Архив


К 114-й ГОДОВЩИНЕ АЛЕКСЕЯ МИХАЙЛОВИЧА ИСАЕВА

Отправлено 25 окт. 2022 г., 12:03 пользователем Алексей Дворников   [ обновлено 26 окт. 2022 г., 00:24, автор: Союз Краеведов ]

 11 (24 октября) 1908 года в Санкт-Петербурге в семье Михаила Михайловича Исаева и Маргареты Дагмары фон Фик (из эстляндских немцев) родился второй ребенок сын Алексей, будущий выдающийся конструктор авиационных и ракетно-космических двигателей, Герой Социалистического Труда, лауреат Сталинской, Ленинской и Государственной премий СССР.

 

Артек

 Мало кто знает, что наукоград "Королёв" и МДЦ "Артек" связывает... Почетный житель нашего города Алексей Михайлович Исаев.

В имении своего дедушки Бернхарда Карловича фон Фика (1836-1908), на землях которого теперь находится лагерь "Горный" МДЦ, маленький Алеша провел первые годы своей жизни.

Сегодня в Москве и Подмосковье проживают его дочь Екатерина, племянник Андрей Борисович, 4 внуков, 11 правнуков (в том числе и его полный тезка) и 2 пра-правнука. 

Лёша Исаев (слева) с няней и другом в Артеке, 1914 г.

 

Кстати, эту и много другой эксклюзивной информации об 11-ти (!) представителей семи поколений предков Исаева по материнской линии, собранную буквально по крупицам, я привела в своей книге "ТАЙНА ИСАЕВА", вышедшей к 110-летию первого директора КБХИММАШа. Которая была неожиданной и для его родственников.

 


Торжественный вечер в Королёве

 

После торжественного вечера.

Во втором ряду (слева направо): племянник Андрей Борисович, дочь Екатерина, внук Алексей Исаевы, 2019 г.

 

30 октября 2019 года к 111-летию, в Королёве прошел торжественный вечер памяти Алексея Михайловича Исаева. Присутствующие (а их было более 200 человек!) открыли для себя неизвестного Исаева замечательного прозаика, любящего сына и брата; достойнейшего потомка рода фон Фиков, оставившего (род) яркий след в истории государства Российского. Услышали отрывки из его потрясающих писем свидетелей становления молодого Советского государства. 

 Своими воспоминаниями о встречах с Исаевым поделились:

-                           Бармин И.В., действительный член Международной и Российской инженерных академий, Международной академии астронавтики; Президент Российской академии космонавтики имени Циолковского;

-                           Аникин В.Н. и Дьяконов А.Т., ветераны КБХИММАШа и другие.

Вспоминаю с благодарностью королёвский Комитет по культуре, а также директора и сотрудников Хоровой школы "Подлипки" имени Б.А.Толочкова, оказавших мне, как организатору всего этого душевно-теплого действа, помощь.

 

"Мой дух к Юрзуфу прилетит..."

 

Но самыми первыми, кому я публично рассказала о найденных потрясающих фактах биографии А.М. Исаева (новые, найденные год назад сногсшибательные факты будут опубликованы в свое время!), стали участники "Пятых Крымско-Московских Архивно-краеведческих чтений", проходивших в Гурзуфе в 2017 году.

 

 

До сих пор вспоминаю необыкновенно теплую и заинтересованно-дружескую атмосферу тех дней (многие из участников и гостей помнили по рассказам, конечно же артековское семейство фон Фиков).

С благодарностью ялтинца Константина Вихляева, подарившего мне свою замечательную книгу о Николае Эрнсте Бартоломее Ангорн фон Гартвисе, одном из дальних родственников Исаева и втором директоре Никитского ботанического сада. Наталью Михайловну Макарухину из Санкт-Петербурга, которая поделилась своими находками и книгой "Гурзуф. Первая жемчужина Южного берега Крыма" и с которой мы нет-нет да и перезваниваемся и посейчас. Олега Владимировича Лобова председателя Государственного комитета по делам архивов Республики Крым, организатора и вдохновителя этого слета единомышленников. Гурзуфчанку Марину Забродскую душу компании, патриота и замечательного человека. И многих других, конечно же. А также наше "многоголосие" перед отъездом под звездным небом гурзуфской бухты и грустно-прощальным аккомпанементом черноморских волн...

Таким же щедрым на тепло не только окружающей природы, но и людских сердец были и Седьмые чтения-2019. Интереснейшие доклады, неформальное общение, экскурсии... Как это всё и всех можно забыть?

 

Презентация книги, Гурзуфский ДК, 2019 г.

 

Но, пожалуй, своего рода "изюминкой" лично для меня стал приватный рассказ знакомого еще с 2015 года (с первого моего приезда в Артек, еще мне посчастливилось побывать в этих чудесных местах в 2017 и 2019 годах) интеллигентнейшего Александра Васильевича Фролова (создателя краеведческого музея в МДЦ "Артек") о найденном им истинном месте расположения дома фон Фиков, которое он определил по чертежам, приведенным в моей книге "Тайна Исаева". К величайшему сожалению, наши планы о путешествии к оному не осуществились Александр Васильевич скончался два года назад. Более того, все частные постройки на территории Артека по слухам снесли... 

 

Страница из книги «Тайна Исаева»

 И в заключение этой коротенькой статьи-воспоминаний (полновесные материалы впереди в данный момент страшно занята сразу двумя интереснейшими краеведческими проектами!) не могу не привести отрывочек из одного его последних писем: "Алеша Исаев жил на улице Красных галстуков, д.2. Самый первый дом на этой улице. Полностью совпадает описание бывших хоз.построек, каретного сарая, винного подвала, пресс которого был несколько лет назад сдан в металлолом…"

 

Ольга ГЛАГОЛЕВА

24 октября 2022 года

КО ДНЮ РОЖДЕНИЯ В.Г.САПОЖНИКОВА

Отправлено 4 дек. 2021 г., 09:28 пользователем Союз Краеведов   [ обновлено 4 дек. 2021 г., 11:11 ]

«Cолнечный луч в ноябре»  

178 лет назад, 22 октября (4 ноября по н.ст.) родился глава самых известных шелковой и парчовой мануфактур Российской Империи XIX века, славившихся, прежде всего, широким ассортиментом жаккардовых тканей высочайшего качества, — Владимир Григорьевич Сапожников (1843–1916).

С небольшой группой сапожниково-любов (локдаун как-никак!) мы отправились в этот день в микрорайон Текстильщик, где до сего времени сохранилась его фабрика («Передовая текстильщица» сейчас), дабы почтить память выдающегося организатора производства и общественного деятеля (говоря современным языком), порядочнейшего человека и прекрасного семьянина.

День был по-осеннему хмурый и ветреный, но вдруг, нежданно-негаданно, буквально на мгновение выглянуло солнце, осветив замечательную памятную доску на историческом сапожниковс-ком же здании, открытую после пятилетних хлопот лишь 2 сентября с.г. Успев слегка согреть и нас…

Совсем как в произведении другого выдающегося человека, почти современника В.Г.Сапожникова: финско-шведского классика ЗахариасаТопелиуса (1818–1898), название которого заимствовано в заглавии данного поста. Лейтмотив этой замечательной сказки прост донельзя: никогда не поздно совершать добрые дела.

Разошлись мы в самом радужном настроении...

 

Сапожникововедение

 

О Сапожниковых писали и пишут много и многие. «Классикой жанра» считается публикация 1915 года, вошедшая в книгу историка русского предпринимательства, ткацкой и шерстяной фабрично-мануфактурной промышленности Чедомира Иоксимовича «Мануфактурная промышленность в прошлом и настоящем». В главе «Фабрика Сапожниковых» приведены сведения о родоначальнике этого замечательного семейства Тите Сапожнике из Углича Ярославской губернии и его потомках, ставших с конца XVIII века московскими купцами.

Интересные факты о семействе Сапожниковых можно найти в мемуарах московского вице-губернатора, генерал-лейтенанта В.Джунковского; историка и библиографа П.Бартенева. А также у более поздних авторов: С.Балашова — родственника Алексеевых-Сапожниковых, В.Зилоти — дочери П.Третьякова (свойственника Сапожниковых). И у других исследователей...

С конца 2015 года на базовом сайте «Королёвский краевед» были размещены семь статей современных авторов Л.Орловой, Б.Ежова, Н.Закалюкиной, О.Глаголевой, В.Долгирева, рассказывающих о неординарности и многогранности Сапожниковского семейства.

В 2018 году вышла книга краеведа Михаила Некрасова из подмосковного Климовска «Сапожниковы. Московские фабриканты» — на сегодня самое полное исследование жизнедеятельности четырех колен представителей этого клана.

Остается сожалеть, что недальновидность и категоричность автора при обсуждении «дорожной карты» нашего предполагаемого сотрудничества в далеком уже 2016 году привела к тому, что — увы! — этот 400-страничный труд изобилует многочисленными грамматическими описками и синтаксическими ошибками (что затрудняет чтение даже почитателям Сапожниковых). А невнятно-устаревший дизайн страниц и неважная полиграфия вызывают чувство досады, так как книга готовилась к 175-летию братьев Сапожниковых.

 

Ольга ГЛАГОЛЕВА

3 ноября 2021 года

ПОБЕДИТЕЛЬ-ТАНКИСТ ИЗ ГАГАРИНО

Отправлено 3 июн. 2021 г., 06:36 пользователем Союз Краеведов

 

 12 мая состоялось заседание Комиссии-28 по увековечиванию памяти выдающихся граждан и значимых событий. Одним из вопросов повестки дня было планируемое Советом Ветеранов обновление списка павших воинов-калининградцев на Мемориале Славы.

Невольно вспомнилась Комиссия-24, проходившая 27 февраля 2020 года, где впервые прозвучало имя ветерана Дмитрия Ивановича ЗудинОва (1924-2010) — младшего лейтенанта, командира самоходной артиллерийской установки (САУ), дошедшего до Берлина и оставившего на поверженном Рейхстаге свою подпись.

