Эксклюзив‎ > ‎Архив‎ > ‎

ШТРИХИ К ПОРТРЕТУ СП

Отправлено 20 янв. 2017 г., 6:35 пользователем Алексей Дворников   [ обновлено 3 февр. 2017 г., 9:07, автор: Владимир Беляшин ]
    

С.П.Королёв, фотография 1961 года из личного архива В.С.Ульяновой (публикуется впервые)


    В конце 2016 года мы получили своего рода «новогодний подарок»: рукопись воспоминаний Анатолия Петровича Абрамова — одного из ближайших соратников С.П.Королёва, в которой он делится своими рассказами о совместной работе с Главным ракетным конструктором.

    К славной дате — 110-летию основоположника отечественной космонавтики — предлагаем нашим читателям небольшой отрывок из этих воспоминаний, раскрывающий Королёва с малоизвестных большинству сторон.

    «Все, кто работали с Сергеем Павловичем Королёвым, знали его как человека высокой культуры, прекрасно воспитанного, готового на деле без лишней рисовки помочь каждому, кто к нему обратится. А в большом коллективе таких нуждающихся в его помощи было немало, в основном по жилью и специализированной помощи. Когда к нему приходили с просьбой, он начинал действовать, как правило, незамедлительно. Если надо, связывался по «кремлёвке» с ответственными руководителями и решал вопрос. Естественно, что сотрудники высоко ценили его отзывчивость и относились к нему с глубоким уважением.


Кают-компания


    Он постоянно был в курсе не только производственных дел, а и личных, касающихся его ближайших сотрудников. Этому в определенной мере способствовало то обстоятельство, что он обедал за большим столом вместе со своими заместителями и помощниками. Столовая была как бы кают-компанией, где за обедом решались многие производственные вопросы, впитывалась разнообразная информация, здесь же даже подписывались важные документы. Нередко раздавались шутки и смех. Сергей Павлович любил юмор, его присутствие не смущало и не подавляло сотрудников, как это нередко бывает с другими начальниками, которых не столько уважают, сколько боятся.

    Он стремительно входил в столовую, обычно без пиджака, с растегнутым воротом. Первые минуты был молчалив и погружен в себя, мысленно еще находясь во власти дел, от которых только что оторвался. Затем обводил всех взглядом и бросал фразу или задавал вопрос, обозначая тем самым тему последующего разговора, который вскоре становился общим.

    Ел он очень быстро, не обращая внимания на пищу, отвечая на вопросы. Кусочком хлеба вытирал тарелку и хлеб съедал. Даже крошки сгребал и отправлял в рот. Первое время это нас удивляло, но позже один товарищ разъяснил, что эта привычка появилась у него в долгие, тяжелые годы тюремной и лагерной жизни.


Отношение к людям


    Моя семья из четырех человек занимала к 1954 году одну комнату в коммунальной трехкомнатной квартире, где жили еще две семьи. Не густо, но мирились — у других было хуже. Но вот жена родила двойню! Стало не просто тяжелее, а… И вдруг я узнаю, что СП дал указание срочно отделать для моей семьи квартиру в строящемся доме, который впоследствии все стали называть «королёвским» ( http://skr.korolev-culture.ru/anonsy-ekskluziv/ekskluziv/koroleevskij-dom-cast-2 ). Нетрудно представить себе наши чувства…

Королёвский дом, фотография Александра Опалева, 2016 год


    В 1958 году наша деятельность увенчалась большим успехом, и несколько человек, в том числе и я, были представлены к присуждению Ленинской премии. Как-то возвращались мы с СП из Москвы на машине, и вдруг он спросил меня:

    — Анатолий Петрович, а как Вы отнесетесь к тому, что в этот раз Вы не получите звание лауреата? Дело в том, что Министерство настаивает на включении в список одного ответственного работника. Вы еще молоды, у Вас все еще впереди, будете лауреатом.

    Это было сказано так тактично, в виде просьбы, что я ответил безусловным согласием.

    Улыбнувшись, Сергей Павлович сказал:

    — Молодец, правильно понял!

    Чувствовалось, что для него это был непростой разговор, он к нему готовился. У меня же не возникло никакого неприятного осадка, наоборот, я был доволен тем, что СП получил тот ответ, который он рассчитывал получить. Значит, он меня ценит и верит в меня. Его слова оправдались: через одиннадцать лет я стал лауреатом Ленинской премии.

    Его уважительное отношение к людям проявлялось во всем и постоянно. Для иллюстрации расскажу три маленьких эпизода:

    Первый. Проходя утром по территории предприятия в то время, когда на работу шел основной поток сотрудников, он увидел, как несколько грузовых машин, сигналя и обдавая всех пылью и выхлопными газами, буквально протискиваются через людской поток (дорога была узкая). На следующий день вышло распоряжение, которое запрещало грузовым машинам проезжать по этой аллее в течение 15 минут «пикового» времени.

    Второй. Как-то СП позвонил мне и еще одному сотруднику и предупредил, что утром за нами приедет машина, и мы вместе с ним поедем в Министерство. Утром машина не пришла, так как шофер отказался ехать на квартиру, заявив, что мы можем сами прийти на предприятие. Пришлось выполнить «ультиматум», но за счет некоторого опоздания.

    Узнав об этом, Сергей Павлович на следующий день собрал у себя в кабинете руководство  транспортного цеха, представителя завкома и того самого шофера. Мы были свидетелями урока дисциплины, культуры, ответственности, который он преподал указанным товарищам столь эмоционально, что они покидали кабинет, опустив головы.

