САПОЖНИКОВЫ-6: СТОЯЛА ЧАСОВНЯ НА КЛЯЗЬМЕ

Отправлено 22 мар. 2016 г., 1:33 пользователем Владимир Беляшин   [ обновлено 30 мар. 2016 г., 2:42 ]


    Памятник защитникам Отечества в 1812 году существовал и на нашей Пушкинской земле. Это была часовня в деревне Тарасовке, воздвигнутая на берегу Клязьмы в год 100-летия победы. К сожалению, век ее оказался недолог: после революции, лишенная внимания, часовня приходила в упадок, а в начале 1930-х годов была окончательно развалена тарасовским колхозом, как говорили, на кирпич для хозяйственных нужд. Да только кирпича-то получили всего ничего: связывавший раствор был крепок, так в конце концов и свезли глыбы куда-то в низину.

    По воспоминаниям старожила Тарасовки Екатерины Васильевны Нечай, на одной из памятных плит снаружи часовни содержался примерно такой текст: «В 1812 году отряд французов пытался перейти реку, но казаки, находившиеся по ту сторону Клязьмы, не допустили неприятеля. В честь сего события сооружена сия часовня».





    Официальные сведения о военных месяцах на Ярославском тракте весьма скупы. В сочинении генерал-майора М.Богдановича «История Отечественной войны 1812 года, по достоверным источникам» (составленной по Высочайшему повелению, СПб, том 2, 1859 год) сообщается, что «влево от Клина действовали казачьи отряды на Дмитровской и Ярославской дорогах; последнюю охранял войсковой старшина Победнов с казачьим Денисова 7-го полком».

Художник В.В.Мазуровский. Кто кого? 1912 год


     Вероятно, крупных, кровопролитных столкновений здесь не было. Но исправная служба казаков заслужила добрую память потомков. И памятник-часовню.


Прошение


    10 августа 1912 года было направлено «Митрополиту Московскому и Коломенскому и Свято-Троицкой Сергиевой лавры Священно-Архимандриту крестьян деревни Тарасовки Московского уезда, Мытищинской волости, прихода села Пушкино и потомственного дворянина Григория Владимировича Сапожникова ПРОШЕНИЕ.

    Движимые патриотическим чувством, прибегая к стопам Вашего Высокопреосвященства о покорной просьбе разрешить нам соорудить часовню в память событий 1812 года, при сем прилагаем план проектируемой часовни и план местности.

    В проектируемой часовне для общества желательно слушать Всенощные бдения при принесении святынь с согласия местного причта».

    Городской голова города Ростова [Великого] Маракуев М.И. пишет в воспоминаниях: «Деревня Тарасовка, отстоящая от Москвы 22 версты по нашему тракту, в коей протекает река Клязьма, во всю бытность неприятеля в Москве служила неприятельскому передовому посту квартирою, а река границею с нашими казаками под командою сотника Победнова, которого квартира была в Пушкине».

    Отсюда видно, что на долю Тарасовки в то время выпало тяжелое испытание — приютить врага, который немилосердно грабил население, завладевал жилищами, творил всякие ужасы. Чего же добивался нечестивый враг? Он не раз пытался перейти Клязьму, чтобы идти грабить великую святыню земли Русской — обитель Преподобного Сергия.

    «(Молимся) о разрешении построить каменную часовню в деревне Тарасовке и поместить в ней иконы: Живоначальной Троицы, Святителя Николая и Преподобного Сергия, дабы навеки осталась память в нашем потомстве о доблестных предках, и всякий прохожий мог молитвенно помянуть воинов, положивших жизнь свою за Веру, Царя и Отечество.

    Григорий Сапожников» (личная подпись) и подписи крестьян.

    Под прилагавшимися чертежами стояла подпись: «Архитектор С.Ерофеев. 6 августа 1912 года».

    Прошению был дан законный ход. Оно поступило в Московскую Духовную Консисторию, которая 3 сентября 1912 года за № 11882 отправила запрос:

    «В Строительное Отделение при Губернском Правлении.