 

 

Его внук, художник-граффитчик Станислав предложил в год 75-летия Победы расписать стену Детской Школы Искусств (ДШИ) на Октябрьской композицией с центральным собирательным образом советского солдата-освободителя. За основу образа воина предлагалось взять фотографию Дмитрия Ивановича с почти гагаринской улыбкой недаром родился он в Гагарино…

 

Из биографии

 

Предки Дмитрия Ивановича — выходцы из рязанского села Гагарино на реке Ягодная Ряса, принадлежавшего в XVIII веке князьям Гагариным (один из древнейших княжеских родов, ведущих начало от Рюрика). Дед, Иван Иванович Зудинов, участник Первой Мировой войны, в начале 1930-х перебрался с семьей в Московскую губернию, спасая домочадцев от неминуемой голодной смерти. Сначала они обосновались в деревне Пирогово (Иван Иванович работал водителем на фабрике), а затем переехали в поселок Калининский, где жили в одной из дореволюционных дач на улице Карла Маркса.

Свою трудовую деятельность 16-летний Дима Зудинов начал чертежником на Заводе №8 имени Калинина. Хотел учиться и дальше, но война перечеркнула все планы… Вместе с заводом эвакуировался в Пермь (как и семья), где в труднейших условиях обрабатывал корпуса мин.

В 1942 году Дмитрий был призван в Красную Армию. После окончания Одесского высшего артиллерийского командного училища в марте 1943 года был направлен в формирующийся 30-й Уральский добровольческий танковый корпус и стал командиром САУ. Младший лейтенант Зудинов участвовал в боевых действиях в составе 1-го Белорусского фронта. Был дважды ранен (один осколок носил в груди до конца жизни). За храбрость и мужество награжден орденами Отечественной войны I и II степени и Красной Звезды, медалями.

Вернувшись с победой в Калининград, устроился работать в КБХИММАШ, где занимал ряд должностей в отделе Технического контроля, в группе ведущих конструкторов, в отделе Организации труда и заработной платы. С первых же дней работы Дмитрий Иванович принимал активное участие в общественной жизни предприятия и города. Был постоянным ведущим вечеров и встреч с ветеранами войны.

В начале 1980-х годов уволился с предприятия и более десяти лет возглавлял студию художественного слова при ЦДК имени Калинина. Являлся членом правления Дворца культуры. Был лауреатом Всесоюзных конкурсов художественной самодеятельности. Воспитал многих мастеров разговорного жанра.

Ветеран войны и труда Д.И.Зудинов был награжден знаком «Заслуженный ветеран труда предприятия». Его портрет помещен на Доску Почета.

 

Выступление Д.И.Зудинова в Колонном Зале

Дома Союзов

 

…И если сама идея Станислава вызвала всеобщее одобрение, то по месту размещения граффити мнения членов комиссии разошлись. Так, мои предложения: задействовать дом, где жил ветеран (Октябрьская, 27/21), или дом 15 по улице Калинина, торец которого расположен напротив ЦДК, где работал Д.И.Зудинов, и в предыдущие десятилетия всегда использовался для наглядной агитации, — не нашли поддержки.

 

Улица Калинина, дом № 15

 

Как и не были услышаны мои же доводы о том, что не следует перегружать центр города и нарушать цветовую гамму сложившегося архитектурного ансамбля зданий ЦДК и ДШИ. В итоге одобрили идею Станислава (и даже показали в тот же день видеосюжет по королёвскому ТВ).

 

А потом начался карантин… И обсуждение этого вопроса в королёвских соц.сетях… Мнения участников последних тоже разделились, но все же перевес был в пользу противников использования под это граффити — безусловно нужное — фасад данного здания. То есть королёвцы фактически поддержали мою точку зрения, даже и не догадываясь о таковой!

Поэтому уже на следующей октябрьской Комиссии № 25 Станиславу было предложено другое место (торцы домов по Коминтерна). Но претворение в жизнь этой благородной идеи опять-таки из-за пандемии отложили до лучших времен…

 

Вариант 1. Улица Коминтерна, дом № 13

 

 

Вариант 2. Улица Коминтерна, дом № 14

 

 

Шло время… И вот, к величайшему удивлению, месяц назад королёвцы увидели… дуэт уже других художников-граффитчиков, расписывающих ту самую стену ДШИ?! Не будем оценивать их работу, а зададимся вполне резонными вопросами: этично ли поступили те, кто дал разрешение на эту работу? И куда же подевалась наша «благодарная память»? Почему она все еще крепко «спит»? Ведь время неумолимо…

Ольга ГЛАГОЛЕВА

13 мая 2021 года

ДВА ПРОЕКТА

Отправлено 3 июн. 2021 г., 06:31 пользователем Союз Краеведов

 

Как известно, десять лет назад предыдущие королёвские администрации Морозенко-Минакова планировали воздвигнуть в конце проспекта Королёва памятник в честь 50-летия полета Юрия Гагарина и трудовых свершений калининградцев-королёвцев, обеспечивших прорыв человечества в космос. О чем все эти годы свидетельствует надпись на закладном камне в сквере у Губернской библиотеки.

 

 

Проект первый

 

Тогда же кулуарно был одобрен проект этого памятника, главной частью композиции которого являлся (далее цитата из буклета — О.Г.) «макет Земли, колыбели нашей цивилизации. Траектория орбиты вокруг земного шара как бы трансформируется в символ прорыва в межпланетное пространство, который венчает ракета в виде стилизованной эмблемы наукограда Королёв.

В основании монумента расположены барельефные изображения градообразующих предприятий научно-промышленного комплекса и отображены этапы развития практической космонавтики, а на "околоземной" орбите высечены имена советских и российских космонавтов (или надпись "Здесь началась дорога к звездам"). На одном из ярусов постамента предполагается надпись: "Калининградцам-королёвцам, обеспечившим прорыв человечества в космос".

Общая высота композиции составит почти 25 (!) метров (высота рядом стоящей 9-этажки! — О.Г.), диаметр "Земли" — 5 метров, орбиты — 7 метров. Материал, из которого будет изготовлена скульптура — нитрид титана с позолоченным напылением. Скульптура явится символом трудового подвига горожан и, конечно, займет достойное место среди достопримечательностей наукограда Королёв» (конец цитаты — О.Г.).

 

 

Но, к счастью, этой безумной гигантомании не суждено было осуществиться (уточню: для площадки под это скучно-заимствованное сооружение пришлось бы вырубить под корень все деревья и кустарники в данной части сквера, да и с потоками транспорта возникла бы серьезнейшие проблемы) — по причине отсутствия финансирования. Хотя и была озвучена окончательная дата исполнения обещанного — 2013 год.

 

Проект второй

 

Не открою секрета, что последние годы к уже новой администрации Ходырева — совершенно необоснованно — периодически предъявлялись и предъявляются претензии по воплощению в жизнь обязательств, данных прилюдно и зафиксированных в граните предыдущими руководителями города. Разве это справедливо?

И тем не менее, по предложению ветеранов и сотрудников городских предприятий этот вопрос несколько раз выносился на Комиссии по увековечиванию памяти выдающихся граждан и значимых событий. Более того, по итогам одного из заседаний была создана рабочая группа, на одном из совещаний которой обсуждались несколько вариантов будущего памятника, представленных ветеранами Гусельщиковым, Юровым и другими.

Как член данной рабочей группы, могу заверить, что ни один из пяти представленных проектов (все — «перепевы» монумента В.И.Мухиной «Рабочий и колхозница» на ВДНХ) нас не вдохновил. Однако, в ходе жарких споров неожиданно возникла интересная идея, которая устроила практически всех. С ней мы и вышли на очередную Комиссии № 16 28 марта 2018 года.

Наши предложения были такими:

1.       Изменить место расположения будущего памятника — переместить его на центральную городскую площадь у мозаичного панно. Что было бы, на наш взгляд, вполне логично: на панно отображены этапы становления советского государства и как венец труда советского человека (в том числе и трудовых коллективов Калининграда-Королёва) — начало космической эры с хрестоматийным портретом Юрия Гагарина.

2.                 В качестве памятника очень символично бы смотрелся один из спускаемых космических аппаратов, находящихся неподалеку (на открытой площадке внутреннего дворика ЦДК имени М.И.Калинина), — как итог беззаветной 15-летней работы калининградцев для осуществления первого полета человека в космос. А также как некая «точка отсчета» новой эры человечества (так и просто точка в затянувшемся до неприличия данном вопросе). Для сохранения спускаемого аппарата от вандалов предлагалось заключить его в стеклянный куб.

 

 

3.                 Была предложена и новая надпись на мемориальной доске (требующая, конечно же, доработки): «Всем ученым, конструкторам, инженерам, техникам, рабочим, всем коллективам и организациям, участвовавшим в успешном осуществлении первого в мире космического полета человека на корабле-спутнике "Восток", первому советскому космонавту товарищу Гагарину Юрию Алексеевичу».

Однако, к величайшему сожалению, эти предложения по неведомым нам причинам не нашли отклика у присутствующих членов администрации и к этому вопросу за прошедшие три года мы более не возвращались. Откровенно жаль — на мой взгляд, эта идея не лишена привлекательности… А вы как считаете?

 

Ольга ГЛАГОЛЕВА

16 апреля 2021 года

ИСТОРИЯ ЦЕНТРАЛЬНОГО ПАРКА

Отправлено 19 сент. 2020 г., 06:27 пользователем Союз Краеведов   [ обновлено 19 сент. 2020 г., 06:28 ]

 


 Глядя на сегодняшний наукоград Королёв,трудно представить себе, что 150 лет назад здесь шумел непроходимый, в большинстве своем хвойный лес. И если бы не коммерческий интерес к бывшим «пустошам Виллы и Подлипки» потомков «чайных королей» Перловых, совместно с «шёлковым королем» Владимиром Сапожниковым создававших в самом начале ХХ века на этих землях элитный дачный поселок, да не Первая мировая война с острейшей нехваткой транспорта (военных самоходов), для выпуска которых было начато строительство аж целых шести заводов,в том числе и английской компанией BECOS (BritishEngineeringCompanyofSiberia)в Подлипках, вполне вероятно, что сейчас здесь был бы не один из крупнейших подмосковных городов, а, к примеру, северо-восточная часть национального парка «Лосиный остров». Но, как известно, история не терпит сослагательного наклонения…

 

Предтеча парка

 

В ноябре 1918 года, в связи с реальной угрозой захвата «колыбели революции» немецкими войсками, в «Подлипки» эвакуировали петроградский Орудийный завод, который разместился на заводской площадке, подготовленной компанией «BECOS» («БЕКОС»).И началась новая жизнь бывших здесь дотоле дачных поселков«Ново-Перловка» и «Сапожниково».

