Эксклюзив‎ > ‎Архив‎ > ‎

ПОДЛИПКИ. 1920-30-е годы

Отправлено 1 мар. 2019 г., 03:09 пользователем Союз Краеведов   [ обновлено 13 мар. 2019 г., 02:24, автор: Jenya Fedorova ]


    

Одно из памятных воспоминаний детства — дом с яблоневым садом, где я, Геннадий, родился. Сад большой-большой: помню много деревьев и мамины георгины, которые мы так боялись затоптать, носившись перед домом. На дворе был 1934. А мне всего 5 лет. Наш участок был вдоль дороги, по которой изредка проезжали лошади с повозкой, а с оставшихся сторон мы были окружены лесом. Других домов рядом не было. (Дорогой была ул. Сталина, сейчас улица Циолковского  Прим. автора).

Родители целый день на работе, а мы со старшим братом одни. В младенчестве мать брала нянечку, девушку из дворянской семьи, она присматривала за нами. Как потом узнал, сложно было образованным найти работу, брали только в рабочий класс. По крайней мере, так рассказывали родители. А позже, чуть повзрослев, уже мальчуганом, мы были предоставлены сами себе. Бегали в дневное время, куда ноги несли. Помню, бегали на «канал». Его как раз прокладывали. Залезем на насыпь, а с нее все как на ладони. Рабочих тьма. Бегают с тачками, с лопатами. А по периметру — надсмотрщики. Работают заключенные. Увидят нас, детей, надсмотрщики — и давай свистеть, прогонять.

Домом семья моя очень дорожила. Это была дача Вишнякова В. И. (Располагалась на перекрестке ул. Сталина, ныне ул. Циолковского, и ул. Фрунзе.  Прим. автора.) После того, как жена владельца дома овдовела, моим родителям дали большую часть дачи. С нами под одной крышей, кроме хозяйки, временно жила еще семья с детьми. Им выделили одну комнату. Так и жили. Дружно жили.

Помню, случай был. Зазвенел звоночек. Отец быстро сообразил, что в сарай залезли воры. Взял ружьё, вышел во двор. Воры тащили свинью, хотели перелезть через забор. Поймали, вор был наказан. Помимо работы родители держали и скотину, и птицу, занимались огородом. 

 

О даче Вишняковых и о семье

 


Дом-дача Вишнякова В. И. 1930-35 гг.


Что такое дача в 20-30 годах? Это деревянный большой дом. С большим садом. Почти все окна выходили на южную сторону. Кухня просторная, метров 18, большая плита. Изначально был большой бак на крыше, с колодца в него заливали воду — и под давлением вода текла в дом, на кухню и в ванную комнату. Да, была полноценная ванная с санузлом. Позже провели водопровод. Перед домом был фонтанчик небольшой. Даже фото сохранилось нашей детворы, предположительно 1932 год.



Дети у фонтана перед домом Вишнякова В.И.
Второй слева: Анатолий, старший брат Геннадия. Ок. 1932 г.


Как достался нам этот дом? Отец, Федоров Федор Матвеевич (1889-1957) был так называемым питерцем в Подлипках. Был в душе истинным революционером, крестьянином и рабочим. Он сам рассказывал, что бежал из родного дома в 14 лет в столицу «делать революцию». Скорее всего Первую 1905-07 гг. Осталось мало фактов, как он жил эти первые годы в Петрограде, где и как обустроился. Но я знаю, что он стал механиком на заводе. И к моменту второй революции 1917 года он уже был взрослым 28-летним мужчиной, которому было доверено одно из важных поручений в его жизни — сопровождение товарного состава в качестве главного механика. Шла гражданская война, Петрограду грозила оккупация, нужно было срочно эвакуировать завод, где он работал.

Товарный поезд выехал в глубь страны. Путь был долгий и беспокойный, приходили известия о военных событиях из разных боевых точек. Конечным пунктом были выбраны Подлипки. Завод впоследствии стал градообразующим — в настоящее время одно из ведущих предприятий РКК "Энергия". В награду за сопровождение и трудовые заслуги, со слов отца, ему была предоставлена для проживания дача. Скорее всего не сразу, а только когда отец женился, после 1925 года.