    А шоферу он сказал так:

    — Вы что думаете, если Вы возите Королёва, то Вам все можно? Ошибаетесь! Не рекомендую повторять ошибку.

    Третий. СП как-бы стеснялся ездить на своей персональной машине, если видел, что его сотрудники идут рядом или им надо срочно что-либо доставить куда-то. Особенно это проявлялось на полигоне. Он останавливался и предлагал сесть в машину, либо отдавал ее в чье-то распоряжение, не ожидая просьбы.

    Всем было знакомо его «Берите мою машину и езжайте». Если кто-то задерживался допоздна по его заданию, он, уходя, говорил:

    — Закончите — скажите дежурному, он вызовет машину, и вас отвезут домой. Все это было без намека игры на публику. Сергей Павлович испытывал удовлетворение, делая людям добро, хотя-бы небольшое. Естественно, что это воспитывало у его окружения стремление быть похожим на него.


Мать и сын


    Мне дважды довелось быть свидетелем телефонного разговора Сергея Павловича с матерью. Он преображался, глаза и голос его выражали такую нежность и ласку, которые может питать по-настоящему любящий человек. После такого разговора он некоторое время пребывал в глубокой задумчивости, повидимому мысленно продолжая еще беседу с самым дорогим человеком.

М.Н.Баланина (1888-1980), фотография 1978 года (из интернета)


    Мать Сергея Павловича, Мария Николаевна Баланина, была необыкновенная женщина — высокообразованная, интересная, широко эрудированная, прекрасно владела литературной речью. До последних дней она была душой дома. Ее выступление в день своего девяностолетия, торжественно отмеченное в Доме журналистов, произвело на присутствующих громадное впечатление своим темпераментом и содержательностью.

    Роль матери в становлении личности Сергея Павловича велика. Это отмечалось многократно в публикациях и выступлениях, но мне кажется, точку ставить рано. Этот вопрос ждет своего исследователя ради практических выводов и рекомендаций, в которых так нуждается наша педагогическая наука.


    Последний вечер


    Высокая духовность СП проявлялась и в трогательной заботе о своих  старых друзьях, некоторые из которых прошли тяжелый жизненный путь, и такое его внимание придавало им новые жизненные силы.

    Под новый 1966 год [23 декабря] исполнилось 60 лет одному из близких товарищей Сергея Павловича Цыбину Павлу Владимировичу, который пригласил на банкет Королева, Гагарина, группу сотрудников и космонавтов.  

Еще один заместитель С.П.Королёва Павел Владимирович Цыбин. В прошлом авиаконструктор, возглавлявший собственное конструкторское бюро, он обладал обширными знаниями, четко и быстро взаимодействовал с промышленными предприятиями. Цыбин умел так организовать дело, что разработка, изготовление и поставка в ОКБ-1 нужных образцов техники осуществлялись в невиданно короткие сроки. Под его началом работы, на которые обычно уходили годы, выполнялись в считанные месяцы.

Кандидат технических наук Л.МАТИЯСЕВИЧ

    (Наука и жизнь, № 9, 2000, Сергей Павлович Королёв. Штрихи к портрету)

    Вечер прошел чудесно. Сергей Павлович был общителен, весел, старался создавать дружескую атмосферу. После банкета мы вышли на улицу и обомлели — вокруг было сказочно красиво: деревья были покрыты воздушными хлопьями снега, на земле снежный пуховый ковер. Начали играть в снежки. СП и Гагарин веселились как дети. Это было за две недели до смерти С.П.Королёва…

***

    Заканчивая свои «штрихи к портрету», хочу высказать одну мысль: многочисленные публикации, посвященные Королёву, носят чисто описательный характер. Лишь изредка можно встретить попытки осмыслить разные аспекты его становления как специалиста высшего класса и как личности. До сих пор не создана книга о Королёве в серии «Жизнь замечательных людей». Это, мне кажется, понятно и оправдано — не пришло еще время, да и каждый новый год приносит новую дополнительную информацию.

    Вместе с тем процесс перестройки в стране высветил общий важнейший вопрос об остром дефиците лидеров, руководителей, отвечающих современным требованиям. Роль таких руководителей в общем прогрессе ни у кого не вызывает сомнений. У нас, хотя и с большим опозданием, начинают функционировать школы менеджеров, различные курсы повышения квалификации для руководящего состава и т.д.

    Думаю, что было бы чрезвычайно важным средством обучения, в дополнение к принятым в настоящее время, это глубокое изучение стиля работы, методов руководства таких выдающихся руководителей, каждый из которых является основателем своей школы управления, как например, С.П.Королёв и И.В.Курчатов.

    При этом важно уяснить механизм формирования таких личностей. Это соотношение отдельных составляющих, которые определяют их творческий облик — таких, как наследственность, воспитание в семье, влияние окружающей среды, характер, склонности, образование, стремление к лидерству или отсутствие такового, самооценка, взгляд на коллектив, видение ближайшей и дальней цели и т.д.

    Иными словами, нужны глубокие исследования практической деятельности С.П.Королёва с целью активного, научно обоснованного влияния на процесс отбора и воспитания не отдельных уникальных личностей, а целой плеяды высококомпетентных, современных руководителей.

    Задача трудная, но выполнимая. Она по плечу только творческому содружеству группы ученых, представляющих разные направления науки и техники. Дело академика Королёва должно жить не только в его свершениях, но и в Королёвской школе».


Анатолий Петрович АБРАМОВ (1919-1998)

(из воспоминаний начала 1990-х годов)


Comments