Практически одновременно были построены первые деревянные дома для рабочих на улице Ленина и проложена новая улица Коминтерна — наикратчайшая дорога от станции «Подлипки-Дачные» к заводу № 8 (переименованный Орудийный).Со временем она же стала главной в поселке «Калининский» (в 1928 году поселок «Подлипки» был отнесен к категории рабочих поселков и назван «Калининский» в честь видного советского партийного и государственного деятеля, «всесоюзного старосты» Михаила Ивановича Калинина, когда-то работавшего на Орудийном заводе в Питере).

Улица Коминтерна была кроме того еще и любимым местом времяпрепровождения подлипкинских жителей.Именно здесь и в примыкавшем к ней с восточной стороны лесном массиве проходили массовые празднично-воскресно-вечерние народные гуляния, встречи-расставания молодежи и всеобщие променады (поэтому в народе улицу называли «бродвеем»).

Интересно, что вблизи пересечения улиц Коминтерна и Сталина (сейчас улица Циолковского) — в сегодняшнем «Калининском сквере», где в 1960-х годах установят бюст «всесоюзного старосты» — росла красавица-ель, которую к новогодним праздникам наряжали самодельными игрушками и около нее же встречали Новый год, даже и во время войны...

Таким образом, с определенной долей вероятности можно сказать, что именно этот лесной массив площадью около восьми гектар (находился на месте будущего жилого квартала, ограниченного с севера улицей Сталина, с востока — улицей Калинина,  с юга — улицей Октябрьской) был своего рода предтечей городского парка.

 

Парк первый (довоенный)

 

К концу 1920-х годов, когда в поселке «Калининский» был построен новый двухэтажный клуб (1927-28)завода № 8 имени М.И.Калинина, общественно-культурная жизнь подлипчан постепенно перемещается именно сюда.

 

Клуб завода № 8 имени М.И.Калинина (ЗИКа),

фотография И.А.Сафронова, 1929 г.

 

Ибо здесь прямо перед «клубом ЗИКа»решили обустроить стадион «Зенит», а находящийся с востока лесной массив облагородить и превратить в самый настоящий городской парк.Однако в связи с тем, что на заводе,да и в поселке то и дело возникало неимоверное количество первоочередных задач (особенно животрепещущим было возведение необходимейшего жилья), осуществление этих планов отложили на долгое десятилетие.

Скорее всего, только летом 1939 года, после того, как 26 декабря минувшего года поселок Калининский получил статус города и новое название «Калининград», вернулись к давним намерениям по обустройству будущего парка. Для начала в этом лесном массиве прорубили просеку, как бы продлив еще к югу улицу Карла Маркса. Эта просека (сейчас сквозной проход с улицы Октябрьской на улицу Гагаринаусловно второй вход в парк) и разделила парковую территорию на две части, которые получили народные названия: «взрослый парк» и «детский парк».

Благоустройство начали, как было принято во времена господствующего лозунга «Всё лучшее детям!», с парка детского. Интересно, что последний включал в себя тогда и бывший скверик перед 7-й школой (ее конечно же в те годы еще не было), ставший теперь частью прогулочно-пешеходной зоны.

Отдельный вход в детскую часть парка, отгороженную от части взрослой низеньким заборчиком,находился на пересечении улиц Карла Маркса и Октябрьской. Заканчивался же «детский парк»сегодняшним сквозным проходом (условно третий вход в парк) по улице Фрунзе с Октябрьской улицы на улицу Гагарина (тогда улица Молотова). Ибо восточнее находились склады со строительными материалами город-то расстраивался-расширялся.

 

Вход в «детский парк», фотография И.А.Сафронова, 1940 г.

 

Открытие «детского парка» состоялось летом 1940 года. Здесь же провели и первый городской детский карнавал. Надпись на транспаранте гласила: «Всем отцам, матерям и ребятам! 23 августа в детском парке КАРНАВАЛ». Ну и конечно же, этот парк был полон качелей, всевозможных горок и песочниц.

Затем приступили к обустройству парка взрослого, вход в который (центральный) обычные деревянные воротанаходился  в непосредственной близости ко входу на стадион «Зенит» (примерно в левом углу у главного входа сегодняшнего парка). В первую очередь здесь появились конечно же памятник Михаилу Ивановичу Калинину и бюст пролетарского писателя Максима Горького, неоднократно бывавшего в наших краях.

 

Памятник М.И.Калинину, фотография И.А.Сафронова, 1940 г.


Бюст А.М.Горького,фотография И.А.Сафронова, 1940 г.

 

Территория всего парка была обнесена деревянным забором, хорошо видным на приведенных фотографиях.Однако эти едва начавшиеся работы прервала Великая Отечественная война.

Суровой зимой 1942-43 годов, когда прежний запас дров горожан иссяк, парк начали… «прореживать». А когда в конце осени 1943 года на город налетел ураган такой силы, что повсеместно повалил огромное количество деревьев, в том числе и в обоих парках, началась их легальная массовая вырубка…

 

Парк второй (послевоенный)

 

Уже в 1948 году институт «Мособлпроект» приступил к проектированию парка в подмосковном Калининградесучетомофициальногоперечняэлементов парковой зоны.Годом позже, 30 апреля,на очередном заседании Исполкома Калининградского Совета депутатов трудящихся было принято своего рода судьбоносное решение: «Представленный технический проект городского парка утвердить».

Таким образом новый объединенный городской парк (деление на детскую и взрослую части ушло в прошлое) стал строго прямоугольным (ограниченный улицами Октябрьской, Фрунзе и Молотова), но «потерял»небольшую площадку, на которой и был разбит упоминаемый выше скверик у возведенной в 1953 году калининградской средней школы № 7.

Кстати, спустя без малого тридцать лет (1982), в связи с капитальным строительством(в парке-то!)Школы искусств, единственный тогда городской парк лишится еще почти целого гектара (0,78 га). А ведь он один из самых маленьких в Подмосковье его площадь сегодня всего 11,5 га (для сравнения: парк в Ногинске занимает 45 га, в Ивантеевке 34 га, в Мытищах 24 га).

На новой территории, согласно проекту, были проложены центральная аллея, заканчившаяся памятникомМ.И.Калинину,дорожно-тропиночная сеть, сооружена торжественная входная группа центрального входа (т.н. «пропилеи»).Интересно, что хорошо сохранившиеся до нашего времени пропилеи построили точно по центру западно-восточной оси парка.

 

Закладка центральной аллеи в парке,

на заднем плане памятник М.И.Калинину (сегодня здесь ротонда),

фотография 1950 г.

 

Пропилеи центрального входа в парк

 

Со временем на перпендикулярной к центральной аллее просеке(т.н. «второй вход» по Карла Маркса с улицы Октябрьской на улицу Молотова)воздвигли и памятники вождям советского государства:В.И.Ленину (вблизи улицы Октябрьской) и И.В.Сталину (вблизи улицы Молотова).

 

Памятник В.И.Ленину, фотография 1954 г.


Памятник И.В.Сталину, фотография 1954 г.

 

Кроме того на территории парка были выстроены павильоны всевозможного назначения, две эстрады, танцверанда; размещены детские площадки, беседки, многочисленные скульптурные композиции, в том числе и бюст А.С.Пушкина; предусмотрены места для фонарей, скамеек, под цветочные клумбы и т.д.

Отмечу особо, что в возрождении городского парка основное участие приняли конечно же работники жилищно-коммунальных служб и сотрудники градообразующих предприятий(не без посильной помощи активных жителей и школьников).

После торжественного открытия 30 июля 1950 года калининградского «Парка культуры и отдыха» он сразу же стал местом притяжения горожан.


 

Открытие парка 30 июля 1950 г., центральная аллея

(на переднем плане панно с изображением И.В.Сталина),

фотография В.Рябчевского

 

По выходным сюда стекался, без преувеличения, весь город (кстати, вход в парк был платным) отдыхать и повышать свой культурный уровень. Ведь здесь на летней эстраде выступали как именитые московские артисты: чтецы, певцы из филармонии, танцоры, так и участники наших многочисленных творческих коллективов (известные, между прочим, всей стране); показывали прекрасные советские кинофильмы. В павильоне настольных игр, в числе которых были и шахматы, и шашки, и домино, и бильярд,функционировал летний читальный зал, многочисленными посетителями которого были калининградцы разных возрастов.

 


Павильон настольных игр, фотография 1954 г.

 

Всю территорию парка постепенно обнесли замечательной чугунной решеткой. А местные художники украсили аллеи плакатами и портретами вождей и передовиков производства.

10 июня 1953 года Горисполком Совета депутатов трудящихся принял Постановление«О выделении средств на проведение работ и организации городского пионерского лагеря». И целое десятилетие в парке работал летний пионерский лагерь, в котором отдыхали и занимались во множестве кружков многие и многие юные калининградцы.

 

Парк третий (расширенный)

 

С каждым годом калининградский«Парк культуры и отдыха» постоянно благоустраивался: здесь была построена вторая эстрада (в левом от сегодняшней ротонды зеленом массиве) и установлены детские аттракционы.Сначала в непосредственной близости к новой эстраде, а затем, уже вместе с аттракционами для взрослых,на дополнительной площади в три гектара,отошедшей к парку вплоть до улицы Чайковского в связи с завершением строительства стадиона «Вымпел» (1961) и ликвидацией склада стройматериалов в середине 1960-х годов.Тогда же была произведена и перепланировка парка с частичным изменением сети аллей и тропинок.

