Эксклюзив‎ > ‎Архив‎ > ‎

ОСТРОВОК ЛЮБВИ

Отправлено 6 окт. 2017 г., 7:02 пользователем Алексей Дворников   [ обновлено 6 окт. 2017 г., 8:10 ]
 

      В 70-е годы прошлого века эта семья была знаменита, споры о ней не стихали ни на минуту. Спорили специалисты — педагоги, медики, психологи… Спорили просто родители. Выносили различные суждения и заключения, зачастую прямо противоположные: одни называли Никитиных педагогами-новаторами, другие — людьми, калечащими своих детей.

Шло время… Споры поутихли, а никитинские идеи до сих пор находят многочисленных последователей как у нас в стране, так и в дальнем и ближнем Зарубежье. Более того, интеллектуальные, или развивающие игры Бориса Никитина, детские спортивные комплексы стали неотъемлемой частью развития малышей во многих детсадах и квартирах небезразличных к собственным детям родителей, а их «Рекомендации по обращению с новорожденными» взяты на вооружение прогрессивными роддомами.

В 2014 году Лена Алексеевна ушла из жизни… В последние годы жизни она почти не давала интервью и не встречалась с журналистами.

Мне повезло: в 2007 году каким-то чудом я попала-таки в их знаменитый дом в подмосковной Валентиновке, который показался мне эдаким островком в нашем безумном мире — островком удивительной доброжелательности и любви.



Поэтому-то мой первый вопрос был, конечно же, о любви.

— Лена Алексеевна, что такое, по вашему, любовь?

— Боюсь, точного ответа дать не смогу. Когда-то я прочла статью одного священника, которая называлась, казалось бы, абсурдно: «Брака по любви не бывает!» В ней он говорил о том, что любовь может возникнуть только в процессе совместной жизни. Она как бы рождается в браке. И я с ним абсолютно согласна. Ведь все начинается с влюбленности, с чувственных инстинктов, а любовь — соединение не только тел, но и душ — появляется только в результате огромного труда именно двоих.

Интересно было бы почитать стихи Петрарки, когда бы он женился на Лауре. Что написал бы он тогда? Или Ромео и Джульетта… Вполне могли бы перессориться через годик совместной жизни. И в этом нет ничего шокирующего. Я бы даже сказала, что в большинстве случаев это неизбежно. Ведь соединяются два мира, и создать из них один чрезвычайно сложно — это огромный труд. Надо попыхтеть лет эдак пятнадцать обоим, чтобы ценой огромного труда — взаимных уступок и компромиссов — добиться «нужного» результата.

Мы прожили вместе с Борисом Павловичем 44 года, и все это время было временем поисков, наблюдений, открытий. Поиском компромиссов; наблюдений за тем, как беспомощный маленький человечек познает мир; открытий в нас обоих тех качеств, которых не было прежде, когда мы жили раздельно. Хотя с самого начала и у нас было много сложностей, но совместными усилиями они все же преодолевались, а дети цементировали семью. Дети — это, можно сказать, то самое необходимое «условие», что помогает взращивать любовь.

 

 Несколько лет назад дети подарили мне тетрадь, куда записали очень важные для них вопросы. Один из них звучал так: «Что было главным в вашей семье, в отношении друг к другу?» И вот что, к их удивлению, я ответила: «Не пылкая любовь, не единомышленность, хотя мы во многом одинаково смотрели на вещи, и даже не ответственность друг за друга и за детей. Доверие — вот что было для нас и у нас в семье главным. Когда человеку веришь и в большом, и в малом».

Может быть, пример не очень удачный, но все же скажу так: вот когда человек верит в Бога, ему не надо объяснять, что да как. Он просто верит, и на этой вере строит свою жизнь. Так и мы.

 — Вы верующий человек?

— Трудный вопрос… Я не могу в полной мере назвать себя православным человеком, хотя и покрестилась пять лет назад. Покрестилась не потому, что сейчас это модно, что боюсь попасть не туда на том свете. Как я теперь понимаю, Православие — это основа нравственности именно нашего русского народа. Основа жизни, по большому счету. Стержень, без которого невозможна жизнь общества.

Коммунистический кодекс, по которому мы жили или, вернее, декларировали, — это, по сути, те же самые библейские заповеди, законы жизни, которым в советские времена худо-бедно, но подчинялись. Ну а если эти законы нарушаются (как сейчас повсеместно), разваливается и жизнь общества, и семьи, и каждого отдельно взятого человека.