    Препровождая при сем на шести листах проект на постройку новой каменной часовни в деревне Тарасовке Московского уезда, Консистория покорнейше     просит уведомить, можно ли по означенному проекту разрешить испрашиваемую постройку часовни. Часовня будет строиться в память событий 1812 года», три подписи.


    В Строительном Отделении над этим текстом был поставлен собственный штамп и за двумя подписями наложена от руки резолюция: «В техническом отношении препятствий к утверждению проекта не имеется. 6 сентября 1912 года».

    Официальный ответ был таков: «В Московскую Духовную Консисторию. Строительное Отделение препровождает при сем копию с утвержденного по протоколу от 13 сентября сего года за № 509 проекта на постройку новой каменной часовни в деревне Тарасовке Московского уезда», две подписи.

    «Протокол Совещательного Присутствия. Рассмотрев препровожденный Московской Духовной Консисторией при отношении от 3 сентября 1912 года за № 11882 проект на постройку новой каменной часовни в деревне Тарасовке Московского уезда, Строительное Отделение нашло этот проект составленным правильно, и постройка часовни, согласно оного, в техническом отношении может быть допущена с тем только, чтобы работы производились с соблюдением надлежащих правил и под надзором техника, получившего на то законное право.

    Ввиду сего, Строительное Отделение полагает: означенный проект утвердить и копию с него, по надлежащем засвидетельствовании, возвратить в Московскую Духовную Консисторию. Исполнено 25 сентября 1912 года № 2797». Подписи губернских инженера и архитектора и еще три подписи.

    Таким образом, со дня подачи прошения до завершения всех формальностей прошло полтора месяца. Г.В.Сапожников, вероятно, предвидел медленное движение бумаг и потому в день подачи Прошения заручился согласием Преосвященного Анастасия на начало работ до получения официального разрешения. Понятно его стремление: построить часовню в юбилейном году до наступления холодов, серьезно затруднивших бы строительные работы.


Неожиданные проблемы


    Но церковных деятелей заботила не только техническая, но и духовная сторона дела, поэтому, направляя проект часовни в Строительное Отделение, Консистория одновременно обратилась к причту Пушкинской церкви с намерением выяснить его отношение к новостройке.

    Правда, этот документ не найден, но на него имеется отзыв:

    «Отзыв.

    На требование Московской Духовной Консистории от 3 сентября 1912 г. за №  11883 дать отзыв причту села Пушкина Моск. уезда о постройке часовни в деревне Тарасовке сообщаем:

     1. Часовня почти сложена (1 октября 1912 г. предпол. освящение).

     2. Благословение на устройство часовни в память 100-летия Отечественной войны получено от Преосвященного Анастасия, по словам Г.Сапожникова.

     3. Хлопотами не столько крестьян деревни Тарасовки, сколько Григория Владимировича Сапожникова.

     4. Закладка часовни была произведена — по уверению г-на Григория Владимировича Сапожникова — с дозволения его Преосвященства Анастасия, Епископа Серпуховского.

     5. Чтобы не было часовни 3 1/2 х 3 1/2 ар. кирпич. в дер. Тарасовке причт села Пушкина препятствий не имеет.

     6. Дозволения от строительной комиссии при городской думе — нет.

     7. Письменных доказательств на право закладки и основания часовни в д.Тарасовке от Преосвященного Анастасия — нет.

    Из Московской Консистории — нет.

    8. Очень приятно, что крестьяне дер.Тарасовки и Г.Сапожников любят Царя и Отечество, но место, избранное для постройки часовни, неважное: около чайной лавки — на резерве шоссейной дороги, — летом пыль и грязь. Может быть, в будущем эти дефекты устранятся усердием Г.Сапожникова и крестьян дер.Тарасовки». Дата не проставлена.

    На обороте листа имеются подписи двух церковнослужителей: «Николаевской села Пушкина церкви Моск. у. настоятель священ. В.Соловьев» и «Шул...» Другой рукой дописано: «Священ. Владимир ...ственский и псаломщики, не объясняя причин, к данному отзыву не желают подписываться».