Однако со временем — увы! —и обе летние эстрады (первая из которых была капитально перестроена в летний кинотеатр), и беседки, и разнообразные павильончики перестали существовать; бесследно исчезли и многочисленные парковые скульптуры…

 


Дополнительная территория городского парка с аттракционами,

фотография начала 1980-х гг.

 

Только в начале 1980-х годов в истории Центрального парка произошло долгожданное радостное событие: вблизи входа с улицы Фрунзе(т.н. «третий вход») началось строительство детского городка (т.н. «Замок»), который сразу же стал излюбленным местом времяпрепровождения калининградской ребятни.

 


Реконструированный «Замок»,

фотография О.Глаголевой, 2019 г.

 

Парк четвёртый (сегодняшний)

 

19 января 2015 года около двухсот жителей наукограда Королёв обратились с Открытым письмом в адрес Главы города А.Н.Ходырева, в котором выразили обеспокоенность судьбой Центрального городского парка: «То, в каком состоянии пребывает "зеленая жемчужина" Королёва, приводит нас просто в отчаяние. Мы пытались достучаться до прежней городской власти…, фиксируя внимание на недопустимости нахождения в парке — общенародной собственности и единственной рекреационной зоны в старой части города — питейных заведений типа "Караван-сарая" и ресторана "Старый парк"…»

Хочется верить, что в том числе и эта наша неравнодушная позиция привела к возобновлению работы уже в обновленном составе созданного еще в 2013 году прежней администрацией Совета по паркам.

 


Заседание Совета по паркам, 8 апреля 2016 г.

 

За прошедшие пять лет было проведено около тридцати заседаний, на которых прежде всего обсуждалась генеральная концепция реконструкции парка с точки зрения наполняемости его новыми функциональными элементами и бережного сохранения уже имеющихся, а также недопущение никакого капитального строительства в дальнейшем.

Отрадно, что в результате многочасовых и подчас очень горячих дискуссий была сохранена его трехчастная историческая планировка:

1.              бывший «взрослый парк» с парадным входом и цветочными клумбами теперь вобрал в себя и тихие уголки для отдыха именно возрастной категории горожан; и пространство для настольных игр более молодой «аудитории»;ина удивление замечательно вписавшуюся в пейзаж новую-старую арт-танцверанду (по поводу которой было сломано ой как много копий);и сверкающую огнями по вечерам ротонду, где играет королёвский духовой оркестр.

2.              бывший «детский парк»со своей «визитной карточкой» «Замком»теперь наполнился современными детскими аттракционами: мини-площадкой для малышей, супер-популярной у подростков «Рябиновой» площадкой и, по мнению некоторой части Совета, весьма спорным Автодромом. К еще более спорным можно отнести явно перегруженную деревянными конструкциями аллею буккроссинга и совсем уж ненужные здесь шезлонги «для молодежи».

Пустующий все эти годы бывший летний кинотеатр вызывает также много вопросов (арт-веранда отлично справляется за двоих) и предложений.К примеру, одно из интересных: снести его полностью, а на освободившейся площади высадить (с привлечением ландшафтных специалистов) уникальные деревья и кустарники, скомпоновав их в подобие сада-лабиринта.

3.              свою задачу«городок аттракционов», расположенный в третьей части парка, выполняет с лихвой (даже и перевыполняет, что в данном случае не есть хорошо по большому счету), а потому требует уже необходимой упорядоченности размещения аттракционов и их инвентаризации с обязательным определением нужности-ненужности.

Впереди — только«поющий» фонтан, идея установки которого была высказана мною еще на одном из первых заседаний Совета. Тогда денег на него не хватило... И лишь сейчас появилась возможность наконец начать эту работу в рамках губернаторской программы «Парки Подмосковья». Ждем не дождемся!

 

БЛАГОДАРЮ ЗА ПОМОЩЬ В РАБОТЕ НАД СТАТЬЕЙ

ЛАРИСУ СЕРГЕЕВНУ КОЛИНУ

 

Ольга ГЛАГОЛЕВА,

заместитель председателя Совета по паркам,

модератор сайта «Королёвский краевед»

 

июнь 2020 года

«ВИТЯЗЬ» ПО ИМЕНИ ЕЛЕНА

Отправлено 13 мая 2020 г., 03:38 пользователем Союз Краеведов

 

 

Если представлять ее кратко, то можно уложиться буквально в несколько строк: третья женщина-космонавт России (общее время в космосе — 179 суток), 26-я в мире, 317-я в мировой табели о рангах; Герой РФ (1995), Депутат Государственной Думы 3-4-го созывов (1999–2007).

Но за этими скупыми строчками — такая обычно-необычная жизнь Елены Владимировны Кондаковой, что в канун Дня Космонавтики захотелось вспомнить нашу давнюю встречу в стенах Государственной Думы и познакомить с нашей беседой  читателей «КОРОЛЁВСКОГО КРАЕВЕДА».

 

Елена Владимировна, женское ли это дело — полеты в космос?

А укладывать шпалы или асфальт — женское дело? Ну есть же женщины-летчики, женщины-капитаны, женщины-металлурги, женщины-дрессировщицы хищников, наконец… Их, конечно, можно пересчитать по пальцам. Безусловно, космонавт — редкая женская профессия, но она вовсе не из мира фантастики.

 

А почему вы решили стать космонавтом? Что послужило тому причиной?

Можно сказать, это был подарок судьбы. Я жила в «космическом» городе — сейчас он называется Королёв (в память Сергея Павловича Королёва, отца нашей космонавтики). После окончания МГТУ имени Баумана стала работать в Ракетно-космической корпорации «Энергия», где регулярно проводился набор в отряд космонавтов. Многие наши сотрудники и просто знакомые подавали заявления с просьбой о зачислении в отряд. Поневоле та же мысль пришла и мне: «Собственно, почему бы и не попробовать?» Я написала заявление. Прошла строжайшую медкомиссию — самую серьезную преграду на пути к цели. И в 1989 году была направлена в Центр подготовки космонавтов имени Ю.А. Гагарина.

После окончания курса общей космической подготовки, в марте 1990 года мне была присвоена квалификация «космонавт-исследователь». А с января 1994-го я уже непосредственно стала готовиться к участию в 17-й основной экспедиции на станцию «МИР». 4 октября того же года в составе международного экипажа «Витязей» (это был наш позывной) — Александра Викторенко и Ульфа Мербольда из ФРГ — на космическом корабле «Союз ТМ-20» я оторвалась от родной Земли. Эта разлука длилась довольно долго — 169 суток 5 часов 21 минуту и стала на тот момент рекордом.

 

 Не трудно ли было одной столько времени проводить в мужском обществе?

Особых сложностей не было — мы понимали друг друга буквально с полуслова. Да и потом, согласитесь, женщине зачастую значительно легче находить общий язык с мужчинами. Это во-первых.

А во-вторых, все-таки по своей сути женщины более подвержены эмоциональным всплескам и паническим настроениям. Поэтому так важно, чтобы рядом, особенно в экстремальных ситуациях (а космический полет, согласитесь, все же нерядовое мероприятие), находились более опытные и хладнокровные мужчины. И мне в этом смысле очень повезло — рядом были Саша Викторенко и Валера Поляков (между прочим, врач).

 

Ну, и в-третьих, общеизвестно, что женщина всегда привносит в любой мужской коллектив что-то такое, что идет на пользу мужчинам, облагораживает их, что ли. Мужчины-космонавты — не исключение.

 

Неужели вам совсем не было страшно в полете? Вы такой смелый человек?

Я — обычный человек и ничто человеческое мне не чуждо. Для меня в полете очень неприятными были два момента: выведение космического корабля на орбиту (это примерно первые 10 минут) и момент спуска (около 20 минут). Как я их условно называю, синдром «Челенджера» (взорвался на 74-й секунде) и синдром «Комарова» (у космонавта не раскрылся парашют). Но сами понимаете, что в таких случаях — боишься ты или нет — от тебя ничего не зависит!

 

В эти моменты вы говорили «Господи, помоги?»

Было и такое.

 

А каково ваше отношение — человека сугубо технического склада — к православной вере?

Нас воспитывали в атеистическом духе. На мой взгляд, для того, чтобы ходить в церковь, надо иметь в себе духовное начало, искреннюю веру. Воспитанную или врожденную. У подавляющей части советских людей ни того, ни другого не было. И то, что мы наблюдали в 90-х годах теперь уже прошлого века, когда все наши партийные лидеры вдруг, в одночасье, ринулись в храмы, даже не умея толком перекреститься, было, по меньшей мере, смешно. Я считаю, что, только переосмыслив что-то внутри себя, следует идти в храм. Видимо, я еще на пути…

 

Ну а что же все-таки такое — КОСМОС? Какой он?

Очень жалею, что за два полета (в мае 1997-го был мой второй, недельный, полет на корабле STS-84 «Спейс Шаттл» на Международную космическую станцию — МКС) мне так и не удалось выйти в открытый космос. Почувствовать его более полно, что ли. Тогда могла бы ответить на ваш вопрос. А сейчас — ну что сказать? Пожалуй, так: безвоздушный, безграничный, безжизненный «океан»…

В свободное от работы время мне очень нравилось смотреть на нашу Землю в иллюминатор. Особенно ночью. Поверьте — это невероятно красиво! И это зрелище ни с чем сравнить нельзя.

 

На каких кораблях летать легче, комфортнее — на наших или американских?

Не вдаваясь в технические характеристики, отвечу коротко — на американских значительно хуже и тяжелее. Наш скафандр на порядок удобнее и практичнее, да и условия безопасности выше.

 

Поделитесь своими впечатления от станции «МИР». Быстро Вы к ней привыкли, стали ощущать домом?

Боюсь вас разочаровать, но привыкать, собственно, было не к чему. В отряде космонавтов люди годами и даже десятилетиями тренируются, готовясь к полетам. Пять до-полетных лет и я старательно это делала. Последние два-три года мы тренировались уже и на тренажере — точной копии «МИРа». Естественно, знали там все досконально. Поэтому когда мы открыли люк, и я вплыла на станцию, у меня вырвалось: «Ой, ребята, прямо как на земле!» (это о пользе длительных наземных тренировок).