Ведь свобода сама по себе может разнуздывать людей. Свободу, как говорил Карамзин, можно давать только воспитанному и образованному народу, сознающему, что свобода — это прежде всего огромная ответственность за жизнь страны, свою, детей. А если этой ответственности нет, тогда неизбежен хаос, беспорядок… То, что мы наблюдаем сейчас в окружающей повседневности.

 — Думаю, не все наши читатели, особенно молодые, знают о вашем семействе. Расскажите о своей уникальной по сегодняшним меркам семье.

— Уникальная не уникальная, но в семи «детских» семьях (без повторных браков!) на сегодня [2007 год] — 24 ребенка: в четырех семьях растет по двое детей, три семьи многодетные — у них четверо, пятеро и семеро детей. Десять младших внуков родились «на дому». Самому младшему внуку Александру один год, старшей внучке Наталье — 27 лет.

[ Сейчас в клане Никитиных 7 детей, 28 внуков и 11 правнуков. В старом Никитинском доме в Королеве живет две семьи — Анны Борисовны и Ивана Борисовича, всего 13 человек. Вся семья очень дружна между собой. На частые семейные праздники в старый дом собирается порой около 70 человек. С 2011 года работает «Никитинский» сайт www.nikitiny.ru ]

Четверо старших внуков уже окончили довольно престижные московские вузы: МГУ — Алексей (здесь он сейчас и работает), МГТУ им.Баумана — Петр, Медико-стоматологический университет — Саша, Институт иностранных языков им.М.Тореза — Ася. Кстати, все они учились на бесплатных отделениях.

Вместе со мной, в этом самом старом доме, куда мы перебрались в 1971 году, живут сейчас семьи младших детей Ивана и Любы — общим укладом, общим хозяйством. Почти каждые выходные мы отмечаем чей-нибудь семейный праздник — так уж получается. И это, по нынешним меркам, действительно большая редкость. Можно сказать, что и сейчас своей отличной от общепринятой жизни мы опять идем вразрез с тревожными тенденциями в нашем «демократическом» обществе, когда уже стали привычными (и почти нормальными) неполные и бездетные семьи, одинокие старики, платная учеба…

 — А какие профессии выбрали дети педагогов-новаторов Никитиных?

— Никто из них педагогом не стал. На мой взгляд, это даже закономерно — ведь они росли в атмосфере постоянных педагогических споров, которые им просто надоели. В той или иной степени все они — натуры творческие, выдумщиками были с детства. Это заслуга отца. На их выбор профессии очень сильно повлияло то, чем они увлекались в раннем детстве. Когда мы переехали в этот дом, то лучшую комнату отдали под мастерскую. Здесь были и химическая лаборатория, и радиотехническая, и фотолаборатория, столярный и слесарный верстаки. Каждый находил что-то по душе. Ребята выросли, как говорится, рукастыми. Да и как же иначе? Мальчишки без умелых рук — не мужики!

Четверо детей получили высшее образование по специальностям физик-электронщик — Алексей, химик — Антон, юрист — Ольга и библиотекарь — Юлия. Трое имеют среднее специальное образование, окончив, соответственно, медицинское училище — Анна, Калининградский колледж космического машиностроения — Иван и библиотечный техникум — Любовь.

Но лично для меня главное не то, какой институт они окончили и какую специальность выбрали. Я горжусь двумя вещами:

• наши дети выросли надежными, порядочными, добросовестными в работе и верными в своем человеческом предназначении людьми;

• никто из них не побоялся иметь детей, и даже много; не побоялся взять на себя ответственность за новые жизни.

Хотя лично я сейчас не посоветовала бы иметь такую большую семью как у моей младшей дочери (семеро детей!) — и тогда, а особенно в наше время, это очень трудно. Уж поверьте мне!

 — Так чему же вы все-таки отдавали предпочтение — физическому или нравственному воспитанию детей? В многочисленных публикациях о семье Никитиных упор неизменно делался на физическом воспитании.

— Безусловно, главным всегда было нравственное воспитание. Борис Павлович был сам по себе глубоко нравственным человеком. Да и мои родители нам, своим детям, нравственные законы общежития прививали, что ли, личным примером. Поэтому для нас было важно, чтобы наши дети росли настоящими людьми. Хотя это и звучит как-то по-книжному. Но и физическому воспитанию мы уделяли большое внимание — и сознательно, и бессознательно: тому способствовал наш полукрестьянский уклад жизни — без какого-либо комфорта…

Конечно, сейчас ребята в нашу теперешнюю жизнь привносят что-то свое. Да по-другому и быть не может. Но в главном живут практически так же. И мои внуки почти всегда бегают босиком и в одних трусиках. Не потому, что им нечего надеть. Просто им так комфортно, да и для здоровья это весьма полезно!