Семья. Слева направо: мать, дети Геннадий и Анатолий, отец. Ок. 1931 г.


Как жилось капиталистам и богатым дачникам в Подмосковье в послереволюционные года? Наш дом был не единственный в Подлипках. Между улицами Калинина и Коминтерна были еще дачи. И после 1917 года, с исчезновением царской полиции, многие дома были брошены. Или же хозяева были насильно потеснены новой властью. Заселяли туда питерцев, что прибыли вместе с эвакуированным заводом.

Гражданин Вишняков, чья дача нам досталась, был скорее всего исключением. Видимо, он признал советскую власть, т.к. его семья, он и жена, не были потеснены, занимая просторный дом на двоих. Лишь когда жена овдовела, ее потеснили до одной комнаты и в оставшуюся часть дома поселили нашу семью, позже временно и еще одну семью рабочего класса.

Что я помню про мать — Косткину Анну Георгиевну (1898-1979)? Ее судьба — судьба девушки из дворянской семьи, связавшей свою жизнь с рабочим. Окончив частную гимназию, владея двумя языками, имея диплом с правом домашнего обучения, она готовилась обучать детей в богатых семьях, но революция распорядилась иначе. 

Шли 1920-е годы, она в Подлипках работает в райсобесе. Как раз с Вишняковым, чей дом после его кончины и будет предоставлен ее семье, ее мужу. А пока она работает под его руководством. Пишет идеальным каллиграфическим почерком. И даже не представляет, что ждет впереди. А впереди были трудовые будни, двое детей. Скорее всего она многого не могла позволить себе, что было у нее в детстве и юности. И никак не представляла себе такую молодость. Но был ли выбор? Знаю, что в 30-е годы ей даже давали сезонно с работы путевки на море. А учитывая положение в стране, она этому точно была рада.

В октябре 1941 завод опять эвакуируют. Отец сопровождает состав и вся семья с двумя детьми переезжает в Свердловск (ныне Екатеринбург.  Прим. автора). Годы войны были долгими и тяжелыми. Старший сын Анатолий с 15 лет вышел на работу токарем. Младший Геннадий учится в школе. Годы шли. Семья с нетерпением ждала возвращения в Подлипки, в любимый дом. В 1945 они вернулись, но их долгожданный дом был занят. Занят зятем директора самого крупного в Калининграде гастронома №1 (т. наз. старый гастроном. — Прим. автора). Обратились к адвокату, он заверил, что дело выиграет: по документам нет сомнений в принадлежности дома. Но на тот момент адвокату нечем было заплатить. Отец не смог вернуть этот дом семье.

Первый год после эвакуации был самый тяжелый, жили в  доме с полуразрушенной печью. Потом меняли жилье. Отец продолжал работать на заводе главным механиком. Лишь через долгих 9 лет, в 1954 году семья купила землю вблизи платформы «Фабрика 1 мая», и мы начали строить долгожданный свой дом. От фундамента до крыши строили все сами. Прожил отец в доме совсем недолго. В крепком теле жизнь оборвалась внезапно, в 68 лет, после несложной полостной операции, по недосмотру медперсонала

Прямые потомки, а также их дети, тоже связали свою рабочую деятельность с этим заводом. Старший сын — Федоров Анатолий Федорович (1927-2008) — проработал всю жизнь токарем, удостоен множеством наград и медалей, в том числе «За доблестный труд в ВОВ». Работал у станка с 15 лет. Один из значимых фактов: накануне 1961 года, будучи уже токарем высшего разряда, ему было поручено выточить детали для первого спутника земли. Действующий музей при заводе подтверждает эти данные. Последующие поколения до сих пор связаны с заводом. Но это уже совсем другая история. 




Федоров Анатолий Федорович (1927-2008), брат Геннадия.
Фото для статьи в газету
«За новую технику», 1970 г.


Если уважаемый читатель может дополнить мою историю или знает упоминаемые имена, автор будет признателен за обратную связь. 

Записала Евгения Федорова , со слов Геннадия Федоровича Федорова.

Фото из семейного архива.

 

Comments