Ну а домашнюю атмосферу создавали фотографии родных, сувениры, всевозможные мелочи, которыми каждый как мог обустраивал свою «территорию». Это был еще и дополнительный положительный эмоциональный фон, что чрезвычайно важно, особенно в длительных полетах.

 

А что еще входило в наземные тренировки?

Мне пришлось плавать с аквалангом, летать на самолете, прыгать с парашютом, выживать в тайге и пустыне. И многое другое. Все это было безумно интересно.

 

Ваше ощущение невесомости — она раздражала, надоедала или была комфортна?

Лично мне невесомость очень нравилась. Состояние полета — это замечательно.

 

Елена Владимировна, вас всего трое — русских женщин, побывавших в космосе. Каковы ваши взаимоотношения с вашими предшественницами — Валентиной Владимировной Терешковой и Светланой Евгеньевной Савицкой? Вы хотя бы иногда общаетесь?

У меня сложились очень теплые человеческие отношения с Валентиной Владимировной Терешковой. Практически сразу, как только я пришла в отряд космонавтов. Она, можно сказать, опекала меня, делилась своим опытом. Ведь в нашей профессии очень важны любые мелочи, которые, на первый взгляд, могут показаться неважными, а потом существенно облегчат жизнь. Она провожала и встречала меня в обоих полетах. Валентина Владимировна была первой. Была и остается символом нашей эпохи — недаром именно она стала лауреатом международной премии «Легенда века».

Со Светланой Евгеньевной отношения не сложились…

 

После вашего второго полета прошло почти десять лет. Чем они были заполнены?

После возвращения из Америки я стала готовиться к своему третьему полету на МКС. Но жизнь повернулась таким образом, что в декабре 1999-го года я была избрана депутатом Государственной Думы РФ 3-го созыва по общефедеральному списку блока «Отечество — вся Россия». Работала в Комитете по бюджету и налогам. И сейчас, будучи депутатом Думы 4-го созыва от блока «Единая Россия», тружусь здесь же. [В 2011 году Елена Кондакова вышла из «Единой России» в связи с несогласием с результатами внутрипартийных выборов, 27 марта 2012 года назначена торговым представителем РФ в Швейцарии].

Конечно, в предыдущей профессии (по закону, мне пришлось уйти из отряда космонавтов) всё было гораздо интереснее. Но все же не могу сказать, что семь депутатских лет прошли зря. Работы много, она разноплановая — помимо основной, законотворческой деятельности, это и встречи, круглые столы, поездки. Когда же ты можешь помочь конкретным людям, это, несомненно, приносит удовлетворение. К примеру, мне удалось «выбить» дополнительно 8,5 млн. руб. на туберкулезный санаторий в Мытищах. Разве это не важно? Ну и, кроме того, не секрет, что депутаты — лоббисты тех отраслей, откуда пришли. И я по мере сил стараюсь помочь нашей космической отрасли.

 

Значит, женщины в Думе все-таки нужны? Не секрет, что многие считают эту работу бесполезной вообще.

На мой взгляд, чем больше женщин, тем легче поднять и решить вопросы социальной политики. Хотя зачастую и мы оказываемся бессильны…

 

Елена Владимировна, у вас не только уникальная специальность, но и уникально-нетрадиционная семья. Во всяком случае, у нас в стране. Да и в мире, по-моему, есть только одна, французская, пара, где и муж, и жена — космонавты.

Вы правы, в этом смысле нашу семью можно назвать нетрадиционной. Мой муж, Валерий Рюмин — летчик-космонавт-41, дважды Герой Советского Союза, четыре раза побывал в космосе, проведя вне Земли в общей сложности почти год.

Скажу откровенно — в семейной жизни мне повезло особенно: я вытащила ТОТ САМЫЙ счастливый «лотерейный билет». Ведь как бы мы ни хорохорились, как бы ни ратовали за равноправие (хотя я вовсе не феминистка), в душе мы остаемся слабыми и зачастую беспомощными созданиями. Не мне вам говорить, как иногда хочется, чтобы нас пригрели, приласкали, чтобы нашелся человек, за которым ты будешь как за каменной стеной. Именно такой мой муж! Более порядочного человека я в жизни не встречала.

 

А как муж относился к вашим полетам?

Был категорически против. По его мнению, женщина должна работать, в лучшем случае, до обеда, а все остальное время посвящать семье и воспитанию детей. И я с ним абсолютно согласна.

 

Не жалеете, что в семье один ребенок?

Единственное, о чем я очень жалею в этой жизни, что у меня один ребенок. На мой взгляд, детей в нормальной семье должно быть как минимум трое. В свое время я и планировала троих, с разницей в два-три года. Но… неожиданно удачно прошла медкомиссию, попала в отряд, а потом — полеты…

 

Как вы проводите досуг?

Мы всей семьей любим кататься на горных лыжах. Частенько выбираемся на концерты, в театры. И, конечно же, любимая «охота» за грибами.

 

 

Когда-то я прочитала интервью с известной польской актрисой Беатой Тышкевич. На вопрос: «Что для вас в жизни было самым главным?» — познавшая всемирную славу и признание, имевшая существенный достаток и многочисленных поклонников актриса неожиданно ответила: «Мои дети».

А что вы считаете самым главным в жизни женщины?

Пожалуй, я соглашусь с Беатой Тышкевич: для женщины самое главное в жизни — дети. Поэтому своей дочери я сказала так: сколько ни будет у тебя детей, мы их всех воспитаем, все они будут нашими!

 

Ольга ГЛАГОЛЕВА,

2007 год

ОДНА НОЧЬ ИЗ ЖИЗНИ ГРАБИНА

Отправлено 13 мая 2020 г., 02:37 пользователем Союз Краеведов


 

Она была лучшей и самой массовой пушкой Второй мировой войны. Как признавал личный советник Гитлера по артиллерии профессор Карл Фридрих Вольф: «Это одна из самых гениальных конструкций в истории ствольной артиллерии». Эта пушка установлена на пьедесталах и в музеях во многих городах как нашей страны (и в Королёве тоже), так и за рубежом.

О непростой и даже драматической ситуации с этой дивизионной пушкой 76-мм ЗИС-3 (все написанное выше, конечно же, относится именно к ней) рассказывал в своих воспоминаниях ее создатель Василий Гаврилович Грабин — выдающийся советский конструктор и организатор производства артиллерийских систем, генерал-полковник технических войск (1945), Герой Социалистического Труда (1940), четырежды лауреат Сталинской премии I степени (1941, 1943, 1946, 1950), действительный член Академии артиллерийских наук (1946).

 

Всю ночь с 3 на 4 января 1942 года под стук колес поезда я старался понять причину своего вызова из Горького на ГКО [Государственный Комитет обороны]: «Почему в Москву вызвали не Еляна — директора завода, не Олевского — главного инженера, а меня — главного конструктора?»

Нарком Дмитрий Федорович Устинов тоже не мог пояснить, в чем дело. С ним поехали в Кремль, вошли в зал заседаний. Вижу, сидят одни военные. Я сразу догадался, что это они добились нашего вызова. Из слов выступавшего генерала я понял, что вся наша работа по модернизации пушек и новой технологии подвергается не только критике, но и резкому осуждению. Другой оратор подверг сомнению надежность наших пушек в боевых условиях и высказал предположение, что во время ведения беглого огня, особенно при длительной артиллерийской подготовке, они обязательно будут рассыпаться!..

После каждого выступления товарищ Сталин, имевший привычку прохаживаться по комнате, подходил ко мне и спрашивал:

                Товарищ Грабин, что вы на это скажете?

                Товарищ Сталин, пушки надо делать только по новым модернизированным чертежам...

Следующий оратор еще энергичнее и красочнее говорит о том, где пушки могут подвести в бою. Гляжу, Сталин опять идет ко мне...

И вот, когда он подошел в шестой раз и спросил:

                Товарищ Грабин, что вы на это скажете? — мое терпение закончилось.

Я встал и по-военному отрапортовал:

                Товарищ Сталин, по каким чертежам прикажете, по таким и будем делать пушки!

                Вы страну без артиллерии оставите! У вас конструкторский зуд! Вы хотите все менять и менять! Работайте, как работали раньше! — в его голосе были раздражение и гнев.

Он подошел к своему стулу, взял его за спинку и, приподняв, грохнул его об пол. Я никогда не видел Сталина таким раздраженным.

В итоге ГКО постановил: пушки делать… по старой технологии. На этом заседание закончилось. Я покинул зал заседания. Все померкло — я будто бы уперся в огненную стену. Хочу преодолеть ее, а она горячая и обжигает руки и лицо. Как вышел из комнаты, не помню. Я был убежден, что ошибочность принятого решения очевидна, и это скоро поймут, но будет уже поздно — возврат к старому и переналадка всего производства действительно могли оставить армию без артиллерии…

Не находил ответ и на вопрос: «Почему молчал Устинов? Он же инженер и по слухам работал конструктором. И, тем не менее, смолчал. Почему? Трудно сказать. Скорее всего, перестраховался. Возражать разгневанному Сталину могли лишь очень волевые люди».

[Поясним, что на то время в Советской Армии были орудия подобного калибра, тоже созданные в ЦАКБ (Центральное артиллерийское конструкторское бюро) Грабина, но тяжелые и маломаневренные. Для существенного уменьшения их веса (что было крайне важно во фронтовых условиях) была применена новая технология их изготовления и сделаны несколько экспериментальных пушек, которые Василий Гаврилович (на свой страх и риск) опробовал в бою].

Сели молча вместе с Устиновым в его машину и поехали в наркомат. Время далеко за полночь. С трудом спускаюсь в бомбоубежище. В подвале деревянные кушетки, обитые дерматином, стол, стулья. Над ними чуть светит синяя лампочка. Ее безжизненный свет тревожит душу… Моя личная судьба меня не тревожила. Угнетала и удручала неизбежная картина пустых железнодорожных платформ на нашем заводе.

