ТРИ ЛЕТА В ЖУКОВКЕ-3

Отправлено 19 сент. 2016 г., 9:55 пользователем Владимир Беляшин   [ обновлено 19 сент. 2016 г., 10:51 ]
    





Лето третье 1889-й год



    За зиму 1888-1889 годов дело с покупкой имения на Оке совсем не продвинулось и лишь весной между Поленовыми и владельцами земли — помещицей и крестьянами — завязались вялые переговоры, не позволяющие надеяться на проведение летних месяцев в своих владениях. В то же время оставаться с детьми в жарком и пыльном городе было немыслимо. На помощь опять пришел муж сестры Н.В.Поленовой — Владимир Сапожников, в третий раз уступивший им одну из своих усадеб на реке Клязьме.

    Помня о красотах окских берегов у села Бёхово, в Жуковку ехать не особо хотелось, но выбирать не приходилось. Наталья Васильевна уже в начале мая была готова переехать на дачу и дышать свежим деревенским воздухом — так ей надоел город.



    Май



    Точная дата переезда Поленовых из Москвы в Жуковку осталась неизвестной, но в двадцатых числах мая они уже были на даче. Как и в прошлом году, в конце весны полноценному отдыху мешала ненастная погода, но как только из-за туч выглядывало солнце, дачники, особенно дети, выходили из дома и проводили время на свежем воздухе, греясь в теплых солнечных лучах.

    В конце мая Наталья Поленова приступила к огородным работам. Вместе со свекровью Марией Алексеевной Поленовой, приехавшей на несколько дней на дачу, и старшим сыном Митей, которому не было еще и трех лет, но уже приучаемого к труду, она посадила горох, огурцы, редис и прочую зелень.



Мария Алексеевна Поленова,  мать художника


    Елена Поленова в это время уже уехала на все лето в имение своей подруги П.Д.Антиповой в костромскую глубинку и заглянуть на дачу к брату не имела возможности. Не могла приехать и другая участница двух предыдущих дачных сезонов в Жуковке Мария Якунчикова. Компанию Поленовым на даче составляли только родственные семьи Морицов и Сапожниковых.



    Июнь



    В начале июня Василию и Наталье Поленовым никак не удавалось спокойно провести несколько дней подряд. По разным причинам им то и дело приходилось ездить в Москву. Детей же они оставляли под присмотром бабушки — Марии Алексеевны.

    1 июня в Москве состоялись похороны знакомого Василия Дмитриевича —Д.П.Боткина, а уже на следующий день Поленовы были приглашены на свадьбу их дальней родственницы и хорошей знакомой Татьяны Анатольевны Мамонтовой. Поездкам способствовало и то, что в эти дни в Жуковке не было гостей, и хозяевам было скучновато, а к творческой работе они оба еще не приступали.

    Живя на даче недалеко от берега реки Клязьмы, Поленовы постоянно вспоминали берега другой реки — Оки. Наконец, в середине июня они решились на поездку в Тульскую губернию, а за детьми в Жуковке опять согласилась присмотреть бабушка.

    12 июня Поленовы выехали, а уже через два дня, усталые и довольные, вернулись на свою подмосковную дачу. За время пребывания в Бёхове художник и его жена просто наслаждались окружающей природой, общением с местными неизбалованными городом жителями, даже цены на товары их приятно удивили. Переговоры с владельцами понравившихся им земельных участков заметно продвинулись. Вопрос о продаже имения, а затем обмене части купленной земли на крестьянскую землю был принципиально решен, осталось только договориться по цене.

    Сразу после возвращения сына и невестки из поездки, Мария Алексеевна сама собралась в дальнюю дорогу. Уже на следующий день (15 июня) она уехала в Москву, а еще через день отправилась к сыну Алексею в Орловскую губернию. Василий и Наталья Поленовы остались на даче одни. Удачная поездка положительно отозвалась на творческом процессе — они взялись за работу.

    17 июня в Жуковку заглянул Константин Коровин. Он был в творческом кризисе и оттого в отчаянии. Не найдя здесь компании, с которой так удачно провел несколько месяцев в прошлом году, на следующий же день Костя уехал искать вдохновения в другие края. Его путь лежал в Саратовскую губернию, в имение княгини О.П.Орловой «Отрадино», и больше в Жуковке в это лето он не объявлялся. 

    Затишье на даче Поленовых продолжалось до 25 июня. В этот день они справляли день рождения сына Мити, которому исполнилось три года. 

