапожниковых (фотография из интернета)


    В том же году накануне коронации императора Александра III на фабриках в Москве и Куракине вырабатывали огромный объем дорогих материй для кремлевских дворцов. Из фабричной переписки с Коронационным комитетом, Московской дворцовой конторой известно, что «в возможно более короткие сроки» были изготовлены: 

  • государственное знамя из двух кусков тройной шелковой материи [20],
  • золотая ткань для драпировки царского места в Грановитой палате [21],
  • напрестольник золотой парчи в Успенский собор [22],
  • 38 ряс для служителей кремлевских соборов [23],
  • а также ткани по прилагаемым образцам для обивки дворцовых помещений, бархатные дорожки, бархатный ковер в гостиную Великой княгини, полузанавеси на окна, ткани для драпировки подъемной машины в апартаментах Их Высочеств и т.д. [24]…

    Тогда же в Москве на Красной площади был открыт Исторический музей, куда несколько позднее (в 1908 году) Владимир Григорьевич, ценитель древнерусского искусства, подарил деревянные скульптуры. Одна из них — Спаситель, сидящий в терновом венце, облаченный в белую шелковую расшитую цветами одежду; темница деревянная, задрапирована внутри малиновой бархатной материей. Другие — фигуры Ангелов, святых жен-мироносиц, Лонгина Сотника и других, стоящих и коленопреклоненных, расписанных и золоченых по левкасу [25].

    Кстати сказать, что к началу ХХ века высокохудожественные ткани от Сапожниковых становятся предметом коллекционирования — три отреза парчовых материй фабрики Сапожниковых в качестве дара передала в Исторический музей А.С.Бахрушина [26]. Кстати, в фондах музея хранятся также и ткани, полученные от самого фабриканта [27].

Сапожниковские узоры, из фондов Королёвского историко-краеведческого музея (публикуется впервые)


    Всего через год самостоятельной работы (8 апреля 1884 года) по засвидетельствованию министра финансов о полезной деятельности на поприще отечественной торговли и промышленности В.Г.Сапожников был Всемилостивейше пожалован почетным званием мануфактур советника [28].


Работа на благо Отечества


    Константин Сергеевич Станиславский, вспоминая своих родственников Сапожниковых, писал: «Это были очень просвещенные, и по тому времени передовые люди, усовершенствовавшие в России целую область производства — ткацкое дело…» [29]. Первенствующее положение в мануфактурной отрасли создавало и насущную потребность в  работниках высокой квалификации. Тогда в России, сравнительно недавно отменившей крепостное право, их было крайне недостаточно. Владимир Григорьевич Сапожников стал одним из тех промышленников, кто создавал массовое отечественное профессиональное образование. Несколько десятилетий он был связан с Московской практической академией коммерческих наук, выпускавшей специалистов не только для Москвы и Московской губернии, но и всей России.

    Его участие в делах академии началось еще с 1863 года [30], когда он вступил в число членов Общества любителей коммерческих знаний. А в 1866 году в запасной капитал академии братья Сапожниковы внесли 500 рублей. В 1880 году Владимир Григорьевич был избран членом Совета академии, где всегда отстаивалась необходимость организации научных экскурсий на фабрики и заводы, знакомящих на деле с состоянием  промышленности и орудиями производства. Ученики много раз осматривали шелкокрутильную фабрику самого Сапожникова [31]. В библиотеке академии имелось тринадцать шкафов, из которых три было именных: В.Г.Сапожникова, В.А.Горбунова и домашнего учителя Ф.К.Шульце-Русман, пожертвовавших на книги крупные суммы. Известно, что Владимир Григорьевич выделил на библиотеку 300 рублей из личных средств.

Владимир Григорьевич Сапожников (в интернете фотография публикуется впервые)


    27 ноября 1897 года В.Г.Сапожников был единогласно избран председателем Совета академии. Внимательный, необыкновенно деликатный в своих отношениях со служащими академии и с ее воспитанниками, он стал начальником, который только в полном единении всех сил школы видел прочный залог ее дальнейшего преуспевания. Мягкий, уступчивый в повседневной жизни, он выступал энергичным борцом, когда дело касалось кровных интересов академии. Так, в 1908 году, когда в Обществе взаимного кредита  подняли  вопрос о лишении  академии ежегодно выделяемой субсидии, он произнес на заседании общества горячую речь, и субсидия была сохранена. 