Я один в белом каменном мешке, тяжело дышать. По всему телу, как в детстве, когда гроза заставала одного в степи, бегут мурашки. Голова горит огнем, начало знобить. Сердце, как в годы болезни, дает о себе знать. Снял китель и повесил на спинку стула. Под ноги положил газету и, накрывшись шинелью с головой, лег на кушетку отдохнуть. Закрыл глаза…

Так прошел час, а может быть, и больше. Стараюсь прогнать мысли о случившемся. Думаю о маленьких сыновьях, а слышу голоса ораторов. Накатилась тоска и сдавила грудь. Попить бы воды, да не знаю, есть ли она.

Где выход из тупика? Выше головы и ГКО не прыгнешь! Мелькнула мысль: почему на заседании отсутствовал Ворошилов? В декабре он был у нас на заводе [артиллерийский завод № 92 в Горьком (ныне Нижний Новгород)]. Когда я подробно доложил ему о модернизации пушек и новых технологических принципах, когда он увидел в работе наши станки ГСР-1 и переделанные импортные, то воскликнул:

                Это вы здорово сделали. Молодцы! — Климент Ефремович не стал бы молчать.

Под утро, примерно часов в пять, прибежал молодой офицер и предложил подняться наверх, к телефону. Не иду. Душит скверное предчувствие. Пусть, думаю, берут здесь, если хотят арестовать. Офицер второй раз громыхнул железной дверью бомбоубежища.

                Вас просят к телефону, — взволнованно проговорил он и добавил: — С вами будет говорить товарищ Сталин!

Я не поверил своим ушам. И все же оделся и быстро (будь что будет!) шагнул к двери. С большим трудом поднимаюсь на второй этаж. В приемной наркома пусто. Вхожу в кабинет. Устинов в растерянности. Он тоже поднят с постели и полуодет. Беру телефонную трубку:

— Слушаю.

Ответил Поскребышев [секретарь Сталина]. Немного погодя послышался и голос Иосифа Виссарионовича. Он поздоровался и подчеркнуто вежливо сказал:

— Вы правы. То, что вы сделали, сразу не понять и по достоинству не оценить... Ведь это революция в технике. ЦК, ГКО и я высоко ценим ваши достижения. Спокойно заканчивайте начатое дело!

Поблагодарил его за доверие. Он не ответил, но трубку не вешает. Слышу тяжелое сипловатое дыхание курильщика. Вдруг стрелой промелькнула мысль: «Вот он, этот случай! Больше пяти месяцев ждал! Другого такого повода может и не быть!» Откашлявшись (в горле запершило) и собрав волю в кулак, слабым, но решительным голосом сказал:

                Товарищ Сталин! Нам бы хотелось показать вам новую пушку.

                Какую пушку? — с удивлением отозвался он.

                Дивизионную 76-миллиметровую. По мощности она равна своей предшественнице, но легче на 400 килограмм. Новая пушка экономически более выгодна, чем старая Ф-22 УСВ. Из такого класса пушек она имеет самую низкую линию огня, что очень важно для маскировки орудия в хлебах и луговых зарослях при борьбе с вражескими танками.

После недолгого раздумья Сталин промолвил:

                Хорошо! Мы вашу пушку посмотрим в пятницу.

От сердца сразу отлегли все боли и печали. Но Сталин не прощается, о чем-то продолжает думать. Слышу его тяжелое дыхание.

                А если бы ваша пушка была в Москве, — тихо заговорил он, — мы могли бы ее посмотреть и сегодня... часов в одиннадцать.

                Слушаюсь, товарищ Сталин, пушка будет в Кремле точно в одиннадцать.

                До свидания, товарищ Грабин…

 

***

Грабинская дивизионная пушка 76-мм ЗИС-3 была принята на вооружение Советской Армии уже в феврале 1942 года. За вторую половину Великой Отечественной войны было выпущено около 48 тысяч таких орудий, изготовленных в том числе и в Калининграде (ныне наукоград Королёв).

 

Сергей Андреевич ХУДЯКОВ,

заслуженный ветеран труда РКК «Энергия»,

биограф В.Г.Грабина,

(отрывок из книги «Гений артиллерии В.Грабин

и мастера пушечных и ракетно-космических дел»).

Редактор Ольга ГЛАГОЛЕВА,

5 мая 2020 года

АВТОР ПРОЕКТА ГОРОДА КАЛИНИНГРАДА (КОРОЛЁВА)

Отправлено 16 апр. 2020 г., 02:10 пользователем Союз Краеведов   [ обновлено 16 апр. 2020 г., 02:12 ]


 


 

Уверена на 100 %, на вопрос: «Что объединяет:

-        ряд объектов на территориях королёвских градообразующих предприятий;

-        уникальные и единственные во всем Подмосковье дома на улицах Циолковского (№№ 19, 16/23, 20/22, 17/21, 21/20, 18, 10), Карла Маркса (№№ 25, 27/21, 18) и Калинина (№№ 15, 13/8);

-        район "Черёмушки" на улице Гагарина;

-        поликлинику Центральной горбольницы №1 на Октябрьской и детский больничный корпус на улице Циолковского;

-        9-этажный дом на Привокзальной площади с магазином «Заря»;

-        въезд в город со стороны Болшевского шоссе (улица Садовая);

-        стадион "Вымпел"?» — сегодняшний королёвец даже далеко не юного возраста вряд ли ответит правильно (увы!).

Лишь считанные единицы скажут примерно так: «Это детища Любови Петровны Гулецкой».И будут абсолютно правы: именно эта маленькая худенькая женщина создала неповторимый архитектурный облик Подлипок, воочию продемонстрировав потрясающие высоты градостроительства,непревзойденные до сих пор.

Тем удивительнее, что до последнего времени информация о «Почётном архитекторе России» (2001) была крайне скудна и малодоступна. И только наша недавняя скрупулезная работа в архивах и общение с ее родственниками позволили наконец восполнить этот непростительный пробел в истории подмосковного Калининграда (сейчас наукоград Королёв).

 

Начало

 

23 марта (4 апреля по н.ст.) 1911 года в Вильне (сейчас Вильнюс, Литовская республика) в семье врача Петра Алексеевича Гулецкого и учительницы Александры Сильвестровны (урожденной Кулеш) родилась вторая дочка, которую назвали Любовью.

Вскоре семья Гулецких перебирается в Одессу, где Петр Алексеевич,будучи гражданским специалистом, становится главным врачом Военно-морского госпиталяредчайший случай! Эту должность, уже в чине Действительного статского советника, он занимал вплоть до 1918 года, до своей внезапной кончины.

Матушка Александра Сильвестровна е работала, посвящая все свое время детям: дочерям Марии (1907-1912) и Любе и сыну Алексею, родившемуся в 1915 году.Но когда после смерти мужа она с двумя малолетками осталась практически без средств к существованию, ей пришлось вернуться на педагогическое поприще.

Шло время… В конце 1920-х годов Любочка Гулецкая окончила гимназию и поступила в Одесский институт изобразительных искусств на архитектурный факультет. Этот выбор был закономерен — она прекрасно рисовала с самого раннего детства (и всю дальнейшую жизнь), да и гены со стороны матушки, вероятно,сыграли здесь не последнюю роль:ее брат Петр Сильвестрович Кулеш был довольно востребованным инженером-строителем.

 

Студентка Люба Гулецкая, конец 1920-х гг.

 

Интересно, что в этом же ВУЗе училось немало ставших известными в будущем советских архитекторов. Например, Борис Иофанавтор не реализованного к счастью проекта Дворца Советов на месте Храма Христа Спасителя (немного раньше); Ашот Мндоянц, который в 1960-х годах вместе с Михаилом Посохиным проектировал сегодняшний Новый Арбат в Москве (учился вместе с Любой Гулецкой) и другие.

В 1932 году, через год после окончания института со званием «архитектор», она перебралась в Москву, где начала свою трудовую деятельность в «Гипрогоре».

 

Самостоятельная жизнь

 

В те годы «Гипрогор» был одной из ведущих проектных организаций страны в области градостроительного планирования территории РФ, ее регионов и городов, жилых зданий, общественных и производственных зон и комплексов, курортно-рекреационных и природоохранных территорий.За время работы здесь в секторе больничного проектирования Любовь Петровна запроектировала ряд больничных комплексов и сопутствующей инфраструктуры. В их числе и больница на тысячу мест в Наро-Фоминске Московской области (1932-33гг.).

От «Гипрогора» же ей дали квартиру в деревянном доме в Кусково, на территории усадьбы графов Шереметьевых, в которой она прожила почти тридцать лет.

 

Дом в Кусково, акварель Л.П.Гулецкой

 

В 1934 году «Гипрогор» было решено перевести в Ленинград.А потому,для завершения своих ранее начатых проектных работ,Любовь Петровна Гулецкая перевелась в Проектное бюро Исполкома Союза обществ Красного Креста и Красного Полумесяца СССР (Советский Красный Крест — СКК).Что было вполне логично, ибо именно в те годы усилия СКК были направлены в том числе и на создание инфраструктуры для рабочих крупных промышленных строек и железнодорожного транспорта (постройка бань, прачечных, санитарных пропускников и т.п.).

В 1935 году Гулецкая сделала проект больницы на 800 мест и инфекционный корпус на 200 коек в городе Бёхово Саратовской области. И весьма непродолжительное время работала в созданном в 1925 году в Крыму на средства СКК детском лагере-санатории «Артек», где по ее чертежам были построены парковые павильоны-игротеки и возведена подпорная стенка у Верхнего санатория.

 


Архитектор Л.П.Гулецкая. Парковые павильоны, середина 1930-х гг.
Крым, Гурзуф, лагерь-санаторий «Артек», публикуется впервые

 

Тогда же Любовь Петровна познакомилась с Терентием Яковлевичем Клементьевым— главным инженером ОКСа (Отдел капитального строительства) СКК и вышла за него замуж. В 1936 году у них родился сын Алексей, названный так в честь брата. Командир расчёта «Катюши», последний погибнет подо Ржевом в 1942-м; его имя среди других участников Ржевской битвы увековечено на памятной стеле.