    26 июня Наталья Васильевна писала об этом торжестве свекрови: «У нас вчера был день такого веселья, что страх; Митькино рождение. С утра подарки; мы ему подарили шарабан с лошадью, совсем настоящий на рессорах, такой, что могут сидеть двое ребят. <…> Лилиша (Е.В.Сапожникова — прим. автора) приехала утром же с Верой и Катей (ее дочери) и привезла лошадь, скачущую, качающуюся и жокейский костюм. Зинуша (З.В.Мориц — прим. автора) подарила арбалет, стреляющий мячиком. Целый день была такая игра, что Зинушу (дочь З.В.Мориц — прим. автора) не было возможности загнать домой. Мориц очень удачно снял ребят в разных позах. <…> Вечером иллюминация, которая зажглась в 7 ½ часов и к 8 была в полном разгаре. <…> Да, я забыла, еще днем было катание на лодке» [31]. 

    Единственным неудобством на этом празднике была слишком жаркая погода, загонявшая хозяев и их гостей под тень пышных крон деревьев или в темные комнаты, куда лучи жаркого солнца не могли проникнуть.

    А вот в конце июня Поленовы со своими соседями стали свидетелями уникального события: рядом с их дачей с неба спустился воздушный шар, причем в корзине шара была… женщина!





    В письме к Е.Д.Поленовой Наталья Васильевна сообщала об этом экстраординарном событии: «Вместо хроники нашей жизни прилагаю выписку из газеты. Как видишь у нас теперь злоба дня Леона Дар, которую мы в Петров день спасали от пьяных мужиков. Она спустилась против нас к Костинскому лесу, и Василий с Морицем защищали ее и привезли ко мне, где она, за неимением лошадей, должна была ночевать. Очень хорошенькая, милая американка, которая сильно обрадовалась, что попала к приятным людям и что для ночевки ей дали <…> Такое было общее волнение, что страх, так неожиданно упал на нас с неба этот громадный шар, имеющий в диаметре 12 метров. Рассказ ее о том, как она летит, навел на меня ужас. Она, держась зубами за трапецию (все приспособления она показывала) поднимается на высоту от 1 до 2 верст над землей, там хватается руками, и по словам Фронштейна, полумертвая, вскарабкивается в корзину. Сегодня она опять летит и у нас ее опять ждали, но ветер другой и уже час прошел, так что все успокоились. Мне вся эта история обошлась дорого. Я послала за ней шарабан; Тимофей в пылу не разобрал дороги, летел как сумасшедший и сломал рессору и оглоблю» [32].

    К письму была приложена и небольшая вырезка из газеты, название которой осталось неизвестным.





    Под заголовком «Третий полет Леоны Дар» был напечатан следующий репортаж: «Поднявшийся 29 июня, в 9 часов вечера, из сада «Эрмитаж» шар с Леоной Дар и ее спутником Спельтерини, с которыми, в качестве любителя, поднялся и частный пристав Фронштейн, опустился в 10 ½ часа вечера, близ деревни Костино, верстах в шести от станции «Мытищи» Ярославской железной дороги; аэронавты ночевали на даче художника В.Д.Поленова. Во время уборки шара крестьяне отрезали до 20 аршин каната от якоря, перерезали всю сетку, окружающую шар, и похитили брезент, в который укладывается шар для перевозки. Воздухоплаватели возвратились вчера в Москву с утренним поездом Ярославской железной дороги».

    Это событие наверняка еще долгое время будоражило умы живущих окрест крестьян, а то, что было отрезано от оснастки шара, они, скорее всего, «взяли» в качестве сувениров и доказательства такого необычного для тех времен происшествия.



    Июль



    Через несколько дней Поленовых ожидало очередное событие: они были приглашены на свадьбу к своим родственникам фабрикантам Алексеевым. Константин Сергеевич Алексеев-Станиславский женился на актрисе Марии Петровне Перевощиковой. Венчание должно было произойти 5 июля совсем недалеко от Жуковки в церкви при усадьбе Любимовка.

    По какой-то причине Наталья Васильевна предпочла уехать на эти дни в орловское имение брата мужа — Алексея Васильевича Поленова, а вот Василий Дмитриевич почтил молодоженов своим присутствием на их торжестве. 



Свадьба в Любимовке


    К большому сожалению, в своем коротком письме к жене, посланном в имение брата «Воейково», Василий Поленов лишь вскользь упомянул об этом событии. Возможно, это произошло из-за того, что писал он его сразу после возвращения из Любимовки. В этот день он съездил в Москву и, направляясь на свадьбу, ехал в вагоне вместе с Павлом Михайловичем Третьяковым. О самом венчании и свадьбе В.Д.Поленов не написал ни слова, отметив лишь, что отец и мать жениха Сергей Владимирович и Елизавета Васильевна Алексеевы «очень меня благодарили» [33]. 