    В 1910 году, во время празднования 100-летия Московской практической академии коммерческих наук, В.Г.Сапожникову был пожалован чин действительного статского советника.

    Не оставлено было без внимания Мещанское училище, поддерживала которое еще Вера Владимировна Сапожникова. От Владимира Григорьевича там получили 3500 рублей в стипендиальный фонд [32]. В Строгановском училище, где он был членом Совета с 1896 года, одном из прогрессивных культурных центров России, была учреждена премия его имени: он, наряду с художниками В.М.Васнецовым, В.Д.Поленовым и меценатами П.М.Третьяковым, С.И.Мамонтовым, С.Т.Морозовым вошел в 1897 году в жюри I-го Всероссийского конкурса на рисунки для художественной промышленности [33]. Воскресные классы Строгановского училища посещали работники его фабрики.

    Владимир Григорьевич состоял также с 1892 по 1896 годы членом Совета Александровского коммерческого училища, с 1896 года став председателем попечительного Совета; с 1900 года был членом Совета прядильно-ткацкой школы и Солдатёнского училишщ. 

    Работая с 1887 года членом Московского уездного податного присутствия, вникая во все острые жизненные вопросы, Сапожников немало способствовал развитию в Мытищинской волости лечебного дела (выделено мной. — О.Г.). Занимаясь в 1890-х годах постройкой мытищинской лечебницы, он настаивал на том, чтобы в дело шли качественные строительные материалы, а не самые дешевые, как предлагали в целях экономии некоторые гласные. Сам пожертвовал на нее 1500 рублей; работал в санитарной комиссии. На одной из сессий земского собрания ему, как попечителю мытищинской лечебницы, была выражена благодарность.


Дело жизни


    Тем временем в 1890-х годах бурно развивается и фабричное производство. В 1892 году фирмой «Братья А. и В. Сапожниковы» была основана Спас-Сетунская ковровая фабрика, в 1895 году в селе Алексеевском на шелкокрутильной фабрике А.Биллион налажена выработка основы для тканей. 

    В Торгово-промышленной адресной книге города Москвы в разделе «Золотокружевные и золотоканительные фабрики» упоминаются заведения Сапожниковых в Верхних и Теплых рядах. В 1893 году вместо старых обветшавших Верхних торговых рядов был открыт новый роскошный магазин (ныне ГУМ). Там Сапожников открывает большой магазин, продавая ткани оптом и в розницу. 

    Развивая дело, Владимир Григорьевич на протяжении многих лет — до поры единственный в отрасли — заботясь о производстве дешевого качественного сырья, уделяет особое внимание развитию шелководства, ибо в ХIХ веке производители шелковых тканей закупали сырье за границей, качество ткани впрямую зависело от качества нити, получаемой из коконов. Только немногие фабрики следили за ровностью шелка и выпускали продукцию определенной толщины нити [34]. До конца ХIХ века размоткой коконов занималась только фабрика Сапожникова.

Размотка коконов (фотография из интернета)


    Уже в 1861 году в обозрении петербургской выставки русской мануфактурной промышленности отмечается существование шелкоразмоточного предприятия братьев Сапожниковых в Астрахани (с 1854 года). За эту деятельность, а также за полезные труды по развитию отечественного шелководства и постоянное стремление к совершенствованию и развитию отечественного шелкопрядильного и ткацкого дела В.Г.Сапожникову была объявлена высочайшая Его Императорского Величества  благодарность [35]. 

    Для  дальнейшего развития дела в 1911 году фирму «Братья А. и В. Сапожниковы» и «Торговый дом А. и В. Сапожниковых» Владимир Григорьевич преобразовал в паевое «Торгово-промышленное товарищество А. и В. Сапожниковых». 25 февраля 1912 года был высочайше утвержден его Устав.

    В конце жизни В.Г.Сапожников был возведен в дворянское достоинство [36]. Причем не обычным порядком, по представлению губернского предводителя дворянства, а по повелению верховной власти. Особой торжественности этого события способствовало то обстоятельство, что публикация указа Правительствующего Сената была приурочена, по распоряжению председателя Совета министров Петра Аркадьевича Столыпина, к 1 января 1910 года, когда Его Императорское Величество Николай II был проездом в Москве из Ливадии в Санкт-Петербург [37]. Потомственными дворянами стали также супруга и дети Сапожникова.

    Владимир Григорьевич не оставлял руководства фирмой до последних дней. Без него она работала недолго — после революции национализированные предприятия прекратили работу.