Всего через два года семейной жизни, в конце марта 1938-го,41-летний Т.Я.Клементьевкак участник контр-революционной террористической организации был арестован и через месяц расстрелян (реабилитирован только через 18 лет).

 

 

 

КлементьевТерентийЯковлевичродился в 1897 г., г. Витебск; русский.

Образование высшее; член ВКП(б).

Главный инженер Исполкома Красного Креста.

Проживал: Москва, шоссе Энтузиастов, д. 107, кв. 12.

Арестован 23 марта 1938 г.

Приговорен: ВКВС СССР 26 апреля 1938 г., обв.: участии в к.-р. террористической организации.

Расстрелян 26 апреля 1938 г. Местоз ахоронения – Московская обл.,Коммунарка.

Реабилитирован 10 октября 1956 г. ВКВС СССР

Источник: Москва, расстрельные списки– Коммунарка

 

 

Трудно представить себе, как сложилась бы дальнейшая жизнь 27-летней жены «врага народа» с годовалым сынишкой на руках, если бы не ее матушка Александра Сильвестровна, которая взяла на себя практически всю работу по дому и заботу об единственном внуке…

 

Л.П.Гулецкая с матушкой и сыном, 1939 г., публикуется впервые

 

А Любовь Петровна содержала семью, работая, как говорится, за двоих.С 1938 по 1941 годы она проектировала промышленные здания в «Гипроиве» Министерства легкой промышленности,находящемся в городе Мытищи Московской области. По воспоминаниям ее внука, Николая Алексеевича Клементьева, «бабушка всегда работала много и продуктивно».

 

Война и послевоенные годы

 

Во время войны, отправив в эвакуацию маму с 4-хлетним сыном, архитектор-маскировщик Л.П.Гулецкая осталась на работе в Москве в специальном бюро ПВО Наркомата боеприпасов СССР.Как и многим мобилизованным московским архитекторам, ей пришлось осваивать новую «специальность»: маскировку военных и гражданских объектов от налетов немецкой авиации. Как вспоминала Любовь Петровна много позже, на одном из заводов они так качественно его замаскировали, что потом, когда маскировку снимали, до конца ее снять так и не смогли…

В 1945 году (и до середины 1960-х) началась ее работа в «Росгражданпроекте»Министерства гражданского строительства РСФСР, где она создавала типовые и индивидуальные проекты общественных и жилых зданий.Так, член Союза архитекторов СССР (1946) Любовь Петровна Гулецкая проектировала:

-                 техникум гражданского строительства на 400 учащихся в Костроме (1946-50 гг.);

-        многоквартирный жилой дом в Ижевске (1949-51 гг.);

-        застройку предзаводской площади (ансамбль из шести зданий) тракторного завода и жилые дома во Владимире (1949-51 гг.);

-        агромелиоративный техникум на 400 учащихся в Ташкенте (1950);

-        дом отдыха на 150 мест в Свердловске (1951);

-        техникум вСарапуле, Удмуртская АССР (1951-52 гг.).

В 1950-53 годах совместно с архитектором О.Н.Русаковым и художниками Е.Е.Лансере и К.И.БелогуровойЛ.П.Гулецкаяработает над проектом павильона «Шелководство» (бывший павильон Молдавской ССР) Всесоюзной сельскохозяйственной выставки (ВСХВ до 1959 года, сейчас ВДНХ),а также вела авторский надзор при его строительстве.

 

Подмосковный Калининград

 

Параллельно, начиная с 1947 по 1966 годы, в должности главного архитектора проекта в основном занималась детальной планировкой застройки города Калининграда Московской области:его жилых кварталов и общественных зданий.

 

Первый дом Л.П.Гулецкой в Калининграде, ул.Циолковского, № 19, 1950 г.

 

И если бы не Постановление № 1871 ЦК КПСС и СМ СССР от 4 ноября 1955 года «Об устранении излишеств в проектировании и строительстве», которое в одночасье завершило эпоху советского монументального классицизма, на смену которому пришла типовая архитектура, наш город — по замыслу Л.П.Гулецкой— был бы просто сказкой… Поверьте на слово!

Вот всего лишь один пример того, как мог бы выглядеть наш исторический центр с Административным зданием(угол улиц Калинина и Октябрьской) и красивым жилым домом (угол улиц Октябрьской и Карла Маркса)—сейчас на этом месте находятся унылая «хрущовка» (дом № 17), развалюха «Почты России» и… помойка.

 

Проект Л.П.Гулецкой, публикуется впервые.

 

Только через десять лет, в1958 году,Любовь Петровна с семьей переехала в подмосковный Калининград, где ей предложили возглавить проектную мастерскую. Сначала жила на улице Карла Маркса в доме № 10, квартиру в котором ей выделил лично основатель и первый директор КБ ХИММАШ Алексей Михайлович Исаев (дома тогда были ведомственными). А когда ею же был построен первый в городе 9-этажный дом с магазином «Заря»на Привокзальной площади, переехала сюда, где и прожила последние сорок лет жизни.

 

Любовь Петровна Гулецкая, фотография 1980-х гг., публикуется впервые

 

Завершив свою 35-летнюю трудовую деятельность, вышла на пенсию в 1966 году. И в этих новых жизненных обстоятельствах Любовь Петровна не могла сидеть без дела:она много ездила по стране, рисовала, занималась рукоделием в частности, шила игрушки из всевозможных лоскутков. И конечно же, как когда-то ее матушка, не считаясь со временем, занималась своим любимым внуком Николушкой…

В заключение приведу цитату из статьи историка архитектуры и дизайнера Сергея Борисовича Мержановак 100-летию Л.П.Гулецкой: «Тому, кто был знаком с ней, она запомнилась человеком, удивительным образом сочетающим в себе поистине военную четкость мысли и исполнение задуманного с редкой доступностью в общении, а непередаваемое чувство юмора — с колоссальной ответственностью за свое дело.

Но для всех — даже для тех, кому не посчастливилось знать Любовь Петровну, — в наследство останутся ее творения. Останется архитектура — по словам классика, "летопись мира: она говорит тогда, когда уже молчат и песни, и предания…"»

 

Послесловие

 

 

21 ноября 2019 года, в год 90-летия образования Московской области, отдавая дань уважения Любови Петровне Гулецкой, выстроившей практически весь наш старый город, в присутствии ее родственников, представителей королёвской администрации и городской общественности на доме № 2 по улице Калинина была наконец (после моих 4-летних ходатайств) торжественно открыта посвященная ей мемориальная доска.

 


Родственники Л.П.Гулецкой на открытии мемориальной доски

(в первом ряду слева направо):

Н.А.Клементьев (внук), А.Н.Шелевая (правнучка), А.Т.Клементьев (сын),

фотография Н.Подольской

 

 

Ольга ГЛАГОЛЕВА,

литератор, редактор сайта «Королёвский краевед»

30 марта 2020 года

НЕСКОЛЬКО ШТРИХОВ К БИОГРАФИИ МОЕЙ БАБУШКИ ЛЮБОВИ ПЕТРОВНЫ ГУЛЕЦКОЙ

Отправлено 28 янв. 2020 г., 04:17 пользователем Jenne Fedorova   [ обновлено 28 янв. 2020 г., 23:12 ]




Жизнь ее была сложной. Родилась Любовь Петровна 1 апреля 1911 года в интеллигентной семье: ее отец Петр Алексеевич Гулецкий до революции был главным врачом Одесского военно-морского госпиталя, его жена Александра Сильвестровна в то время не работала, воспитывая троих детей. К сожалению, бабушкина старшая сестра Мария умерла в 5-летнем возрасте, а брат Алексей погиб во время Великой Отечественной войны командовал расчетом «Катюш».

В 1918 году отец скоропостижно скончался, и 7-летняя Люба осталась с матерью, которой пришлось пойти работать учительницей, чтобы поднять сына и дочь.

В конце 1920-х годов Любовь Петровна поступила в Одесский политехнический институт на архитектурный факультет. Это было очень знаковое что ли место, здесь училось немало известных в будущем советских архитекторов: немного раньше Борис Иофан автор проекта Дворца Советов (не реализованного, к счастью) на месте Храма Христа Спасителя; а вот Ашот Мндоянц, который в 1960-х годах с Михаилом Посохиным проектировал московский Новый Арбат, учился вместе с бабушкой.

Вспоминается такой забавный эпизод. Когда-то давно я познакомился с сыном Мндоянца Сергеем и сказал ему, что его отец учился вместе с моей бабушкой. На что тот ответил: «Ну что же, всё лучшее вышло из Одессы!»

После окончания института Любовь Петровна много работала с Красным Крестом: проектировала больницы и служебные здания. Там же познакомилась со своим будущим мужем Терентием  Яковлевичем Клементьевым главным инженером ОКСа (отдел капитального строительства) Красного Креста. В конце марта 1938 года он был репрессирован и через месяц расстрелян (реабилитирован 10 октября 1956 года). Бабушка осталась с годовалым сыном Алексеем (моим отцом) на руках и больше замужем не была. 

Слава Богу, была жива ее матушка, которая в большей мере заботилась о внуке, а Любовь Петровна работала много и продуктивно — всегда, на протяжении всей жизни. К примеру, среди ее работ есть павильон на ВДНХ, он до сих пор существует бывший павильон «Шелководство». Это до войны.

Во время войны, отправив в эвакуацию маму с 4-хлетним сыном, она оставалась на работе в Москве при Наркомате боеприпасов. Занималась маскировкой военных и гражданских объектов от налетов немецкой авиации. На эту работу мобилизовали большое количество московских архитекторов. Как рассказывала бабушка, на одном из заводов они так качественно его замаскировали, что потом, когда маскировку снимали, снять до конца ее так и не смогли…

Была она маленькая, щупленькая, сухонькая, с резкими движениями. Очень энергичная, с довольно жестким и даже категоричным характером. Имела не просто большой, а очень большой авторитет как профессионал. С уважением к ней относилось и руководство города, и Сергей Павлович Королёв, и Алексей Михайлович Исаев, и другие известные калининградцы.