    Консистория не оставила без внимания факт не подписания документа, и 17 декабря 1912 года на этот счет поступил запрос. На обороте листа 10 января 1913 года сделана запись: «Принимая во внимание, что Строительное Отделение проект устройства новой часовни в дер.Тарасовке утвердило, со стороны приходского причта никаких препятствий к постройке часовни не усмотрено, заведений с продажею крепких напитков на расстоянии от часовни на избранном законом, равно как и никаких других препятствий, нет, признать дальнейшее существование часовни беспрепятственным и писать оную в Клировых ведомостях приходской церкви; но самое устройство часовни ранее разрешения Епархиального начальства признать делом незаконным».

    Далее следует объяснение причта церкви села Пушкино на предписание от 1 декабря 1912 года, № 299 причин не подписания отзыва:

    «1. Содержание бумаги было не известно, предварительного суждения по этому вопросу между членами причта не было. Отзыв был принесен во время Всенощного бдения,.. знакомиться с содержанием и обсуждать его не было время и не место... Рассыльный ожидал на клиросе.

    2. ...Члены причта на совещание приглашены не были. О постройке, в память чего построена, на чьи средства — узнали лишь из заметки в газете... Вместе разделяем радость крестьян дер.Тарасовки по поводу исполнения их заветной мечты — иметь у себя в деревне часовню в память 1812 года.

     Николаевской села Пушкино Московского уезда священник Владимир ...ственский. Псаломщик Николай ...рин. Псаломщик Сергей Успенский».


Результат


    Имеется письменное свидетельство Г.В.Сапожникова о завершении строительства часовни в Тарасовке:

    «Его Высокопреподобию Отцу Благочинному 6 округа Моск. уезда Протоиерею села Останкина Сергею Иоанновичу Леонардову [от] Потомственного Дворянина Ктитора Придворного Верхоспасского собора, члена братства Святителей Московских, прихожанина села Болшево Григория Сапожникова Отзыв.    

Согласно Словарю церковных терминов, ктитор (греч. строю, приобретаю) человек, построивший или украсивший храм (выделивший на это средства). Так как Григорий Владимирович называет себя «Ктитором Придворного Верхоспасского собора», можно с уверенностью сказать, что еще при жизни «шелкового короля» Российской империи Владимира Григорьевича Сапожникова его сын Григорий, очень верующий и патриотично настроенный человек, жертвовал деньги на содержание этого чудесного храма.
 

Верхоспасский собор в Кремле  (начало XVII века) — домовая церковь русских царей


    10 августа сего 1912 года нами было подано Прошение Его Высокопреосвященству Владыке Митрополиту о дозволении построения часовни в деревне Тарасовке прихода села Пушкина. В тот же день я беседовал по сему предмету с Преосвященным Анастасием и получил от его Преосвященства разрешение и Архипасторское Благословение на начатие работ по сооружению часовни.

    26 августа (в 100-летие Бородинской битвы — В.Д.) состоялась торжественная закладка оной, на месте, избранном крестьянами деревни Тарасовки. По общему согласию, выбрали возвышенность, среди деревни, вблизи от дороги, ведущей в Свято-Троицкую Сергиеву лавру, дабы каждый прохожий мог молитвенно помянуть воинов, павших в 1812 году, помолиться и поставить свечу перед иконами угодников Божиих — Святителем Николаем и Преподобным Сергием.

    Ныне воздвигнутая часовня сияет своим Крестом, разгоняющим мрак и невежество, пьянство и разгул, а крестьяне, вместо кабака, несут свою лепту на дело Божие.

    Вашего Высокопреподобия покорный слуга Григорий Сапожников.

    Москва. 11 октября 1912 года», личная подпись.


    Некоторые сведения о личности Г.В.Сапожникова были получены моей дочерью Ольгой в мае 1994 года по телефону от Степана Степановича Балашова, когда ему было свыше восьмидесяти лет. Балашов племянник К.С.Станиславского, младший сын его младшей сестры, урожденной Алексеевой. А так как Алексеевы и Сапожниковы состояли в близком родстве, то Балашов собрал сведения о каждом из родственников…

    (Этот теперь уже общеизвестный, опубликованный в книге С.С.Балашова «Алексеевы» рассказ был приведен в статье «Семейные трагедии» — http://skr.korolev-culture.ru/imena/arhiv_imena/sapoznikovy-5semejnyetragedii , поэтому здесь мы его опустим — О.Г.).