    Возобновилось производство только в сельце Куракино, переименованном в 1927 году в поселок Текстильщики. На бывшей Сапожниковской фабрике была налажена выработка искусственных и технических тканей. В этом 2015 году ЗАО Королёвская шелковая фабрика «Передовая текстильщица» отметила свое 140-летие.


Источники:

[1] ЦИАМ Ф. 348 Оп. 1 Д. 12 Л. 9.

[2] ОПИ ГИМ Ф. 79 Ед. хр. 89 Лл. 29–30об).

[3] РГИА Ф. 23 Оп. 12 Д. 1054 46об–47.

[4] Ч.М.Иоксимович. Сапожниковы ( http://skr.korolev-culture.ru/imena/arhiv_imena/sapoznikovy )

[5] С.А. Сапожников. Сапожниковы. 25 родов и 1000 персон, носивших эту фамилию» М. 2012 С. 261.

[6] О.Г. Гордеева, Л.В. Ефимова, М.А. Кузнецова. Русские узорные ткани ХVII – начала ХХ века. М., 2004. С. 115.

[7] РГИА Ф. 23 Оп. 12 Д. 1054 Лл. 46–46об.

[8] РГИА Ф. 1343 Оп. 39 Д. 4293 С. 15.

[9] П.И. Бартенев. Воспоминания. //Российский архив. М., 1991. С. 92.

[10] РГИА Ф. 23 Оп. 12 Д. 1054 Л. 44.

[11] ЦИАМ Ф. 348 Оп. 1 Д. 503 Л. 2.

[12] РГИА Ф. 23 Оп. 12. Д. 1054 Лл. 47об–48.

[13] РГИА Ф. 23 Оп. 12 Д. 1054 Л. 117об.

[14] РГИА Ф. 23 Оп. 12 Д. 1054 Л. 48об.

[15] Щипин В.И Куракинская школа Сапожниковых / Подмосковный летописец 2012 № 2, Сс.16–25.

[16] Орлова Л.В. Три поколения фабрикантов Сапожниковых / Подмосковный летописец, 1998, № 4 Сс. 74–81.

[17] РГИА Ф. 20 Оп. 4 Д. 4523 Л. 1–1об.

[18] РГИА Ф. 23 Оп. 12 Д. 1054 Лл.46-49.

[19] Мостовский М.С. История Храма Христа Спасителя. М. 1883 С. 180.

[20] ЦИАМ, Ф. 348 Оп. 1 Д. 505 Л. 8.

[21] ЦИАМ Ф. 348 Оп. 1 Д 505 Л. 5.

[22] ЦИАМ Ф. 348 Оп. 1 Д. 505 л. 20.

[23] ЦИАМ Ф. 348 Оп. 1 Д. 505 Л. 27.

[24] ЦИАМ Ф. 143 Оп. 1 Д. 674 Л. 38.

[25] ВА ОПИ ГИМ. Оп. 1 Ед. хр. 98 Л. 19.

[26] ВА ОПИ ГИМ Оп. 1 Ед. хр. 89 Л. 16об.

[27] ОПИ ГИМ Ф. 270 Оп. 2 Ед. хр. 97 Л. 15.

[28] Борок Н. М.В. Якунчикова / Мир искусства, 1904, № 3 С. 107.

[29] К.С. Станиславский. Собр. соч. в восьми томах. М. Искусство, 1954. Т.1. С. 27.

[30] Столетие Московской Практической Академии коммерческих наук. 1810–1910, М. 1910. С. 264.

[31] Там же. С. 207.

[32] Мещанское училище, основанное Московским купеческим обществом в память совершеннолетия Наследника Цесаревича Александра Николаевича: 1835–1910. М., 1910.

[33] Шульгина Е.Н., Пронина История строгановского училища (1815–1918) . М. 2002 С. 132).

[34] Пажитнов К.А. Очерки истории текстильной промышленности дореволюционной России. М., 1958 С. 336.

[35] РГИА Ф. 1343 Оп. 36 Д. 22209 Л. 16.

[36] РГИА Ф. 1343 Оп. 36 Д. 22209 Л. 29).

[37] Ф. 1405 Оп. 404 Д. 23 Л. 1.

(статья приводится с небольшими дополнениями и сокращениями)

Нина ЗАКАЛЮКИНА,

ответственный секретарь

историко-краеведческого альманаха «Подмосковный летописец»

«Подмосковный летописец», № 1, 2015 год, стр. 32-46.

Comments