К слову, когда она приходила с авторским надзором на стройку, ни один рабочий в ее присутствии ругаться матом не смел.

При этом она никогда не была членом партии. А когда по работе возникали скандальные ситуации (в жизни всё бывает) и ей грозили: «Положешь книжечку на стол», она ехидно интересовалась: «Какую книжечку? Класть-то нечего…».

Насколько я помню, бабушка всегда много рисовала, особенно когда вышла на пенсию. И в этих новых жизненных обстоятельствах Любовь Петровна не могла сидеть без дела: она много ездила по стране, рисовала, занималась рукоделием шила игрушки из всевозможных лоскутков…



Зимний пейзаж, акварель Л.П. Гулецкой

И конечно же, очень много времени уделяла единственному внуку. Меня, восьми-девятилетнего, бабушка возила практически ежедневно в Москву на занятия сначала в изостудию при ГМИИ имени А.С.Пушкина; потом в изостудию, которую вел очень известный советский художник-абстракционист Юрий Савельевич Злотников; а затем уже в художественную школу.

В какой-то степени опекала меня она и тогда, когда я уже учился в МАРХИ (московский архитектурный институт): помогала с проектами… Также всегда очень живо Любовь Петровна интересовалась тем, что я проектировал уже будучи дипломированным специалистом. 

Году в 1998-99 по заказу правительства Московской области я сделал проект реконструкции калининградского стадиона «Вымпел», который был построен еще в 1961 году и рассчитан на десять тысяч зрителей. Конечно же, советовался с бабушкой — ведь стадион был ее детищем. Проект всем очень понравился, но по разным причинам реализован не был …


Генеральный план стадиона «Вымпел»


Николай Алексеевич КЛЕМЕНТЬЕВ

октябрь 2018 года


О МЕМОРИАЛЬНОЙ ДОСКЕ НА «КОРОЛЁВСКОМ ДОМЕ»

Отправлено 12 дек. 2019 г., 01:25 пользователем Jenne Fedorova   [ обновлено 12 дек. 2019 г., 01:32 ]


Перенесемся на два года назад — в тот двенадцатый январский день, когда праздновалось 110-летие С.П. Королёва. Этот день был особенным для жителей «Королёвского дома»: наконец-то здесь появилась уникальная мемориальная доска.

А еще через четыре (!) дня в «Прямом разговоре» королёвского ТВ с Главой администрации Ю.А. Копциком ведущая зачитала поступившее в редакцию «Письмо П-М» (приведу выдержки): «…текст на доске содержит грубую историческую ошибку: дом построен в 1953 г., когда в г. Калининграде было одно ракетное предприятие НИИ-88 (1946-1967 гг.). РКК «Энергия» создана в 1994. После выделения из НИИ-88 ОКБ-1 во главе с С.П. Королёвым (1956 г.), ОКБ-2 во главе с А.М. Исаевым (1959 г.), с 1967 г. КБ Химмаш, и др., переименования НИИ-88 в ЦНИИмаш (1967 г.), многие из новоселов дома стали сотрудниками космических предприятий города и никогда не работали на РКК «Энергия».

Считаю целесообразным заменить доску, исправив ее текст в соответствии с историческими фактами».

Если сказать, что жители дома № 25 по улице Карла Маркса были в шоке от услышанного, значит не сказать ничего… Без ответа эту явную демонстрацию собственной значимости мы оставить не могли и незамедлительно обратились к Президенту РКК «Энергия» В.Л. Солнцеву (приведу письмо практически полностью ввиду его важности):

Уважаемый Владимир Львович!

…Месяц назад… открыта мемориальная доска. Таким образом был увековечен благородный поступок Главного конструктора, вложившего собственные средства в строительство дома для своих ближайших сотрудников. Этого радостного события жильцы… ждали четыре года.

В предшествующий этому историческому событию подготовительный период службами РКК «Энергия» были организованы рабочие встречи с Советом дома, на которых обеими сторонами коллегиально принималось решение по дизайну мемориальной доски, обсуждался и уточнялся предполагаемый для размещения на ней текст.

…в состав Совета дома входят как родственники и потомки тех самых ближайших соратников С.П.Королёва…, знающие историю реорганизаций [предприятий] не понаслышке, так и краевед Глаголева, восстановившая историю легендарного дома и получившая за эту работу первую премию на конкурсе им. Дурылина (2014). Кроме того, все принятые на совещаниях решения были поддержаны 70 % только собственников квартир (подписи были переданы начальнику управления по работе с персоналом РКК «Энергия» Ивановой Ю.А.).

Однако, к нашему… недоумению, практически сразу же… в адрес руководителя городской Администрации Копцика было направлено письмо краеведов Позамантир и Малых о якобы допущенной «грубейшей исторической ошибке» на этом мемориальном знаке. Почему надо было обращаться в столь высокую инстанцию, не переговорив с Советом дома для получения обстоятельных ответов на свои вопросы, нам откровенно непонятно.

Дальше — больше: …в городских соц.сетях несколько известных нам одиозных персон, отличающихся грубым и эпатажно-негативным подходом к начинаниям и мероприятиям, к которым они не имеют никакого отношения, тиражируя письмо…, инициировали волну сверх-критического… освещения как самого факта установки мемориальной доски, так и размещенного на ней текста.

Своими провокационными действиями они не только практически перечеркивают этот долгожданный момент торжества справедливости, но и наносят ощутимый удар по репутации не только Совета дома, но и — что самое неприятное — РКК «Энергия», выставляя всех нас перед городской общественностью какими-то неграмотными неучами и недалекими людьми…

В связи с вышеизложенным Совет…, имеющий первоочередное право принятия тех или иных решений по размещению на стенах дома любой наглядной информации, считает единственно верным и принципиальным ознакомить Вас с принятым нами решением: мы подтверждаем правильность и обоснованность текста на данной мемориальной доске.

Пользуясь случаем, мы в очередной раз выражаем… благодарность руководству и сотрудникам РКК «Энергия», принимавшим непосредственное участие в этом благородном деле, за практическую реализацию нашей инициативы по увековечиванию факта отеческой заботы Главного конструктора о своих сотрудниках…

Совет «Королёвского дома» (подписи):

Председатель Калмыков А.В.

Бондаренко Т.Н.

Глаголева О.В.

Горожанкин И.И.

Куракин В.С.

Полищук Н.А.

Фокин А.Н.

12 февраля 2017 года

 


Основные моменты предварительной работы (тезисно)

1.Часть рабочей группы (РГ) от Совета дома была сформирована из инициатора-краеведа О.В. Глаголевой и жильцов-потомков соратников С.П. Королёва, работавших на наших градообразующих предприятиях и прекрасно знающих всю историю сегодняшней РКК «Энергия», начиная аж с 1918 года. Да иначе и быть не может им было кого расспросить о тех или иных поворотных моментах развития п/я. Да и читать-анализировать все мы тоже умеем...

2.На первом заседании РГ в Отделе кадров РКК «Энергия» неожиданно появились Осташев-сын и некто Малых, которые попытались протолкнуть свою идею: увековечить одного (конечно же, Осташева-отца) или на худой конец нескольких жильцов... (Да и быть причастными к этому историческому событию им тоже ох как хотелось!)

С такой постановкой вопроса, как и с их присутствием, мы, конечно же, категорически не согласились, так как эти непрошенные гости не имеют никакого отношения к нашему дому они были вынуждены покинуть нашу РГ, несолоно хлебавши.

3.Ну а мы приступили к обсуждению нескольких вариантов дизайна доски, ее размещения на доме и материалов основания. Все наши доводы (а встречались мы трижды) разработчиками-дизайнерами п/я были услышаны и большей частью приняты. За что им отдельное спасибо!

4.Самым сложным оказался вопрос размещения текста на оставшемся свободным от элементов дизайна крохотном участке. Так как размер доски был строго задан: 500 х 900 мм, то о перечислении названий п/я в исторической ретроспективе пришлось забыть сразу же. Это решение было единодушным, тем более, что мы по большому счету ориентировались на молодежь, которая вряд ли бы вообще поняла эти сложные аббревиатуры. А современное название п/я, которое мы сознательно оставили на доске как фирменный знак ее «изготовителя» что ли, знакомо многим.

 


Самый первый вариант

 

Более того, не удалось разместить и часть фразы: «в том числе и на свои личные средства». Чтобы текст был читабельным, пришлось оставить только два последних слова с надеждой, что и без уточнения понятно, что даже сам С.П. целый дом тогда построить не мог.

Также не удалось как мы ни старались повторить левым краем текста силуэт ракеты... А это был бы «высший пилотаж»!

 

Варианты шрифтов

 

Но наши общие старания, как говорится, не пропали втуне замечательная мемориальная доска с эксклюзивным дизайном вот уже два года привлекает внимание прохожих. И я, ухаживая за цветами в палисадничках, охотно делюсь с ними в том числе и новой информацией о нашем единственном в наукограде легендарном «Королёвском доме».

 


Вместо послесловия

Из письма Юлии Алексеевны Ивановой, председателя РГ по мемориальной доске, зам. руководителя отдела кадров РКК «Энергия»:

Ольга Вячеславовна, странная тема [поднята] по поводу ошибок на доске. Тут даже обсуждать нечего. Предприятие одно — РКК Энергия, какие бы ранее названия оно не носило. 26 августа Корпорация и весь коллектив отметит 73-ю годовщину со дня основания.

Текст на табличке был выверен и согласован со всеми с кем только можно, включая дочь С.П. Королёва Наталью Сергеевну Королёву.

Фамилии соратников сразу решили не писать на табличке, т. к. в доме жили и руководители, и инженеры, и рабочие... сделали это осознанно, чтобы никого не обидеть. Дизайн доски выбрали современный.

И, как мне кажется, не ошиблись. Действительно, дом выделяется из многих домов нашего города.

 

Ольга ГЛАГОЛЕВА

август 2019 года

1-10 of 30