    Сапожниковы владели текстильной фабрикой в Болшеве, где все они в разные годы трудились в меру сил и возможностей.

    Набожность Григория Владимировича, его солидные капиталы, а также значимость юбилея 100-летия изгнания французов подвигнули его на строительство часовни-памятника в Тарасовке.


Спустя восемьдесят лет…


    Ныне все безосновательно разрушенное вызывает острое сожаление. И потому многие наши краеведы занялись поиском изображения Тарасовской часовни и материалов, связанных со строительством.

Такой представлял часовню архитектор Ерофеев


    Были опрошены старожилы нет ли фотографий, сделаны запросы в музеи не хранятся ли рисунки. Все тщетно. Но мне лично повезло обнаружить в Центральном государственном историческом архиве города Москвы (ЦГИАМе) чертежи часовни вместе с деловыми бумагами и весной 1989 года получить их копии.

    Дальнейший поиск в том же архиве вел в 1993 году королёвский краевед Сергей Иванович Мельников, который обнаружил ряд уточняющих материалов. Так была воссоздана история одного из утраченных памятников истории и культуры Пушкинской земли.

    В качестве существенного дополнения к этой краеведческой находке архитектор Сергей Мержанов (краевед из города Королёва) получил в Государственном научно-исследовательском музее архитектуры имени А.В.Щусева биографические сведения о своем давно почившем в Бозе собрате по труду архитекторе Ерофееве, спроектировавшем Тарасовскую часовню и, возможно, наблюдавшем за ее строительством.

    Семен Митрофанович Ерофеев, художник-архитектор, родился 4 апреля 1875 года в городе Сызрани Симбирской губернии. В 1904 году окончил Московское училище живописи, ваяния и зодчества и стал практиковать в Москве. Служил архитектором в правлении Общества Верхних Торговых рядов. Крупных строений, вероятно, не возводил. Последнее упоминание об Ерофееве в книге «Вся Москва»: «...1917 г. классный художник-архитектор».

    Сведения, хоть и скудные, но, по крайней мере, дают возможность составить некоторые конкретные представления о зодчем, создавшем оригинальный проект часовни для Пушкинской земли.

Более полную информацию об Ерофееве можно найти в Пушкинской газете «Маяк» от 8 апреля 2015 года. 

    С.М.Ерофеев выполнил также проекты больничных корпусов при фабрике Сапожникова (ныне район фабрики «Передовая текстильщица», г. Королев).

    Королевским краеведом Василием Коршуном в архивах впервые были найдены еще чертежи, к сожалению, не построенной часовни в деревне Куракино (ныне г. Королев).


Виктор Андреевич ДОЛГИРЕВ (1937-2000), 1995 год


Послесловие


    22 августа 2009 года на месте сражения на берегу реки Клязьмы был установлен поклонный крест в знак начала восстановления часовни. В майские дни 2012 года заложен первый камень в восстанавливаемую по старинным чертежам часовню, средства на нее собирались всенародно. А новый проект восстанавливаемой часовни совершенно безвозмездно подготовил архитектор из соседней Клязьмы Сергей Вадимович Лосицкий.

Восстановленная часовня


    И вот 9 сентября 2012 года, во время празднования 200-летия победы в войне 1812 года, восстановленная часовня была освящена. С Божией помощью, при поддержке местной администрации, духовенства, казачества и краеведов над рекой Клязьмой засияли купола возрожденной часовни как память и о великом архитекторе.

    В 2015 году инициативная группа краеведов-пушкинцев по восстановлению памятника-часовни в Тарасовке получила третью премию по итогам Губернаторского конкурса «Наше Подмосковье».

Владимир ПАРАМОНОВ, член Союза краеведов России


Comments