 — Вы делитесь сегодня вашим колоссальным опытом воспитания детей? Насколько я знаю, в былые времена ваши семинары привлекали огромное количество заинтересованных родителей во всех уголках СССР.

— До недавнего времени я много ездила с выступлениями. И всегда было отрадно наблюдать, что многие родители стали, наконец, понимать, что всё (!) зависит только от них. Не от общества, не от школы, а именно от них!

Ну, и о наших наблюдениях, размышлениях, находках мы рассказали в своих книгах, которые востребованы до сих пор. Хотя находки — это очень условно. Вынужденно отказываясь от модных догм, подходя к детству непредвзято (следуя за ребенком!), мы просто возвращались к «хорошо забытому старому».

К примеру, когда-то в деревнях новорожденного сразу подносили к материнской груди, избавляясь таким простым способом от множества проблем со здоровьем и мамы, и малыша. И мы стали делать так же. Кстати, раннее прикладывание младенца к груди пропагандируется в мире с 1980 года (рекомендация ВОЗ). А когда у нас стали говорить о пользе молозива? Лишь десятилетие назад!

Или спокойный сон. Столетия повсеместно маленькие детишки спали вместе с матерью. И были гораздо спокойнее — чувствовали маму, ощущали ее тепло…

Или чепчики. Ну кто в деревне знал о них? В лучшем случае, платочек, и то в холодное время года. Помните поговорку? «Держи голову в холоде…» Ведь это, говоря современным языком, первоначальная закалка.

Или выдуманная проблема — брать ребенка на руки или нет? Ну как же не брать? Ведь для нормального развития малышу необходимо подпитываться и всевозможными ощущениями — и зрительными (когда ему улыбаются родители), и тактильными (когда его берут на руки), и обонятельными (когда он по запаху узнает свою маму).

И еще очень важное: мы не давали детям, особенно грудничкам, никаких лекарств. И не делали прививок! Кстати, не все знают — с 1998 года действует Закон о добровольности прививок. И это тоже можно условно отнести к нашим находкам.

Но об этом я могу говорить бесконечно! Слава Богу, многие ученые и у нас, и за рубежом подтверждают своими исследованиями бесценную мудрость народного опыта.

В книгах мы пишем и о своих ошибках тоже. Да, и у нас были ошибки — с тем же ранним чтением, к примеру (пятеро из семерых детей — увы! — пользуются очками). Но подчеркну особо — мы на детях не экспериментировали, мы шли за ними. И в конечном итоге исследовательская жилка Бориса Павловича и моя материнская осторожность сделали доброе дело.

 — Лена Алексеевна, и в завершение нашей беседы: что же все-таки, с вашей точки зрения, самое главное в жизни женщины? В чем ее предназначение?

— Ответ для меня очевиден — быть женой и матерью! Как это ни банально звучит. Дать начало новой жизни, воспитать достойных людей. Кстати вспомнились замечательны строчки Расула Гамзатова:

А женщина — женщиной будет,

И мать, и сестра, и жена,

Уложит она и разбудит,

И даст на дорогу вина.

Проводит и мужа, и сына,

Обнимет на самом краю…

В свое время я была отличницей, Сталинским стипендиатом. Могла бы сделать научную карьеру или стать, как сейчас говорят, «бизнес-вумен».

 

 Но мне посчастливилось встретить Бориса Павловича, который был буквально влюблен в детство, и моя жизнь сложилась так, как сложилась. Положа руку на сердце, могу сказать откровенно: я ни разу не пожалела, что у меня столько детей.

И наконец. Хотим мы того или не хотим, но жизнь не стоит на месте, и от женщины в первую очередь зависит то, как ты проведешь остаток своих дней — в любви и привязанности или во мраке одиночества (конечно же, я не беру экстремальные ситуации). Как говорил Борис Павлович про нас, уже дедушку и бабушку, «мы купаемся в любви»… Много ли стариков сегодня могут то же сказать про себя?

 

 

 

Ольга ГЛАГОЛЕВА

 

Фотографии из личного архива семьи Никитиных

Comments