    Не успела пройти одна свадьба, как Поленовы получили приглашение на другую. На этот раз с холостяцкой жизнью решил покончить один из членов «Мамонтовского кружка» художник Илья Семенович Остроухов. Небогатый молодой человек, с не очень красивой внешностью, неожиданно покорил сердце дочери хозяина богатого торгового дома, в котором сам служил на небольшой должности. Его невесту звали Надежда Петровна Боткина, а ее отцом был крупнейший торговец чаем Петр Петрович Боткин.

    6 июля жених и невеста приехали в Жуковку пригласить Поленовых на свою свадьбу. Наталья Поленова еще не вернулась из своей поездки, и муж, среди прочих событий, написал ей и об этом: «Не успел я съесть суп, как слышу, подъехала пролетка. <…> входит Илья Семенович и Надежда Петровна <…> пробыли часа три <…> Семеныч продолжает быть очень счастливым и гораздо симпатичней чем был зимой. Просит очень тебя на свадьбу, которая будет 16 в воскресенье. Рассказывал, что нанял прелестную квартиру в Трубном переулке, в доме отца Надежды Петровны. Строит мастерскую с верхним светом и всякими приспособлениями. Вот так молодец. Умеет устроиться. Пока Надежда Петровна разливала нам чай, приехала Елизавета Васильевна Сапожникова и <…> рассказывает, что вчера было на свадьбе Кости Алексеева» [34].



Илья Семенович и Надежда Петровна Остроуховы

 

    Наталья Поленова вернулась в Жуковку за несколько дней до свадьбы И.С.Остроухова, но побывать на ней так и не смогла. Не испытывая особого желания присутствовать на свадьбах, она помогала в этом другим, хорошо знакомым ей людям. Так, Елизавета Григорьевна Мамонтова поехала на бракосочетание близкого ее дому человека только благодаря тому, что оставила своих маленьких дочерей Верушку и Шуриньку под ее присмотром в Жуковке. Через день после свадьбы женское любопытство подтолкнуло Н.В.Поленову к поездке в Абрамцево — уж очень хотелось узнать подробности этого торжества.

    А 22 июля праздник состоялся уже в самой Жуковке. Наталья Васильевна писала об этом событии М.А.Поленовой: «Сегодня день Васиных именин <…> Жуковка украсилась бесчисленными флагами, а вечером иллюминация, фейерверк и гости. Приезжали вечером Володя, Лиза и Саша (Сапожниковы —прим. автора). Кроме того, у нас Спиро с сыном и знакомый Вам артиллерийский офицер Вячеслав. Веселье продолжалось за полночь, жаль только, что нет барышень для танцев» [35]. 

    Поздравить Василия Поленова с именинами, но уже на следующий день, хотела и Е.Г.Мамонтова с Верой и Шурой. В посланной записке она обещала при хорошей погоде приехать с утра и, пробыв весь день с именинником, уехать вечером.



Е.Г.Мамонтова с дочерьми Шурой (слева) и Верой



    Это лето, богатое для Поленовых на чужие свадьбы и другие, радостные и печальные события, почему-то было бедным на гостей для Жуковки. Лишь к середине лета на дачу к Поленовым приехали отец и сын Спиро. Но ведь они не были художниками, а следовательно, их приезд никак не подействовал на возбуждение интереса к живописи у хозяев дачи. 

    Чтобы как-то возродить прелесть ушедшего в прошлое последнего дачного сезона, Петр Антонович Спиро (отец) сам взялся за кисть и краски, и, что удивило Наталью Поленову, у него неплохо получалось.

    Постоянные разъезды отвлекали Василия Дмитриевича от возможности сосредоточиться на работе. К тому же свадебная суета, усталость от переездов раздражающе действовала на нервы, отвлекали от работы. 

    Пока было тепло, его спасала река. Где-то недалеко на даче жил молодой артиллерийский офицер Вячеслав Зиборов. Он был вхож в дом Якунчиковых и видимо через них познакомился и с Василием Поленовым. В это лето он много помогал художнику с его лодками, вместе с ним устраивал на них паруса. Бывал он в Жуковке и в прошлом, 1888 году. Об этом свидетельствует картина К.А.Коровина «За чайным столиком», на которой он изображен сидящим за столом в присутствии Натальи и Елены Поленовых и Марии Якунчиковой [подробнее: http://skr.korolev-culture.ru/publikacii/arhiv/zacaemvzukovke ].

    Но лето в тот год было коротким. Уже в конце июля (по старому стилю) после сильных дождей наступили ясные, но уже не жаркие дни. В это время из Киева в Москву, чтобы отдохнуть и навестить приятелей, приехал друг Поленовых и Мамонтовых — художник Виктор Михайлович Васнецов.



Художник Крамской И.Н. Портрет В.М.Васнецова, 1874 год


    28 июля он побывал в Абрамцево. Повидаться со старым товарищем в месте, где они на протяжении нескольких лет провели немало приятных дней, вместе строили и украшали усадебную церковь, пригласила Поленовых и П.А.Спиро Елизавета Мамонтова. Встреча старых друзей в Абрамцево состоялась, а через несколько дней В.М.Васнецов побывал и в Жуковке.



    Август



    В письме от 2 августа Наталья Васильевна сообщала Е.Д.Поленовой: «Мы сегодня ждем Виктора Михайловича (Васнецова — прим. автора), вероятно и Лиза (Е.Г.Мамонтова — прим. автора) приедет. Я его уже видела» [36].

    Это было одно из последних для Поленовых приятных событий на даче в Жуковке. Наступившая прохлада отбивала у них желание работать творчески, ходить на этюды. Василий Дмитриевич заторопился в Париж, где собирался пройти курс лечения у доктора Шарко. С собой он звал и жену, но куда было девать Митю и Катю? Брать с собой за границу двух совсем маленьких детей было невозможно.

    11 августа с дачи уехали П.А.Спиро с сыном. Через две-три недели в Подмосковье должна была прийти любимая для Поленовых «золотая осень», но даже это событие больше не удерживало их в Жуковке. К тому же узнав о предполагаемой поездке в Париж и возникшей проблеме с детьми, свою помощь предложила им сестра Елизавета Сапожникова. На время поездки она брала Митю и Катю к себе домой.

Перед поездкой за границу Василий Дмитриевич собирался заехать и в Бёхово, поговорить еще раз с крестьянами по обмену земли. Житье в     Жуковке в последний месяц лета получилось для Поленовых каким-то скомканным…

    Совсем неожиданно, в середине августа, у них на даче побывали два художника из молодой талантливой плеяды. 12 августа из Абрамцева приехал Михаил Васильевич Нестеров, который совсем недавно вернулся в Россию из заграницы. Его восторженные рассказы о поездке еще больше разохотили Поленовых ехать в Париж. Чуть позже Наталья Поленова привезла из Москвы в Жуковку случайно встреченного в городе другого молодого художника —Сергея Васильевича Иванова.



Сергей Васильевич Иванов


    С середины августа Поленовы проводили больше времени в Москве, чем на даче. Ведь перед отъездом за границу надо было решить множество дел. Они бы уже давно могли поселиться на квартире в городе, но не хотелось лишать детей прелести жизни в деревне.

Наконец наступили решительные дни. 21 августа В.Д.Поленов подал прошение о предоставлении ему отпуска на два месяца для поездки за границу и получил его. Он съездил в Бёхово и вновь заручился согласием владельца имения и крестьян на обмен земли. Заключительные переговоры и оформление купчей на продажу земли было решено провести по возвращении.

    26 августа Наталья Поленова перевезла детей из Жуковки в Любимовку к Сапожниковым. Осталось только перевезти вещи с дачи на зимнюю квартиру, что и было сделано в течение нескольких дней. 

    В конце августа с Жуковкой было окончательно покончено. Поленовы покинули берега Клязьмы в окрестностях села Болшево.


***


    К сожалению дачный сезон 1889 года не оставил следов в творчестве как Василия Дмитриевича Поленова, так и его друзей-художников, побывавших на даче в Жуковке.

    В начале следующего 1890 года Поленовы приобрели имение на берегу другой реки — Оки, где и начали обустраивать свое семейное гнездо в Бёхове. А в память о проведенных в Жуковке трех летних дачных сезонов остались лишь художественные работы.


Источники:


[31] ОР ГТГ. Фонд 54. Опись 1. Дело 4939.

[32] ОР ГТГ. Фонд 54. Опись 1. Дело 9092.

[33] ОР ГТГ. Фонд 54. Опись 1. Дело 470.

[34] ОР ГТГ. Фонд 54. Опись 1. Дело 469. 

[35] ОР ГТГ. Фонд 54. Опись 1. Дело 4940.

[36] ОР ГТГ. Фонд 54. Опись 1. Дело 9093.

Михаил НЕКРАСОВ, краевед

город Климовск, Московская область


(фотографии предоставлены автором)


Comments